ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Скажи мне, Деккер, тебе не кажется, что все здесь как-то… жутковато? Выглядит так, как будто кто-то просто разбросал камни.

Деккер озадаченно оглядел ландшафт.

— А как еще это должно выглядеть?

— Но это же скучно. Это все никогда не меняется?

— Не знаю, как здесь, — защищаясь, ответил Деккер, — но вокруг Сагдаева зимой очень красиво.

— Ты хочешь сказать, там снег?

— Снег? — он уставился на девочку во все глаза, удивляясь ее невежеству. — Снега там нет, но иногда вокруг камней появляются морозные течи.

Казалось, ее это не убедило.

— Так я была права? Ты пришел посмотреть на комету?

— На самом деле, — ответил он, радуясь возможности показать ей, что она ошибается, — я читал книгу.

— Не стоит читать в скафандре. Это плохо для глаз.

Это он проигнорировал.

— Это — земная книга. Она называется «Геккельбери Финн». Ты когда-нибудь ее читала?

— Читала? Нет. Думаю, мы когда-то проходили ее в школе. Во всяком случае, — практично добавила она, — становится поздно. Думаю, будет лучше, если я отвезу тебя домой. Ты голоден?

— Нет, — ответил он.

Но увидев, как она достает глянцевую коробку с конфетами, чтобы предложить ему, передумал. Взял одну. Это были не более чем хорошие манеры, но потом он вдруг обнаружил, что конфета на самом деле необычайно вкусна. Шоколад! А внутри у нее было что-то фруктовое, сладкое, ну просто чудесное. И поскольку она оставила коробку лежать на кресле, он взял еще одну. Деккер отнюдь не думал, что мать это бы одобрила, но он же знал, что у землян не такие понятия о приличиях, как на Марсе.

Девочка занялась панелью контроля.

— Снимай скафандр, — приказала она через плечо, перемещая рычаги скорости обоих наборов колес. Она не передвинула их мягко и осторожно, как сделал бы это настоящий водитель вездехода, а рванула прямо сразу на полную мощность. Естественно, колеса несколько раз провернулись, зря расходуя энергию.

— Так ты шины сотрешь, — проинформировал он девочку, причем ему хотелось добавить, что он вовсе не желает, чтобы его отвозили назад в Санпойнт, поскольку он вполне способен идти сам.

Но она оставила коробку шоколада и, казалось, ничего не имела против, когда он взял третью и четвертую конфеты.

7

Даже если удастся накачать атмосферу Марса до тысячи миллибар атмосферного давления, как на Земле, это не значит, что ею возможно будет дышать. Она просто не содержит того, что требуется людям для дыхания.

Конечно, прежде всего приходит в голову мысль о кислороде. Хорошо, если на самом деле воздух Марса содержит кислород. Более того, почти половина того, что есть в атмосфере Марса, — кислород, грубо говоря. Проблема в том, что этот кислород уже жестко связан с карбон диоксидом. Только пять процентов незначительного по своему количеству воздуха, имеющегося на Марсе, нечто иное, чем этот бесполезный карбон диоксид, и более того, и эти пять процентов довольно бесполезны, как например аргон. Нет, это не в состоянии поддерживать жизнь человека. Что требуется для того, чтобы Марс вновь стал зеленым, — это водород. Чтобы он вступил в реакцию с имеющимся кислородом и создал воду, и азот, который в смеси с кислородом превратит воздух в нечто, чем смогут дышать люди, не сжигая себе легкие — и, так чтобы можно было питаться, поскольку без азота отказываются расти растения.

8

Когда они добрались до входа в Санпойнт, Деккер весьма критично отнесся к тому, как девочка пристраивала вездеход к люку города. В общем и целом она справилась вполне успешно, но у Деккера нашлось немного поводов для критики. Он последовал за ней внутрь, загерметизировал дверь сам, и повернулся, чтобы увидеть, как кто-то за ним наблюдает. Это был еще один грязевик, мужского пола, несколькими годами старше Деккера и такой же невысокий и кряжистый, как все земляне. Аннета тепло его приветствовала.

— Деккер, — сказала она, — я хочу познакомить тебя с моим другом Эваном.

