ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

36

Станция Co-Марс Два расположена на той же орбите, что и планета Марс — вот почему она называется «Со-Марс» — но отстает от планеты на шестую часть марсианского года в том, что называется «троянской» точкой. В другой «троянской точке» на той же орбите Марса в шестой части марсианского года, но в противоположном направлении, располагается еще одна контрольная станция. Эти две Co-Марс станции распоряжаются всем небом. Станции на орбитах вокруг самого Марса могут оказать в случае необходимости помощь, но такое случается редко. На самом деле, каждая из этих станций способна управлять всеми кометами в одиночку, по крайней мере, теми, которые не блокирует Солнце. Ара-боту между собой эти станции делят из соображений безопасности. Co-Марс Два направляет поступающие кометы на последнем отрезке их пути приближения к Марсу, и потому является самой важной… Так, по меньшей мере, полагает ее экипаж.

Станция Co-Марс Два отнюдь не мала. Размерами она приблизительно напоминает земной сухогруз или танкер, и если бы в условиях космоса существовала тяжесть, то весила бы она около пятнадцати тысяч тонн. Однако, располагаясь на орбите, она не весила ничего. И все, что бы ни находилось внутри нее, тоже не имело веса, поскольку на Co-Марс Два спин отсутствовал. Не было, следовательно, и центростремительной гравитации, которая удерживала бы объекты у обшивки, как это происходит, скажем, на космических станциях в самом Оортовом облаке. Co-Марс не могла позволить себе такую роскошь, как спин. Каждая из ее многочисленных антенн была с высокой точностью направлена на определенные точки неба, и им нельзя было позволить отклониться.

И люди, населяющие и обслуживающие эту станцию, тоже не испытывали ни малейшей микрогравитации, какая имеется на транзитных станциях в точках выхода на орбиту Небесных Крюков. Они вообще не испытывают на себе силы тяготения, отчего у многих сосет в желудке.

Коридоры Co-Марс Два идут во всех трех направлениях трехмерного пространства, и ничего, похожего, на лестницу здесь тоже не существует. Для удобства экипажа коридоры окрашены в красный, зеленый и желтый цвета, соответствуя без какого-либо определенного порядка направлениям «вправо-влево», «вперед-назад», «вверх-вниз».

Как только новая партия с земли привыкает к этим мелким странностям, то оказывается, что Co-Марс Два не такое уж плохое место. Здесь достаточно электроэнергии от генераторов, работающих от двигателей Аугенштейна, для создания цивилизованной и почти комфортной жизни. А для этого требуется огромное количество электроэнергии. В конце концов, от сенсоров станции требуется считывать информацию с объектов, находящихся за орбитой Нептуна, и постоянно поддерживать с ними связь. Эти сенсоры очень мощны, и прежде чем грузовой корабль сможет подойти к станции на расстояние в десять тысяч километров, многие из них приходится отключать. Иначе радиационное излучение сенсоров моментально сожжет всех, находящихся на борту.

37

Вот и швартовка, они действительно теперь находятся на станции. Деккер Де Во стал членом экипажа Со-Марс Два и таким образом всего проекта «Оорт»! Он не мог подавить тепло, разливающееся по всему телу, радость от того, что он здесь. Однако времени на наслаждения не было, необходимость прежде всего, и прежде, чем у Деккера Де Во или кого-либо из его спутников появится шанс оглядеться в этой новой чудесной обстановке, предстояло разгрузить грузовое судно.

Это была нелегкая работа. И при этом выполнять ее было весьма неудобно. И вот Деккер в условиях невесомости, еще не научившись двигаться в ней, потный как мышь, пытается показать себя в лучшем виде.

— Подаю, — крикнет из шлюза Джей-Джон Бельстер.

И Деккеру или кому-нибудь еще придется бросаться ловить картонную коробку или мешок, или деталь какого-нибудь механизма, которые вылетают из шлюза корабля, попытаться замедлить и притянуть к ближайшей стене. Вот и вся их работа. Оказавшись у стены, предмет там и оставался, поскольку каждый артикул груза снабжен самоклеящимися ленточками, и ими же оклеены стены склада. Поток груза все никак не иссякал. К тому времени, когда удавалось плотно закрепить что-то одно, прямо на вас плыл уже другой предмет, а от вас требуется успеть оказаться на его пути, чтобы вовремя поймать его.

