ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оружие скользило к Деккеру Де Во.

Деккер же о нем совсем не думал. Он просто потянулся вперед, поймал и неплотно зажал в руке, целясь приблизительно в сторону двери. Он никогда до того не держал в руках убивающего оружия. На ощупь пистолет был холодным, жестким и неприятным. Ему показалась отвратительной сама мысль, чтобы держать его в руках, не говоря уже о том, чтобы использовать.

Бельстер медленно разгибался, все еще держась за низ живота. Потом ему удалось выдавить из себя визгливый смешок.

— Эй, Де Во, — сказал он почти игриво, — что, черт побери, по-твоему, ты собираешься с ним делать?

— Не приближайся ко мне, — предупредил Деккер.

— Да ну! Это почему же? — Бельстер подтягивался вдоль поручня стены, приближался все ближе и ближе. — Ты же знаешь, что не сможешь выстрелить, правда? Просто отдай его мне.

Он протянул руку.

Оружия Деккер ему не отдал. Но когда пальцы Бельстера сомкнулись на стволе, он и не нажал на курок. Потом вторая рука ударила ему в лицо, и он отпрянул.

Пистолет оказался в руках у Бельстера.

— Слишком много занятий по уступчивости, Де Во, — насмешливо бросил он. — А на Земле ты провел слишком мало времени, чтобы их преодолеть, правда? Ну, Вен, сдается мне, еще парочка в холодильник поместится…

Вен, осматривающая Танабе, подняла взгляд.

— Он жив, — возразила она. — Хотя я думаю, у него, возможно, проломлен череп. Он основательно ударился.

— Это легко исправить, — заявил Бельстер.

Она бросила странный взгляд на Деккера, затем покачала головой.

— В этом нет необходимости. Мы просто их где-нибудь свяжем. Вскоре это все равно не будет играть никакой роли.

Деккер потирал шею. Он чувствовал, как натягивается кожа вокруг левого глаза, но кое-что он начинал уже видеть яснее.

— Никакого излучения на самом деле нет, так ведь? — спросил он. — Вы просто хотели, чтобы никто не стоял у вас на пути, в то время как вы собираетесь сделать кое-что… — Он застыл посреди предложения. — Комета! — воскликнул он.

— Умный мужик, — с восхищением сказал Бельстер. — Да, мы кое-что собираемся сделать с кометой. Но ты ничего не сможешь с этим поделать, разве ты не видишь? А теперь пошевеливайся! Мы попробуем сделать так, как предлагает Вен, но без глупостей. Ты меня понял? Поскольку, по правде говоря, я не прочь и без столь серьезного повода пристрелить тебя, Де Во.

41

На Марс комету можно сбросить, не нанеся особого вреда планете, поскольку на Марсе почти нечему причинять вред. С другой стороны поверхность суши на Земле ранима в каждой ее точке. Едва ли остался хоть один квадратный километр суши, на котором бы не жили люди, не стояли бы здания, или от этого места зависели для обеспечения своих жизней еще какие-нибудь люди, даже если это было только лесное покрытие, в котором они нуждались, чтобы сохранить иначе бесполезный горный склон от оползания в их природные резервуары воды.

На Марсе взрывы при падении комет — не более чем, несколько фейерверков. А на Земле это было бы подобно Хиросиме, упади комета в застроенный участок суши… Даже если комета упадет в море, столкновение создаст огромные волны, которые в виде цунами — приливных волн, обрушатся на первое же побережье на своем пути и сметут прибрежные города, накрыв собой людей и здания. Один единственный фрагмент кометы, упади он на Землю, может лишить жизни миллионы.

Они связали Деккеру руки за спиной, завязали чьим-то черным шарфом глаза и пластырем заклеили рот. Беспомощное тело потом привязали ремнем лицом вниз в небольшом воздушном шлюзе поблизости от контрольного пульта. Деккер не пытался вырываться. Он, конечно, мог бы это сделать, и что тогда? Ему слишком много требовалось понять. Он просто прислушивался к неровному и судорожному дыханию Торо Танабе и беседам на контрольном пункте и думал.

И эти мысли совсем ему не нравились.

Время от времени до него доносились шепот и бормотание, когда в помещение входили новые люди. Он узнал несколько голосов. Женских голосов. Голос Аннеты Бэнкрофт. Голос Римы Консалво. Голос Вен. И мужские голоса — голос Джей-Джона Бельстера и голос Паркера, шефа станции.

