ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что?

— Ну, это ведь мой отец платил вам, не так ли? — смущенно сказал Деккер. — У меня было немного на всякий случай, но большую часть денег я потратил на поездку.

— О Господи! — фыркнул Маркус. — Как можно быть таким тупицей! Вы его видели? Разве вам не пришло в голову заставить его перевести деньги на ваш счет?

— Я позабочусь об этом прямо сейчас, — пообещал Деккер.

— Да уж пожалуйста. Не забудьте о кофе, вам оно нужно больше чем мне. Завтра утром я приду за деньгами.

Проблема заключалась даже не в том, чтобы заплатить Хэгленду за работу, сообразил Деккер, ему понадобятся деньги на еду. Поспешно одевшись, он направился на поиски банка отца.

Когда наконец он выяснил, где этот банк находится, ассистент менеджера был любезен, но толку от него оказалось мало.

— Видите ли, сложность заключается в том, что вашего отца здесь нет, и он не в состоянии засвидетельствовать изменение баланса, — объяснил он. — С ваших слов я понял, что он в реабилитации.

— Это так. Он в Пуэбло. Вот и вся проблема.

— Ну, права подлежащих реабилитации защищаются законом, — строго сказал ассистент. Возможно, вы — сын того самого Болдона Де Во, а возможно, и нет. Скорее всего, вы им являетесь. Нет, мистер Де Во, не пытайтесь это доказать. Не в этом дело. Какое это имеет значение, являетесь ли вы им или нет? Нам необходимо помнить, что вашему отцу, возможно, нежелательно, чтобы вы получали его кредитный баланс.

— Но у меня нет никаких других денег!

Ассистент соболезнующе пожал плечами:

— Если больше ничего… — предложил он.

— Но у меня не хватает даже на еду.

— Если бы вы могли получить нотариально заверенное заявление вашего отца…

— Ему не позволено ничего подобного! Я был у него, и он не может получить никаких больше свиданий до конца месяца.

— А судебное постановление?

— Как мне получить судебное постановление?

— Естественно, нанять адвоката. Это — довольно просто, — с удивлением сказал ему ассистент менеджера, однако он не мог объяснить, каким образом «нанять адвоката», не имея для этого денег.

Вернувшись в ставшую теперь вдвойне пустой комнату, Деккер был уверен, что есть какой-то способ, какое-нибудь общество помощи при найме или бесплатная юридическая служба для неимущих, хоть что-нибудь.

С другой стороны, ему не хотелось предпринимать ничего подобного. Это было равноценно просить Землю о милостыне, а он — марсианин. Марсиане сами разбираются со своими собственными проблемами, и сама мысль о том, чтобы выпрашивать помощь, заставила его почувствовать себя вывалявшимся в грязи.

Во всяком случае, напомнил он себе, дело лишь в четырех днях до даты вступительного экзамена.

Деккер произвел подсчет своих ресурсов. Квартирная плата внесена до конца месяца. В холодильнике есть какие-то продукты — на четыре дня недостаточно, но поскольку из едоков остался только один, быть может, на первые два дня их хватит. И хотя поездка в Пуэбло нанесла смертельный урон его кредитному балансу, на амулете осталось еще несколько куэс — если он не будет объедаться.

То есть если он не станет объедаться и не будет тратить деньги ни на что, кроме еды, и если он будет достаточно осторожен, чтобы сэкономить деньги на проезд до входа в академию, и в особенности, если он откажется от услуг Маркуса. Это, в любом случае, следовало принять как данность. Плата Маркусу за один только день полностью обанкротит его. Один день, за который ему остались должны, оставался в глазах Маркуса такой потерей, что наставник сразу же отказался предоставлять свое время в обмен на оплату в будущем по выходу Болдона Де Во из реабилитационного заведения.

Таким образом, Деккер сделал единственно возможное. Он заперся в маленькой комнатке и стал заниматься. Когда он испытывал голод, то пытался выбросить из головы мысли о еде. Иногда ему это удавалось.

