ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

33

Некоторые студенты академии корпорации «Оорт» называли Шестую фазу «мусорной свалкой». Окончив академию и отправившись к месту своего назначения на работу по проекту, они, быть может, и меняли точку зрения, поскольку Шестая фаза была не менее важна, чем все остальные.

Причиной, почему ей придавалось такое значение, являлось то, что она так или иначе была связана с теми местами, куда эти студенты отправлялись на работу. Эти места были рассеяны на миллиарды километров космического пространства, а от студентов ожидалось исполнение самых различных функций, но у всех у них была одна жизненно важная общая особенность. Каждая из станций представляла собой металлическую оболочку, подвешенную в самых неблагоприятных условиях, в каких только пыталось выжить человечество в космическом пространстве.

Космос настолько смертоносен, что с ним не сравниться ничему на Земле. Оставленный безо всяких ресурсов, человек на Земле все же способен выжить, по крайней мере, какое-то время. Неделями можно обходиться без пищи, дни — без воды. Но без воздуха человек умирает мгновенно. А если того же самого человека безо всякой защиты выбросить в космос, его легкие просто разорвутся, вскипит кровь и умрет он через пару минут.

Единственное, что спасает космонавтов от такой быстрой и жестокой смерти, — это их комплексы насосов и очистителей воды, регенераторов воздуха, электростанций и систем жизнеобеспечения. Все эти системы практически идентичны на всех станциях проекта корпорации «Оорт».

Если что-то идет не так, как должно, — как это рано или поздно происходит с любой системой или механизмом — неполадку следует моментально устранить. В противном случае погибнут люди. И там нет никаких экспертов со стороны, которые могли бы спасти их. Невозможно позвонить монтеру или вызвать «Скорую помощь», никто не приедет на вызов через миллионы километров пустого космического пространства. Людям, работающим в открытом космосе, не на кого рассчитывать, кроме себя самих. Им самим приходится обучаться всем до последнего ремонтным профессиям, необходимым для того, чтобы поддерживать работу сложных систем станций. Вот этому и была посвящена Шестая фаза.

34

Курс Деккера начинался с полным набором тридцати четырех избранных мужчин и женщин, каждый из которых был тщательно отобран за образование, способности и интеллект. Тем не менее число их быстро таяло.

К моменту окончания Пятой фазы отсеялось почти половина первоначального состава. Деккер Де Во остался. Как остались Вен Купферфельд и Торо Танабе, Сяопин Йе и Джей-Джон Бельстер, и еще с дюжину студентов из первого потока, но тем все и ограничивалось. Шестнадцать из этих талантливых и умных студентов оказались не столь умными и талантливыми или, — как не смог удержаться и не напомнить себе Деккер, достаточно нечестно — чтобы удержать достаточно высоко оценки и психологическую подготовку, чтобы выстоять во всех испытаниях. Так что число их сократилось до восемнадцати… на одну ночь.

Когда этот вечер наступил, Деккер ничего об этом не подозревал. Он готовился ложиться в постель и, чистя зубы, глядел на себя в зеркало, хотя ему вовсе не нравилось то, что он там видел. Беспокоило его отнюдь не физическое отражение; что касается здоровья, оно у Деккера сейчас было, пожалуй, лучшим, чем когда — либо в его жизни. Инъекции полистероидов и кальция сократились до лишь поддерживающего уровня, а браслеты-опоры лежали нетронутые под кроватью вот уже несколько месяцев. Деккеру, казалось, вполне возможным позабыть о том, что он марсианин, живущий в условиях планеты, гораздо более требовательной, чем его собственная. За исключением тех случаев, когда ему об этом напоминали капризы погоды, как, скажем, ранний снег осенью. Снег! А его прогресс в академии был… ну… оптимальным. Он заслуживает поздравлений… если предположить, что неизвестно, какой это куплено ценой.