Присутствие здесь женщин не особенно его удивило; он давно уже решил для себя, что земные женщины представляют собой тайну, не доступную его пониманию. Изумило же Деккера, даже шокировало его, что марсианин — только подумайте, марсианин! — может иметь, не говоря о том, чтобы угрожать им оружием. Он мог бы, может быть, рассчитывать на это в случае оземлянившегося Джей-Джона Бельстера, но даже начальник станции, даже его босс, такой порядочный с виду Джаред Клайн — даже он не считая землян, таких как Вен Купферфельд и Аннета Бэнкрофт, и других — все они полагали, что прибегнуть к оружию, чтобы не позволить Деккеру Де Во сделать что-то, что им не по нраву, совершенно естественно.

Когда он почувствовал, как ему развязывают руки, следующим шагом, как и ожидал Деккер, оказалось то, что с глаз у него сняли повязку, чтобы он мог видеть. Деккер поморгал, глядя на стоящих перед ним людей. Судя по всему, шеф станции ушел вместе с большей частью мужчин-землян, но Бельстер и три женщины все еще оставались здесь.

— Ты — невероятная заноза, Де Во, — сказал Джей-Джон Бельстер, подходя поближе. — Почему ты, как полагается, не остался в убежище?

Деккер на это ничего не ответил. Бельстер пожал плечами и передал пистолет Вен Купферфельд.

— Он в твоем распоряжении, — сказал он. — А нам надо попасть на коммуникационный центр.

— Ты его слышал? — усмехнулась Вен, взмахнув пистолетом.

Деккер не смотрел на оружие. Он смотрел на обеих женщин, с которыми занимался любовью, и еще на одну, которую знал еще ребенком.

— Вы сошли с ума, — сказал он.

Это было не обвинение. Это был обдуманный диагноз.

— Все не так, как ты думаешь, Деккер, — сказала Аннета Бэнкрофт.

— Да, это уже, пожалуй, не простое мошенничество или продажа экзаменационных документов, — согласился он. — Так что же я думаю, Аннета?

Она покраснела.

— Какое-нибудь насилие, наверное, сбросить комету на Санпойнт или куда-нибудь еще на Марс…

— Нет, — решительно возразил он. — Я об этом думал, вряд ли это именно так. Для этого здесь слишком много марсиан, и на такое не пошел бы даже такой психопат, как Джей-Джон Бельстер. И дело не в том, чтобы украсть комету для обитантов, так ведь? Так что все, что вам остается, это бомбардировка Земли.

— Нет! — отчаянно воскликнула Аннета. — Никаких бомбардировок! Скажи ему, Вен.

Вен Купферфельд пожала плечами.

— Ты не думаешь, что мы достаточно времени потратили на этого слабака?

— Скажи ему!

— Ладно. Видишь ли, Деккер, у меня были большие надежды на тебя. Ты мог бы быть нам полезен, — сказала она. — Не сам по себе. Но из-за твоей дерьмовой королевы мамочки. Если бы ты был на нашей стороне, это бы нам помогло… впоследствии.

Деккер огляделся по сторонам. Рима Консалво просто висела у стены, судя по всему, вполне удовлетворенная возможностью предоставить говорить остальным. Аннета Бэнкрофт кусала губы.

— После чего? — потребовал он ответа.

— Это япошки, — просто ответила Вен. — Ты же знаешь, это они отравляют всем жизнь своими обитантами. Тебе в той же мере, как и нам. Быть может еще не так поздно образумиться, Деккер. Тебе не кажется, что ты должен помочь нам остановить их?

Деккер сморгнул.

— Остановить их, — повторил он с удивлением.

Но для того, чтобы остановить их…

Он закрыл глаза, пытаясь отделаться от страшных видений. Он прекрасно помнил, как выглядела Чрайс Планития, когда в нее ударили первые осколки — пустая Чрайс Планития. Его желудок свело судорогой, когда он подумал, что такой кошмар может повториться на Земле. Там, где выросли города, полные людей города, заключившие в себе миллионы беспомощных тел. Мужчины, женщины, дети — все будут разорваны в клочья или сожжены, когда встанет на дыбы и закипит сама земля у них под ногами. И на километры кругом будет падать дождь расплавленных осколков.

77
{"b":"68286","o":1}