К сожалению, как обнаружил Деккер, его стал мучить и другой все растущий голод.

С воскресного посещения поселка масаи и Шилы прошло немало времени.

Миротворец, принимавшая его в центре в Пуэбло, не показалась ему тогда особенно привлекательной, но по каким-то причинам воспоминания о ее ногах, закинутых одна на другую, витали у него перед глазами, в то время как им следовало видеть только экран. Даже некоторых более полезных частей тела Шилы, хотя воспоминания Деккера о ней не были визуальными, поскольку в хижине было темно.

В мире так много женщин, размышлял он. Даже в этом жестоком неприятном мире. Конечно, есть в нем где-нибудь одна женщина — быть может, даже здесь в Денвере, если бы только он знал, где ее искать, — которая не отказалась бы провести время в постели со здоровым и недурным с виду молодым марсианином?

Но не для марсианина без цента. Это были долгие четыре дня.

Когда тест был завершен, и ему сообщили, что он прошел и сможет переехать в общежитие академии на следующий день, Деккер поблагодарил наставников и ушел. Другие кандидаты танцевали от радости или погружались в мрачную депрессию. Деккер не стал разговаривать ни с одним из них.

Он не нуждался в сообщении о том, что прошел. Он понял это, как только увидел экзаменационные вопросы и утвердился в своем мнении, что они идентичны тем, что дал ему для работы отец.

21

Оживить мертвую планету — стоит немало. Это требует невероятной мобилизации талантов и ресурсов.

Сокровища здесь — физическое имущество, а оно довольно значительно: космические станции, корабли-корректировщики, транспорт, Аугенштейны, выводящие кометы с их орбит в Оортовом облаке и поставляющие их как восстановителей атмосферы на Марс и все прилагающиеся инструменты и механизмы контроля.

Человеческий фактор однако еще более важен, поскольку талантливых людей не только необходимо много, но и постоянно требуется пополнение. Для начала, в самом Оортовом облаке несут постоянную вахту несколько команд: шестьсот взрывателей и тех, кто работает с Аугенштейнами, плюс механики, контролеры, повара и врачи и прочий персонал, поддерживающий жизнь взрывателей, то есть к членам основных команд следует прибавить еще двести пятьдесят человек. На каждой из Со-Марс станций еще по две сотни контролеров, плюс пятьдесят человек обслуживающего персонала, и то же самое на станциях каждой из орбит Марса. Таким образом, общий состав персонала по проекту в любой данный момент насчитывает около тысячи восьмисот пятидесяти человек.

Конечно, это и в сравнение не идет с аппаратом корпорации. Тут и администраторы, и инструкторы и их помощники на базе в Денвере — их около пятисот. Тут и пилоты и команды грузовых кораблей, которые кормят космические станции, не говоря уже о десятках тысяч служащих поставщиков станции, тех, кто строит Аугенштейны и налаживает «змей» и все прочие механизмы и их части оборудования, поддерживающего работу станций. Корпорация «Оорт» — безусловно крупный работодатель.

Но именно в космос получают назначение выпускники ее академии, за вычетом команд, это составляет тысячу четыреста человек посменных операторов, плюс еще пять-шесть сотен операторов в отпусках или в пути к месту назначения или обратно. Все эти мужчины и женщины — почти две тысячи человек — проходят подготовку на базе в Денвере.

Как и те, кто приходит им на смену, операционные команды не вечны. Рано или поздно, они уходят на покой, или их отзывают, или они погибают. В среднем трудовая жизнь оператора — менее десяти лет, так что академия не устает поставлять пополнение. В месяц здесь готовят только пятнадцать или двадцать человек, не больше, чем необходимо.

Не больше, чем необходимо, и каждый из выпускников получает оплату в Бонах, что дает ему возможность принять участие в разделе будущих доходов от экспорта с планеты Марс… Когда бы ни начали поступать эти прибыли.

30
{"b":"68286","o":1}