Это была тупая, тяжелая работа. Деккер не раз ударялся о стены или острые углы механизмов, но его не особенно это волновало. Пока он чувствовал то самое тепло внутри. Деккер Де Во был дома. Он прекрасно сознавал, что представляет собой не более мельчайшего винтика в огромной машине размером с саму Солнечную систему. И все же, бросаясь на какой-то тюк больше него самого и хватая его за ручку, чтобы затормозить, он испытывал огромное удовлетворение. Он здесь. Он принимает пусть скромное, но участие в деле возрождения своей планеты. Когда недели или месяцы спустя осколки какой-нибудь взорванной кометы упадут на равнины Марса, это будет потому, что Деккер Де Во теперь часть экипажа, благодаря которому эти осколки попали точно в назначенное им место.

Жаль, что желудок его не наслаждался ситуацией в той же мере, что сам Деккер. Невесомость оказывала свое вполне предсказуемое воздействие. Слюнные железы под языком били фонтаном, и Деккер не испытывал никакой уверенности, что неприятности на этом кончатся. Уже двое из его сокурсников сдались на волю тошноты и отправились получать уколы, но Деккер не был еще готов оставить работу.

Он завидовал легким маневрам персонала станции, люди вплыли на склад, чтобы помочь в разгрузке. Марсианин наблюдал за ними, когда удавалось урвать пару секунд от своих собственных усилий, поскольку именно эти люди точно знали, что делают. На склад они вплыли совершенно беззаботно, одной рукой придерживаясь за поручни, другую оставив свободной для работы. Иногда, как заметил Деккер, им удавалось использовать для работы даже обе руки, отталкиваясь ногами от стены и утягивая за собой тюк, только что к ней прикрепленный. Они не затрудняли себя перебрасыванием предметов при разгрузке. Их задачей было разместить груз там, где ему следовало находиться в нишах самой станции.

Было здесь кое-что немало Деккера озадачившее. По каким-то причинам, прежде чем кто-либо из них покидал склад, ему приходилось останавливаться возле выхода. Там какая-то женщина проводила по каждому тюку каким-то инструментом, похожим на помещенный в металлический футляр литник.

Деккер не мог определить, что это за инструмент, однако он без труда узнал женщину. Это была Роза Мак-Кьюн, психолог, которая проводила его вступительный тест. Деккер сглотнул заполнившую рот слюну и притянул к себе поближе — правда, вверх ногами — проплывающую мимо Сяопин Йе.

— Что она делает? — тяжело дыша, спросил он.

— Похоже, определяет, нет ли в грузе наркотиков, — сказала Йе, вдавливая в стену что-то круглое и мягкое.

— Наркотики, — презрительно повторил Деккер.

Тут ему пришлось остановиться, поскольку мускулы его желудка стали вдруг тревожно сжиматься. Ухватившись за встроенное в стену кольцо, он закрыл глаза в надежде на то, что это вдруг поможет, — не помогло. У него было такое чувство, будто он проваливается куда-то в пустоту, волчком вертясь при падении. Внутреннее ухо громко протестовало против поступающих сигналов, а слюнные железы все быстрее вырабатывали слюну.

— С тобой все в порядке, Деккер? — обеспокоено спросила Йе. — Посмотри, доктор Мак-Кьюн наблюдает за тобой.

Деккер открыл глаза, чтобы убедиться, что психолог занята именно этим. Она висела, зацепившись ногой за кольцо в стене, и смотрела на него в упор.

— Вы там, — окликнула она их. — В чем дело?

— Все в порядке, — несколько кривя душой, крикнул в ответ Деккер.

— Непохоже. Ты ведь Де Во, не так ли? Хорошо. Пойди приляг, пока мы тут закончим. Гаралек! Отведи его в лабораторию и сделай ему укол. Никому не хочется, чтобы его стошнило на наши запасы.

Вполне возможно, что Деккер не добрался бы сам до медпункта, хотя до последнего было не более двадцати метров. Ему и не пришлось. Человек, которому препоручила Деккера Роза Мак-Кьюн, довольно быстро потащил его за собой за шиворот, и как только он сделал марсианину укол, тот сразу же почувствовал себя лучше.

64
{"b":"68286","o":1}