ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пролог

Пролог

Три года спустя

Прохладные летние ночи были прекрасны в своем мрачном очаровании. Темные облака плотно застилали горизонт, заставляя коснувшееся края неба солнце расплываться сине-красными переливами по всей бесконечной линии Пограничного леса. Целуя кроны обгоревших когда-то деревьев, дневное светило уступало место ночному. Аромат зелени и легкие порывы ветра лишь разогревали интерес собравшихся на поиски приключения путников. Такой воздух был способен лишь будоражить молодое сознание, вытаскивая наружу все тайные желания горячего сердца.

А что могло быть в голове у Рабосов, что стояли на пороге выхода в большой и неизвестный Мир Эписа? Никогда они не подходили настолько близко к границе Леса. С тех пор, как чудовища вновь вошли в него, некроманты денно и нощно дежурили по всему периметру, позволяя воспитанникам дома лишь издали наблюдать за облепившими невидимый круг тварей. Грозные слуги Безмолвной поклялись хранить границу, заключив в сердце леса смерть Эписа. Но в Доме ходили слухи, что кроме самих чудовищ, где-то среди покусанных огнем Врат деревьев, там, куда не ступала нога живого, обитает сама богиня Безмолвная.

Сам Всевышний пламенем своим когда-то загнал тварей в лес, заключив в него на веки вечные Безмолвную, что ослушалась воли его, а всех, кто получил ее дары наделил вечным голодом, что пожирал мертвую плоть, не давая и шанса на спасение.

Так говорилось в Книге.

Число Ее было стерто из Книги живых, страницы сожжены, а История Эписа переписана заново. И лишь шепотом, когда не слышали учителя и Сестры, старшие младшим передавали историю, где звучало имя той, что боялись произносить.

Валери Крейн.

Чудовище Пограничного леса, что само было воспитано в стенах Дома Рабоса. Постоянно оглядываясь, держа фонарик под одеялом, дрожа от возбуждения, дети передавали друг друга слова, что никогда и нигде не были написаны. А если и были, то поглотил их огонь.

Говорили, что Всевышний и Безмолвная на самом деле были братом и сестрой. Долгие столетия их души то приходили, то исчезали из мира людей в поисках друг друга. А обретя человеческие тела, вновь находили и уже не могли быть разлучены. Говорили даже, что Всевышний, чье пламя уничтожило Пограничный лес и подземелья Башни Смотрящих, стал отцом ребенка Безмолвной. Кровь стыла в жилах, стоило подумать юным Рабосам об этом извращенстве.

— Я видела их. Никакие они не боги, — оглядываясь по сторонам, девчонка туже затянула хвостик, — вот увидите.

Парень, что был повыше девушки и шел первым, усмехнулся, продолжая лишь ногами приминать высоко взметнувшеюся зелень. От Дома Рабоса до самого Пограничного леса было рукой подать, но этот юный Воин точно знал место близ Исиды, где некромантам с холма плохо было видно границу. Из чего она состоит никто не знал. Представляли лишь, что то невидимая линия, окружающая Пограничный лес. Любопытство молодых сердец требовало узнать, как же на самом деле вблизи выглядят твари, с коими их предки вели бесконечный кровавый бой, что вошел в историю, как Бесконечная война.

— Вел, не шуми.

Второй парень, что замыкал небольшую колонну, покрепче перехватив Книгу, то и дело втягивал белобрысую голову в худые плечи. Он боялся тварей, но подбиваемый друзьями не смог отказаться от настолько интересной авантюры. Ведь они лишь собирались подойти вплотную к невидимому куполу и все. Рассмотреть получше чудовищ и уйти. Не станут же они тревожить жителей Пограничного леса.

Казавшиеся голыми деревья вблизи на самом деле были не такими уж и ужасными. Некоторые посадки пламя пощадило, а часть смогли все же выжить под толстым слоем коры. Поэтому на фоне черных обугленных стволов отчетливо виднелись молодые побеги с покрывающими их листочками. Видимо Исида, что была здесь так близко к лесу, питала их корни и возвращала к жизни. Зрелище завораживало даже сквозь лучи заходящего солнца.

— Динь, может достаточно близко уже? — прошептал второй парень, подбежав к первому, — Место хорошее, сверху нас на увидят. Тут сядем да и подождем.

