ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прежде чем ответить Вен встала и аккуратно убрала шлемы. Потом с жалостью поглядела на него.

— Ну да, ты ведь истинный марсианин, не так ли? — сказала она, — Ты не желаешь смотреть в лицо тому, что на самом деле есть человечество.

— Мне не нравится, когда убивают людей.

— Почему это тебя так волнует, Деккер? — спросила она, становясь разумной. — В смерти нет никакого отклонения. Рано или поздно все умирают, и зачастую люди умирают гораздо более ужасной смертью, чем просто получить пулю в голову во время боя. Что плохого в том, что люди погибают во имя какой-то цели… потому что они настолько во что-то верят, что готовы отдать за это Свою жизнь?

— А во имя чего умирали эти люди? Ты сказала, что эта война тянулась годами. Насколько я успел увидеть, — сказал он, — они умирали ни за что.

— Это нет так, — ответила Вен, — потому что в этих сражениях победил Юг. Не важно, что произошло потом, на этот раз они победили. Естественно, были потери. В те семь дней Юг потерял двадцать тысяч человек, а Мак-Клеллан, быть может, немного больше.

Деккер посмотрел на нее в упор.

— Сорок тысяч убитых, — ошеломленно сказал он.

— О черт, не все они были убиты. Всего из потерь, на самом деле, были убиты или умерли от ранений около половины, но господи, Деккер, что с того? Это было очень давно. Какая разница, убиты они или нет? К сегодняшнему дню они все равно были бы мертвы, разве нет? Во всяком случае, не в этом дело.

— А в чем тогда?

— Победа, Деккер! Дело в победе Победа — вот, что главное, потому что если ты победил, ты можешь взять все, на что у тебя есть право, не важно, если кто-то говорит тебе, что ты не можешь этого сделать.

Она посмотрела на марсианина, и выражение ее лица несколько смягчилось.

— Хорошо, не будем больше теперь об этом говорить. Доверься мне, ты еще передумаешь, Деккер, когда немного подрастешь. А теперь не хочешь ли отправиться в постель?

Он внимательно смотрел на женщину, в которую, может быть, был влюблен. Она была очень красива, когда лежала, опираясь на локти, в постели, которую они делили. Она не улыбалась, но ее лицо покрывал румянец, и дыхание было учащенным.

Деккер покачал головой и встал.

— Думаю, не на этот раз, — сказал он трезво и вежливо. — Спасибо за обед и за вирт, но я думаю, я просто вернусь в общежитие.

30

Деккер некоторое время не виделся с Вен Купферфельд — то есть, видеть-то он ее видел, и даже когда приходилось, разговаривал с ней во время занятий, и она довольно дружелюбно отвечала ему тем же. Вот и все. Вен, казалось, вполне Готова была ждать, пока выветрится дурное настроение Деккера. Никто из них не упоминал вирт Гражданской войны, который они смотрели вместе, и ни один из них не делал ни одного шага к тому, чтобы снова провести вечер вместе. Все шло своим чередом, как будто никакого их романа и в помине не было.

Однако он все же имел место. Он оставил Деккера в смятении, это не прошло без последствий. Это даже мешало его работе, так что Аннете Бэнкрофт приходилось одергивать его перед всем классом за то, что он видит сны наяву. После одного из таких занятий она остановила Деккера, когда он уже собирался уходить.

— Что с тобой, Де Во? — спросила она не без озабоченности.

Деккер в ответ пожал печами.

— Есть о чем подумать, — сказал он.

С минуту она молча смотрела на него.

— Я знаю о твоем отце, — сказала она и выжидающе замолкла.

Деккер не ответил. Она еще помолчала, потом тон ее стал деловым:

— Что бы оно там ни было, лучше с этим разобраться. Согласно твоему делу, подходит время твоего интервью с психологом, так что я договорилась о твоей встрече с ним на сегодняшний вечер. Отметься у доктора Келем. Если что-то тебя беспокоит, дай ей возможность попытаться помочь тебе. До сих пор у тебя все шло хорошо. Не пускай всего на ветер.

Деккер с минуту подумал, потом сказал:

— Спасибо.

Он говорил почти серьезно, поскольку прекрасно видел, что Аннета старается помочь ему. Не ее вина, что она не в состоянии этого сделать.

