ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

18

Предположим, вы оказались под опекой огромной корпорации, которая предлагает вырывать кометы из Оортова облака и уводить их на несколько миллиардов километров, чтобы принести на Марс воздух и воду. Это гигантский проект. Сложите вместе все его раскинувшиеся аспекты, и они едва-едва вместятся в рамки всей солнечной системы, однако все же ему требуется какое-то место, которое можно было бы назвать домом. Ему необходима штаб-квартира.

Если бы вам пришлось выбирать, где должна находиться эта штаб-квартира, куда во всей этой необъятной вселенной вы бы ее поместили?

Сразу на ум приходит несколько конкурирующих друг с другом предложений, и все они по-своему хороши. Во-первых, можно поместить штаб-квартиру в космосе, прямо в самом Оортовом облаке. Туда, где взрыватели отлавливают наиболее ценные кометы, а «заклинатели змей» с помощью инструментов и двигателей Аугенштейна. отправляют их к месту назначения на Марс. Несколько неудобно добираться, правда, но тогда она будет находиться в том же месте, где и сырье.

Или можно поместить штаб-квартиру поблизости от одного из двух «Co-Марс» спутников, пары контрольных станций, расположившихся на троянских точках орбиты самого Марса, на расстоянии ста двадцати градусов друг от друга и шестидесяти градусов от Марса. Тут то и возятся с новоприбывающими кометами от самого Оортова облака весь путь мимо Солнца и назад по направлению к Марсу.

Или, наконец, можно поместить штаб-квартиру на орбиту самого Марса, где перед каждым падением кометы, происходит финальная корректировка курса и дробление кометы.

Все это — неплохие места… но ни одно из них не удостоилось конечного выбора проекта Оорт. Корпорация избрала вершину горы на окраине Денвера, США, Земля. Прямо на дне гравитационного колодца Земли. Прямо на поверхности самой вздымающейся Земли, так что половину каждого дня планета, на которой находилась корпорация, заслоняла траектории прямой связи с половиной солнечной системы, и связываться со своими спутниками им приходилось посредством реле.

О, конечно, у этого местоположения были свои недостатки. Но имелось и одно немалое преимущество, отсутствовавшее у любой из возможных орбитальных альтернатив:

Штаб-квартира «Корпорации Оорт» крепко сидела на своей собственной планете, откуда только ее руководители могли руководить проектом, и где никто не мог усомниться, кому он принадлежит.

19

Денвер ничуть не походил на Найроби — здесь было гораздо более холодно и влажно, и гораздо больше было белых — но у Деккера Де Во не было времени на осмотр достопримечательностей. У них с отцом не так много оставалось денег, а потому они вместо суперсонического аэролайнера с фиксированными крыльями купили билеты на небольшой дирижабль и прибыли в Денвер ровно в тот день, чтобы успеть отыскать свою меблированную комнату и дать Деккеру подготовиться к первому препятствию, какое ему предстояло преодолеть.

Это был психологический тест, и «подготовиться» было свыше его сил. Чтобы пройти этот тест, Деккеру пришлось выбраться из постели после четырех часов сна, на автобусе подняться в гору, а затем женщина, проводившая тест — она сказала, что зовут ее доктор Роза Мак-Кьюн — начала с того, что приказала ему раздеться.

— Именно. Снимайте все, Де Во. В чем дело? Вы стыдитесь своего тела?

Конечно, подобное никогда не приходило в голову Деккеру, который думал о том, что в комнате холодно даже по марсианским стандартам. Однако, поскольку он не придумал подходящего повода сказать об этом, как впрочем и разумных причин протестовать, он просто последовал ее указаниям. Пока он раздевался, женщина внимательно изучала его и произнесла небольшую речь.

— Деккер Де Во, — сказала она, — предположим, ты получишь доступ к тренировкам и, предположим, ты не вылетишь посреди обучения — а вероятность того, что с тобой случится не одно, так другое, очень велика, так что не надейся на многое — тебе часто придется проходить подобные тесты. Не регулярно. Я этого не говорила, в них никогда не будет ничего упорядоченного. Но они будут достаточно часто. Причина тому, естественно, заключается в том, что карьера, на которую ты решился, требует многого. Нам не нужны слабаки, и если мы находим слабых людей, то вышвыриваем их. Ты это понял?