Крупный и темноволосый первый отмахнулся, внимательно вглядываясь вперед.

— Мы отсюда только что хвосты увидим, если повезет, — Денис поднял голову, — сейчас мы где-то на линии некромантов, значит шагов десять-двадцать вперед точно можно.

— Ты уверен? — Валери боязливо поежилась.

— Да хорош вам! Мы же у самой границы, а вокруг сплошные некроманты. Даже если немного пересечем и тварь кинется — пару шагов и мы в недосягаемости.

Друзья переглянулись, крепче перехватывая Книги. Твари не пойдут к границе просто так, особенно те, на которых так хотелось посмотреть. Лазутчики. В Доме шептались, что они — древние некроманты, что не пережили гнева Всевышнего и на веке были заключены в эти голодные тела. Многие болтали, что видели их, но друзья прекрасно знали, что лазутчики гораздо хитрее обычных обитателей Пограничного леса.

Но против голода устоять не смогут даже они.

План был простым. Подойти максимально близко и запустить словом поток. Что-нибудь, типа щита. И достаточно сильное, но при этом не в пустоту, а себе на защиту. Уже давно кончилась хоть как-то примятая не частыми путниками трава, а Рабосы все шли, только с каждым шагом двигались все медленнее. Страх перед чем-то могущественным и неизведанным сковывал движения, наливая ноги свинцом.

— Вам туда нельзя.

От тихого голоса Валери взвизгнула, тут же зажав рот рукой. Парни судорожно крутились по сторонам, пытаясь понять, откуда же идет звук. Сердца ребят колотились с бешеной скоростью, выкидывая в воздух адреналин, что мягкими волнами разлетался по воздуху.

Наконец, взгляд второго зацепился за белую макушку среди деревьев. Схватив Дениса за локоть, он указал книгой в том направлении, где светлая голова вновь мелькнула. Ребенок? Мальчик лет девяти, в темной синей пижаме, босиком шел, не глядя себе под ноги. Он двигался вприпрыжку, а рядом с ним суетилась маленькая собачка, весело хватая его за пятки. От увиденного Валери хотелось бежать что есть сил обратно, но мальчик остановился, тут же поднимая к ним голову.

— Не надо дальше, — проговорил он, усаживаясь на траве.

— Ты откуда здесь? — сказала Валери, делая шаг навстречу ребенку, — Давай мы отведем тебя домой.

Мальчик отрицательно покачал головой.

— Меня здесь нет. А его совсем нет, — грустно проговорил мальчик, опуская руку на голову маленькой собачке, — я сам его сделал. Уходите.

— Ладно тебе, парень, — подал голос Денис, делая шаг вперед, — мы только посмотрим.

Мальчик как-то странно взглянул на него, сведя брови на переносице, будто что-то оценивал. Подняв руку, он мягко водил пальцами, а страх почему-то покидал Дениса, наполняя его решительностью. Ребенок опустил руку, грустно вздохнув.

— Я могу остановить вас, но мама не разрешает использовать потоки. Говорит, что могу получить голод. А я не хочу, — ребенок щелкнул пальцами и маленькая собачка растворилась в воздухе, — он врет, Валери.

Только сейчас девочка заметила, какие необычные глаза были у этого мальчика. Как два блюдца с бесконечно синей водой. Или темное звездное ночное небо, они словно смотрели в самую душу, вытаскивая все потаенные желания наружу. Сглотнув слюну, она кинула взгляд на Дениса, а мальчик кивнул.

— Он боится, очень. Но предвкушает победу. Жаждет крови, Валери, — мальчик грустно вздохнул, от чего его плечи опустились, — он не хочет посмотреть на тварей. Денис желает получить трофей. А они очень голодны. Врата откроются для вас.

Мальчик поднялся с травы, разворачиваясь к ним спиной. Он что-то продолжал бормотать себе под нос, словно человек, что проваливается в сон, видя перед собой тысячи картинок напряженного дня начинает нести какую-то околесицу.

Денис рванул вперед, едва заметно споткнувшись обо что-то, словно натянутая проволока, но обернувшись не увидел ничего подобного. Ребята побежали за ним, но мальчик удалялся в глубь леса слишком быстро.

1
{"b":"686338","o":1}