ЛитМир - Электронная Библиотека

ВСЕ ПОБЕЖАЛИ, И Я ПОБЕЖАЛА

ГОД НАЗАД ЖЕНА ПРАВИТЕЛЯ ДУБАЯ ПРИНЦЕССА ХАЙЯ СБЕЖАЛА ИЗ ДВОРЦА В ЛОНДОН. ТЕПЕРЬ ТАМ ИДЕТ САМЫЙ ГРОМКИЙ БРАКОРАЗВОДНЫЙ ПРОЦЕСС ВЕЛИКОБРИТАНИИ СО ВРЕМЕН ЧАРЛЬЗА И ДИАНЫ.

Возвышаясь над сотнями отборных лошадей, соревнующихся на королевских скачках в Аскоте, над форейторами в красных камзолах, сопровождающими карету английской королевы, над толпой, переполняющей трибуны, в самой виповской из вип-зон стоит мужчина в черном шелковом цилиндре. Это шейх Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум, эмир Дубая, премьер-министр и вице-президент Объединенных Арабских Эмиратов. Чаще всего он носит кандуру (белое платье до пят, традиционный наряд арабских мужчин) и гурту (белый платок). Но для главной светской скачки мира делает исключение. Прогрессивный шейх одинаково истово поклоняется законам Аллаха и рынка. «Мохаммед —четко мыслящий, эрудированный, вежливый. Типичный завсегдатай Давоса», – рассказывает бизнесмен, ужинавший с эмиром в Дубае. Шейх, один из крупнейших владельцев скаковых лошадей в мире, на дружеской ноге и с британской королевой, которая не пропускает ни одного состязания в Аскоте (играя на скачках, за последние тридцать лет она заработала восемь миллионов долларов). Сегодня Мохаммеду снова удалось побыть с ее величеством, но его собственной королевы на скачках не было. Несколько месяцев назад принцесса Хайя бинталь-Хусейн сбежала из Дубая. Принцесса, которой 4 мая исполнится сорок шесть и которая на двадцать пять лет моложе своего мужа, всегда казалась идеальной супругой для шейха Мохаммеда: независимая, но в то же время преданная. «Она была для него глотком свежего воздуха, —говорит одна из подруг принцессы. – Она совершенно не похожа на арабских девушек». Хайя – дочь короля Хусейна, который несколько десятилетий правил Иорданией (вот уж кто был действительно прогрессивным монархом). Она —первая арабская женщина-наездница, которая участвовала в Олимпийских играх (в 2000-м она представляла Иорданию в Сиднее). Выпускница Оксфорда Хайя также первая женщина в Иордании, получившая права на вождение грузового транспорта (они понадобились, чтобы возить лошадей на состязания). «Хайя очень умная», – говорит Свен Холмберг, который работал с принцессой в Международной федерации конного спорта. По его рассказам, она прилетала на совещания в Лозанне, где находится штаб-квартира федерации, на личном джете шейха и жертвовала миллионы. Впрочем, в какой-то момент между Хайей и Холмбергом возникли разногласия по вопросу использования в спорте некоторых сомнительных препаратов, которые принцесса, похоже, одобряла больше, чем швед. В апреле 2019 года мир облетела новость о бегстве Хайи из Дубая. Вскоре Мохаммед обратился с иском в Высокий суд Лондона. Он требовал, чтобы жена вернула ему детей – восьмилетнего сына и двенадцатилетнюю дочь. Британские газеты называют это дело одним из самых громких королевских разводов со времен расставания принца Чарльза и принцессы Дианы. А учитывая, что состояние шейха недавно было оценено в четыре миллиарда долларов, это самый крупный раздел имущества в истории Дубая. Дубай —это лучезарный маяк если не демократии, то как минимум капитализма. Однако в публичном пространстве некоторые темы могут быть под запретом – например, обсуждение жен и дочерей шейха Мохаммеда. Сам правитель высказал свое мнение по поводу таких фривольных разговоров: «Сказано ведь, что скорпионы ползают по земле в обличье сплетников и заговорщиков, смущают души, разрушают взаимоотношения, подрывают дух народа». Однако в частных беседах местные специалисты по вопросам монархии и западные журналисты давно обсудили каждую подробность бегства Хайи. Многие задаются вопросом, почему шейх вообще позволил ей уехать. Сильнее, чем в Дубае, система наружного наблюдения развита только в Москве: на улицах эмирата установлено тридцать пять тысяч камер (мэр российской столицы Сергей Собянин в январе нынешнего года сообщал, что в Москве установлено сто шестьдесят семь тысяч камер). Если бы у Мохаммеда было хоть малейшее подозрение, что с женой что-то пошло не так, разве он не велел бы кому-то из своих визирей отслеживать видеозаписи? Разве не лишил бы любимую права пользоваться их многочисленными частными самолетами? По одной из версий, у Хайи случилась интрижка с охранником. Примерно в то же время, когда жена исчезла, шейх выложил в интернет стихотворение (Мохаммед пишет стихи): «Ты обманула самое драгоценное доверие, но моя печаль раскрыла твою игру». И далее: «Ты отпустила поводья своего коня». Искра между принцессой и шейхом проскочила на конноспортивном мероприятии в Испании, в 2004 году они поженились. «Я была удивлена, что Хайя выходит за такого стопроцентного араба, я всегда думала, что она в итоге выберет какого-нибудь английского землевладельца, – говорит одна из ее подруг. —Но она обожала шейха Мо – влюбилась в него до безумия». Мохаммед любит блеск и пышность, Хайя же озорная, непредсказуемая и демократичная, рассказывает подруга. Принцесса умеет посмеяться и над собой. Вспоминала однажды, как ей удалось уговорить отца-короля подарить ей лошадь по кличке Скандал: «Каждую принцессу сопровождает скандал, и если ты хочешь, чтобы мой был четвероногий, а не двуногий, то тебе лучше купить его». Союз Хайи и Мохаммеда не был браком по расчету. И тем не менее до их свадьбы не богатая нефтью Иордания находилась в финансовом кризисе, теперь же ОАЭ —одни из главнейших инвесторов в иорданскую экономику. В Иордании Хайя росла обожаемой дочерью короля, а в семье дубайских шейхов столкнулась с порядками совсем другого рода. Королевская семья Иордании больше напоминает британскую: принцы и принцессы патронируют различные организации, они всегда на виду. Монархия Дубая более закрытая. Когда шейх Мохаммед в 1979-м женился в первый раз, на шейхе Хинд бинт Мактум бин Джуме аль-Мактум, свадебная церемония продолжалась пять дней, в течение которых провели, к примеру, сто скачек на верблюдах. Однако за прошедшие десятилетия старшая жена, которая родила шейху двенадцать детей, едва ли хоть раз появилась на фотографиях в публичном доступе. Хотя женщины в Дубае все чаще занимают руководящие должности в бизнесе и политике, в Эмиратах соблюдается закон о мужской опеке: мужья и отцы решают судьбу своих жен и дочерей. Женщина может работать только с разрешения мужа, а чтобы отказать ему в сексе, ей необходимо законное основание. Любая незамужняя беременная женщина, будь то подданная Эмиратов или эмигрантка, обратившись за медицинской помощью, может быть арестована, даже если у нее случился выкидыш. Женщина, которая разводится со своим супругом —подданным Эмиратов и снова собирается выйти замуж, обязана предоставить первому мужу полную опеку над детьми.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

1
{"b":"685880","o":1}