— Привет, — вежливо отозвался Деккер, пожимая руку молодого человека. — Но мне пора идти, я еще кое-что должен сделать. Спасибо за конфеты.

Парень, по имени Эван, казалось, совсем был не против такого завершения знакомства. Он уже отвернулся от Деккера, обращаясь к девочке.

— Послушай, Нетти, по поводу этой вечеринки сегодня вечером… — начал он, но Деккер быстро уходил прочь.

То, что ему нужно было еще успеть кое-что сделать, было не совсем верно. Конечно, сам факт этого заявления был достаточно точен. Раньше или позже, поскольку хотя они и были в чужом деме и, несмотря на то, что удара кометы ожидали в течение нескольких часов, и уж совсем невзирая на попытки защитить то в Санпойнте, что могло бы быть разрушено землетрясением, — несмотря на все это, жизненно существенно важные стороны марсианской жизни функционировали как и прежде. Для Деккера это было обязательное посещение ежедневного класса по мягкости.

Но до начала занятий оставалось еще около часа, и Деккер решил побродить по дему в благословенном одиночестве, поскольку Тсуми, без сомнения, сейчас ухаживает за своими солдатиками сам по себе.

Все здесь было иначе, чем в Сагдаеве. Подземный город был не только гораздо больше, но и заложен как-то странно. Главным образом то, что он был просто гигантским — шесть уровней в глубь почвы, тогда как Сагдаев насчитывал только три, — и Деккер провел весьма удовлетворительный час, просто бегая по коридорам, не забывая однако делать вид, что идет по какому-то важному поручению, так чтобы никто не приставал к нему с расспросами, почему он не занят ничем полезным.

Он точно рассчитал время. Но когда наступил тот момент, когда надо было отправляться на занятия, Деккер вдруг осознал, что не знает, куда идти. Он не раз спросил направление, но во всей этой суматохе перед столкновением, никто, казалось, не знал, где что происходит, и потому в классную комнату он прибыл как раз в ту минуту, когда начиналась Клятва Взаимопомощи.

Комната была переполнена. Здесь было по меньшей мере шестьдесят или даже семьдесят молодых мужчин и женщин, и Деккер был поражен, увидев среди них Тсуми Горшака. Что делает ребенок на занятиях, предназначенных для людей старше восьми лет? И кстати, почему это Тсуми кивает проктору с таким удовлетворением, одновременно указывая на него, Деккера?

Деккер устроился на полу рядом с Тсуми и присоединился к декламации:

Я посвящаю свою жизнь тем, кто ее разделяет, безопасности и процветанию моей планеты, и всем, кто живет на ней. Мир, со свободой и справедливостью для всех, кто его разделяет.

Но все смотрели на Деккера, и как только декламация закончилась, Тсуми прошептал:

— Ты опоздал.

В этом Тсуми был не одинок. На него указывал и проктор.

— Пунктуальность, — начал молодой человек десяти лет с зачатками бороды на пухлом лице, — вежливость королей. Как тебя зовут?

Пришлось признаться:

— Деккер Де Во.

— Деккер Де Во. Хорошо, Деккер Де Во, опоздание крадет время других людей. Красть чужое время так же плохо, как красть чужую собственность.

— Я не хотел никого обидеть, — сказал Деккер, оглядывая комнату, чтобы выяснить, не оказалась ли здесь по какой-либо случайности эта Аннета Каши. Ее тут не было. В классе вообще не было детей с Земли. Быть может, этим детям нет необходимости учиться вести себя неагрессивно. Или скорее им просто все равно.

А проктор продолжал:

— Все это время твой маленький племянник за тебя волновался.

— Я не хотел… — снова автоматически начал Деккер, и тут вдруг осознал, что говорит этот человек.

Деккер с возмущением повернулся к Тсуми, но тот только пожал плечами.

— Я сказал, ты велел мне ждать тебя здесь, — прошептал он.

— У тебя нет такого права, — зашептал в ответ Деккер, но остановился, поскольку проктор обратился ко всей аудитории.

Деккеру пришлось замолчать.

6
{"b":"68286","o":1}