ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Продолжай, — повернулась я к Норе, чувствуя, что сердце колотится где-то в горле, грозясь задушить.

— Так вот. Мы идем по какой-то пыльной тропинке, через Исиду. Ты крутишь головой, но крепко держишь за руку меня и, — горло Ра дернулось, — его. Меня это раздражает, я очень не хочу быть там. Жарко, от Исиды парит. А ты подпрыгивая идешь вперед и смотришь на него восторженными глазами. По-моему даже не особенно понимаешь, кто я. Хотя тебе лет шесть наверное, сложно было бы понять. Он хмурится, но ведет. Сандалии еще эти, какие-то замызганные, прям чувствую, как хочется их содрать с тебя и выкинуть. Аж руки чешутся. А потом все. Дом, сумка с вещами.

Я нахмурилась, пытаясь собрать хоть что-то воедино. Нора переминалась с ноги на ногу. Стулья явно где-то задержались, ну или кто-то был очень занят, слушая начало нашего разговора. Что еще больше мне не нравилось.

— Детали. Попробуй вспомнить. Какие-то странности, — я неопределенно покачала головой, — хоть что-то еще.

— Он словно дает мне инструкции, что делать, — Нора кашлянула, стянув многострадальный платок с шеи, — как держать, куда смотреть, что говорить. Даже заставляет меня плакать в конце. Но я этого не чувствую. Он словно дергает за ниточки, — Нора развела руками.

— Управляет твоими потоками. Отдает мысленный приказ и ты делаешь, — я кивнула на некроманта, — вот так. Так почему ты сейчас решила рассказать мне об этом?

Нора кашлянула, поднимая на меня синие большие глаза и нерешительно сжала мои пальцы.

— Когда ты посмотрела прямо на меня. Словно в душу. Твой взгяд. Его. Я никогда не верила не в эти воспоминания, не в сны, но когда поняла, что он создал точную копию, — Нора тяжело вздохнула, — я вспомнила, как Оливер снова и снова говорил “все должно повториться, Нора”.

А в ушах стучал голос Оливера. Каждая буква, что долбилась красными точками в памяти. Я сканировала их по несколько тысяч раз. Жест, поворот головы. Искала подсказки. И вот, кажется, одну нашла.

Ты прибыла в Дом в возрасте трех лет, Валери. То, что обитатели Дома считают иначе — не их заслуга. И не моя, надо заметить.

Чья, Оливер? Ты не врал здесь? Ты тоже не помнишь этого? Или же специально сказал так?

— Это все, Валери. Все остальное сплошные размытые пятна. Если я что-нибудь вспомню, то расскажу тебе, — Нора отошла в сторону, поправляя прическу.

— Ты правильно сделала, что пришла, Нора. И, пожалуйста, если выяснишь что-то еще — не звони. Иди прямиком к Крейну. Сюда не стоит, — выдохнула я, — тут очень много лишних ушей.

— А ты уверена, что Эрику Крейну можно доверять?

Вопрос завис в воздухе, но я кивнула. Нора неопределенно пожала плечами, разворачиваясь.

— Знаешь, — вдруг подняв руку, Ра остановилась, — мне еще одно показалось важным. И странным. Оливер, — она замялась, — он словно действительно любит тебя. Постоянно повторяет “так надо”. Но вот что-то в его взгляде. Не знаю, мне сложно объяснить. Хотя нет, — она подняла на меня глаза, — именно так я смотрю на своих детей Валери.

— Мне сложно представить, как можно своему ребенку сломать пару ребер, нанести несколько ножевых, сломать позвоночник и заставить страдать из-за голода, пожирающего изнутри, вечно, — сложив на груди руки сказала я.

Она вздохнула, вдруг, улыбнувшись.

— Только если ради спасения его жизни, Валери. Родители на многое готовы, чтобы спасти жизнь своему ребенку, ты же знаешь.

— Я бы не приложила своего сына спиной о каменный свод.

Невольно сглотнув слюну, я потерла затекшее запястье.

— Артур и? — Нора неопределенно посмотрела на меня, — Я чувствую у тебя несколько детей. На потоках это видно, ощущается. Ты можешь не говорить, если не хочешь, — разведя руки в сторону, я смотрела, как Ра вновь приобретает свою красивую решительную осанку.