— Конечно, — ухмыляясь, ответил Деккер.

Она сделала какую-то помету в блокноте о том, решил Деккер, что он улыбается, а потому улыбаться перестал. Женщина продолжала:

— Однако должна указать на то, что данный тест отличается ото всех остальных. Хочешь знать, почему?

— Думаю, да, — согласился Деккер.

Он вновь попытался подавить улыбку, хотя и в самом деле забавно было то, что женщина не только заставила его снять с себя все, вплоть до поддерживающих браслетов с ног, но и не предложила ему сесть.

— Отличие, — отчетливо выговаривала женщина, — заключается в том, что на этот раз ты заранее знал, что подвергнешься тестированию, так что у тебя была возможность подготовиться. Больше предупреждений ты не получишь. А теперь, видишь экран на стене? Возьми в руки контроллер. Когда я скажу тебе начинать, нажми на переключатель, а затем держи курсор в кругу мишени, пока я не дам сигнал закончить.

Деккер взглянул на отключенный экран.

— Какой курсор?.. — начал было он, но женщина уже крикнула:

— Начать!

Экран тут же ожил, Деккер сморгнул. Большую часть экрана заполняла путаная мешанина сочетаний меняющихся контуров и прямых линий, но ему удалось различить движущийся бледно-зеленый кружок — единственный круг на экране — и яркую золотистую точку, очевидно, курсор. Ручной контроллер был незнакомой Деккеру конструкции, но марсианин быстро приспособился к нему, и загнал курсор в мишень… и держал его там довольно неплохо, хотя и не без труда: Сложность состояла не только в том, что мишень перемещалась совершенно непредсказуемо, но и в том, что психолог не обращала на него никакого внимания. Она даже зевнула и перешла к окну, потом стада переодеваться в присутствии Деккера. На секунду его отвлек громкий хлопок за спиной. Когда он решил, что это намеренная попытка нарушить его сосредоточенность, сам экран мигнул, на минуту погас, а когда он вспыхнул, вновь конфигурация его оказалась совершенно иной. Потом открылась дверь, и появился какой-то мужчина, протолкался между экраном и Деккером и затеял с психологом громкий разговор, на женщине не было уже ничего, кроме белья…

И так далее. До бесконечности. А потом внезапно все кончилось. Без малейшей паузы доктор Роза Мак-Кьюн стала диктовать ему письменный тест, который оказался еще скучнее и длиннее, а ему приходилось обнаженным все это время стоять на уставших ногах.

— Конечно, — сказал Деккер отцу, вернувшись в меблированную комнату, которую они сняли на время экзаменов, — они пытались меня отвлечь, я это знаю. Заставляли меня раздеться, да еще стоять без браслетов.

— Они придираются к марсианам, — ответил отец, — придется тебе к этому привыкнуть.

— Привыкну. Впрочем, я уже привык. Во всяком случае, я думаю, что теперь могу большую часть времени обходиться без браслетов. И еще, все это очень забавно. Скажем, вопросы теста: «Когда вы в последний раз говорили с Господом Богом?» Или «Ваш кал плотный и темный?» По крайней мере, у них есть чувство юмора.

— Все психологические тесты странные. Психология — вообще довольно забавная наука, — сказал отец и замолчал, откашливаясь.

Прочистив горло, он вновь наполнил свой стакан, и добавил:

— Главное — ты прошел.

— Этого я еще не знаю наверняка. Она ничего не сказала.

— Если она не сказала, что ты провалился, значит, ты прошел, ты ведь — марсианин, естественно, ты умеешь справляться со стрессом.

Болдон Де Во встал, прохромал к крохотному холодильнику, чтобы добыть из него еще несколько кубиков льда. Деккер осознал, что выглядит он еще более слабым и больным, чем когда бы то ни было. Этот климат был ему вреден.

26
{"b":"68286","o":1}