Просто добраться до Шестой фазы — само по себе было немалой победой. Но Деккеру всю радость от нее портило сознание того, что эта победа замарана мошенничеством. И не только его собственная победа. После разговора с Аннетой Бэнкрофт Деккер едва ли разговаривал с Торо Танабе, поскольку понял наконец, каким образом удалось японцу так легко проскочить через все этапы обучения. И на остальных студентов своего курса он тоже глядел с подозрением: кто из них тоже мошенники? А когда он глядел в зеркало, то видел перед собой очень не марсианского субъекта, обманщика.

Ужасно было сознавать, что Аннета и, вероятно, Вен и, быть может, еще какое-то число людей знали всю его подноготную; но худшее заключалось в том, что он сам это о себе знал.

Даже крохи недавних добрых новостей внезапно превратились в новости дурные. Хорошо, что мать будет здесь на его выпуск… но когда он ее увидит, что он скажет Герти Де Во?

Когда этим вечером он услышал какой-то шум и возню в ходе за дверью, он с зубной щеткой во рту выглянул в коридор поглядеть, что происходит. Торо Танабе был уже возле двери в холл, возбужденно с кем-то болтая. Когда Танабе обернулся и увидел Деккера, он воскликнул:

— Пойдем посмотрим, Де Во! Нашего полку прибыло на Шестую фазу!

Увидав, что Деккер медлит, Танабе не смущаясь добавил:

— Неважно, что ты собираешься ложиться, все равно идем. Скорее.

Деккер поспешил, на свой собственный лад. То есть, когда он умывался и завязывал халат, он делал это быстро. Но к тому времени, когда он добрался до двери, последние из новичков уже исчезали в дверях в дальнем конце холла. Деккер озадаченно поглядел им вслед.

— Ты сказал, они будут вместе с нами проходить Шестую фазу?

— Вот именно, Де Во. Но это еще не все. Это — не обычные студенты. Все эти люди — ветераны — их тут восемь человек, — а кроме того, они из самого Оортова облака! Они могли бы отдыхать на Земле между сменами, только вместо того, чтобы отправить их назад в Оорт, им приказали присоединиться к нам на освежающий курс, а потом их направят на Co-Марс Два.

Деккер растерянно взглянул на своего соседа.

— Никогда ни о чем подобном не слышал, — сказал он.

— А ничего подобного никогда и не было! Это из ряда вон выходящее событие. Видишь, Де Во, это говорит о том, что Co-Марс Два крайне нуждается в людях!

— Меня зовут, — сказал инструктор Шестой фазы на следующее утро, — Марти Джилепси, и до выхода на пенсию я был главой отдела обеспечения Небесного Крюка Найроби.

У него и вид был пенсионера. Это был пожилой человек с внушительной лысиной на макушке и странно белой гривой волос, завязанной в хвост на затылке. Он был невысоким и толстым, и лицо его бороздили морщины, но когда он оглядывал свой новый класс, серые глаза смотрели довольно дружелюбно.

— Здесь вы научитесь всему, что вам необходимо знать о домашнем хозяйстве на космической станции. Но прежде чем мы приступим, мне бы хотелось, чтобы все по очереди встали и назвались.

Деккер, стоявший возле инструктора, обернулся посмотреть, кто из присутствующих новенькие. Здесь было восемь человек, вернувшихся из самого Оортова облака, шестеро мужчин и две женщины, и они явно выделялись среди хорошо знакомых лиц. В них чувствовалась уверенность в себе и своих силах, которой не хватало всем остальным студентам, и они держались плотной группой. Деккер заметил, что одна из женщин, хотя на вид ей было немногим больше, чем ему, была довольно высокой и отнюдь не неприятной с виду. Он запомнил ее имя: Рима Консалво.

Джилепси тоже заметил тесную группку и покачал головой.

— Вам придется разделиться на пары при распределении терминалов. И я не хотел бы, чтобы все новенькие держались вместе. Так что если вы из тех, кто вернулся из скопления, я бы предпочел, чтобы вы работали в паре с тем, кто там не был. Вы сможете рассказать ему, каково это там в полевых условиях, а студент поможет вам в том, что он только что выучил, а вы, вероятно, успели позабыть. Итак, давайте посмотрим, вы и вы, вы отправитесь с ней, вы двое вместе…

57
{"b":"68286","o":1}