— Эмилия. Ей двадцать два, прекрасно поет и даже выступает. Конечно, карьеру не обещают, но она делает успехи. А так сейчас к Смотрящим обучается, нравится ей романтика ваших приключений. Ну и Артур туда же все рвется. Недавно заявил, что будем противиться — в некроманты пойдет, — Нора засмеялась, но вдруг стала какой-то уязвимо серьезной, — я рассказала им про тебя. Они обсуждали эту программу сегодня. И я рассказала.

Нора замялась, а я отвернулась.

— Ну и что говорят?

— Пока в шоке. Узнать, что у тебя есть сестра, что Чудовище в Пограничном лесу, — она закашлялась, а я кивнула.

— Да. Я тоже была в шоке узнать. Хорошо их понимаю, — усмехнулась я.

— Ты зря так. Может быть мне не кажется и для тебя Оливер и не был Чудовищем, — осторожно проговорила Ра.

Повернулась, придерживая пальцем прут за своей спиной. Глядя в широко распахнутые синие глаза улыбнулась.

— А я сейчас не про отца, Нора.

Женщина дернулась.

— Ты жестока, Валери.

— Есть в кого, — парировала я, — ладно, извини. Спасибо, что пришла, это действительно какая-то новая нить. А они, — я кашлянула, — на горячей линии поддержки Рабосов при необходимости переводят на меня. Захотят поговорить — я только за.

— Валери, хочу чтобы ты понимала, — Нора сжала руку в кулак, — я ни дня не жалела о своем поступке. И сейчас не жалею. Это будет нечестно сейчас падать тебе в ноги и врать. Просто считаю, что раз я свой выбор сделала, то и ты, и они имеете право на свой.

Я кивнула, усмехнувшись.

— За это тоже спасибо. А теперь уходи.

Дождавшись, пока Нора отойдет достаточно далеко, я резко дернула поток, выводя некроманта из состояния транса. Тот вздрогнул, а я защелкала пальцами возле его лицо. Он недоуменно тряс головой, пока мои потоки незаметно уничтожали все следы присутствия в его сознании.

— Ку-ку, говорю! Теперь я понимаю, как у нас тут один за одним живые пролезают.

***

Не забудь: лайк, комментарий и подписка повышают настроение автору и мотивируют на написание проды!

С любовью, Софья Л

Забвение. Глава 1

Забвение

Эпиграф 1 — тот, что дает намек, но не раскрывает суть. Для Валери

“Благословенны забывающие, ибо они не помнят собственных ошибок.”

Ницше

Эпиграф 2 — касается сути, затрагивает главную нить сюжета. Для всех.

“Человек не подозревает, как много он способен забыть. Это и великое благо и страшное зло.”

Ремарк, “Триумфальная арка”

Эпиграф 3 — про чувства. Для Эрика

“Были минуты, я верил, что забуду о ней. Но забыть — это ведь от тебя не зависит, это выходит само собой. Только у меня не вышло.”

Фаулз “Коллекционер”

Эпиграф 4 — просто говорит, что автор конкретно подсел на эпиграфы.

“Человеческий мозг устроен удивительно: мы забываем запах, пока не ощутим его снова, мы заглушаем голос памяти, пока не услышим его, и даже те чувства, что казались похороненными навечно, вдруг воскресают, оживают, когда мы оказываемся там, где когда-то испытал их впервые.”

Коэльо “Адюльтер”.

Приготовились к путешествию в прошлое?

Ну и потоку розовых слюнек на перерывы сердечных приступов?

Поиграем на эмоциях?

Тогда поехали!

Глава 1

Когда-то

Бесконечная война

Эрик Крейн

Снег весело хрустел под ногами, придавая уверенности. Конечно, сейчас мне требовалось ее чуть больше, чем обычно. В конце концов я собирался создать в Мире, где всем правит магия, настоящее волшебство. Своеобразное чудо. Мороз покусывал щеки, а я не могу перестать улыбаться, как дурак.

Ведь именно этого дня я ждал так долго.

По хорошему он, конечно, еще не наступил, но стрелки часов перевалили за полночь, а значит считается. Да и днем уже будет точно некогда. Сейчас, когда лес был чуть спокойнее, а твари сбивались в стаи, чтобы видимо легче было охотиться, напороться на случайную было практически невозможно.

Да и вот именно чудовища сейчас пугали меня почему-то гораздо меньше.

Сердце задавало ритм, разгоняя тепло по венам. Несмотря на мороз, я был готов сейчас свариться заживо. Тихонько отворив дверь в землянку, стряхнул снег. Так, разуваться не стоит, а то не поверит. В доме хорошо натоплено, так что все же распахнул куртку. Полы сам вымою, черт с ним.

15
{"b":"686338","o":1}