Деккер не ожидал от интервью с доктором Мерседес Келем ничего особенного, и не получил большего, чем ожидал. Просто рутина. На этот раз от него не потребовали раздеться, а к обычным проверкам и помехам во время тестирования он был вполне готов. Когда Келем после всех тестов велела ему сесть и стала выспрашивать о проблемах, какие могли у него возникнуть, Деккер и к этому оказался подготовлен. Использовав подсказку, содержащуюся в словах Аннеты, он выдал готовую историю о смерти отца и своем беспокойстве о возможной конкуренции со стороны ферм-обитантов, так что имя Вен Купферфельд в этом разговоре даже ни разу не всплыло.

Как не была затронута и тема войны. И когда доктор отпустила Деккера, он был вполне уверен, что женщина не собирается вносить никаких резко отрицательных записей в его личное дело. Ему удалось даже, как он успел заметить, застать конец обеда в столовой.

Поел Деккер быстро и в одиночестве, и по окончании еды почувствовал себя гораздо лучше. Нет ничего реального, о чем стоило бы волноваться, думал он. Ну хорошо, в характере Вен Купферфельд есть свои отвратительные стороны, и что с того? есть они и у большинства людей — если они не марсиане, — и при этом они никак не относятся к тем тайным, извращенным животным потребностям, на которые действительно следовало бы обращать внимание. Ведь именно с ними, как полагается, должны разбираться на занятиях по общественному поведению и снижению враждебности. Очевидно, занятия делали свое дело. Они не были столь успешны, как тренинги мягкости на Марсе, но что в таком случае было? А результаты совершено ясны. Даже земляне не воюют больше.

Он настолько убедил себя, что разобрался со всеми своими проблемами, что был удивлен, когда, вернувшись к себе, обнаружил, что ожидающий его Торо Танабе смотрит на него с нескрываемым беспокойством.

— Ну и как все прошло? — спросил Танабе.

Деккер пожал плечами.

— Обычная рутина. В любом случае, Келем — не такая дрянь, как Мак-Кьюн.

— Да уж, таких, как она, немного, — согласился Танабе.

Но даже такой эгоцентрик, как Танабе, не пожелал оставить все, как есть. Какое-то время он внимательно изучал лицо Деккера, а потом снова спросил соседа.

— Совершенно очевидно, что тебя что-то беспокоит. Что?

— Ничего, — ответил Деккер, но потом передумал. — Я кое-что видел прошлой ночью, — сознался он. — Танабе, ты когда-нибудь слышал о виртуалах войн? Я имею в виду те, которые содержат действительно кровавые сцены… там, где у людей взрывом вырывает кишки… прямо у тебя на глазах?

Сперва Танабе удивился, но потом слова Деккера его, казалось, позабавили.

— Ну, конечно, Де Во. Иногда я почти забываю, что ты марсианин и не знаешь того, что известно всем. Такие виртуалы естественно существуют, их еще называют «понюшки». Поступают они в самых разных видах. Не только войны, но истории, наполненные всевозможными видами пыток и смерти, и насилием толпы, и убийствами, и изнасилованиями… Послушай, Де Во, мне не хотелось бы, чтобы у тебя создалось неверное представление. Сам я ими не увлекаюсь, но, к несчастью, похоже, существует значительное число людей, которым они нравятся. Нет такого города на Земле, где нельзя было бы купить подобные виртуалы.

— Это просто шокирует! Там же убивают людей!

На это Танабе громко расхохотался. Подняв руку, чтобы прикрыть рот, он сказал:

— О, Де Во, ты просто бесценен. Ты думаешь, всех этих людей на самом деле убивают? Но ты просто недооцениваешь специалистов по виртуалам. Естественно, большая часть самых жестоких сцен смоделирована компьютером. Примечательно, насколько они могут казаться реальными.

— Большая часть?

Танабе явно испытывал неловкость.

— Ну, конечно, это противозаконно — действительно убивать людей для изготовления вирта. И все же — но, пожалуйста, помни, что я повторяю слухи — говорят, что некоторые из этих убийств… как бы это сказать?.. неотредактированы. То есть, может быть, только может быть, часть этих смертей настоящие. Хотя, конечно, я полагаю, актеры об этом не подозревают, когда нанимаются на работу.

50
{"b":"68286","o":1}