ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он нахмурился, а я сглотнула слюну. Кажется слишком громко. Так, что отбило в болезненно напряженных мышцах.

— Я, — кашлянула, отводя взгляд, — поговорить. Минутку, — кашлянула, пытаясь голосом продраться сквозь изуродованные голосовые связки, — можно мне с ним поговорить?

Крейн молча протянул руку. Выдохнув, я сжала его пальцы закрывая глаза. Они питали сеть без меня. Макс научился это делать. От понимания того, что сын настолько талантлив, улыбка коснулась лица.

— Пап? — он был каким-то уставшим, — А ты куда ушел?

— Мы с мамой, — голос Крейна даже нисколько не изменился, хотя может быть потому что это связь.

— Мама?! — радостный визг словно лучами солнца расползался в сознании, — У него получилось, да? Папа смог тебя спасти?

— Конечно, Макс, разве у нас может быть по-другому? — тихо прошептала я.

— А, вы самые клевые! Ура, ура! Так, я спать, завтра будете компенсировать мне все оба, — я почувствовала, что Эрик беззвучно смеется, — и вам не отвертеться, понятно? Больше никаких потоков, существ и прочих ваших отмазок. У вас тут сын в самом расцвете детства.

— Договорились, — сказал Эрик.

Мне даже показалось, что его голос дрогнул. Но это вряд ли.

— Я люблю тебя, — прошептала я, — ложись скорее спать.

— Спокойной ночи, — в один голос сказали Эрик и Макс.

Первый раз на памяти короткой жизни Валери Крейн он не сказал сыну, что любит его. Внутри тревожно сжалось. Но он же не оставит его, правда? Просто сосредоточен. Даже Всевышний испытывает ко мне что-то вроде родительской симпатии. Не знаю, как называется. Похожее точно должно было остаться и у Сильнейшего.

Связь прервалась, а я отняла руку, наблюдая за Оливером.

— С ним все будет в порядке, — первый раз подал голос Крейн, а я первый раз не дернулась, — не думай об этом.

Всевышний поднялся на ноги. Мы оба последовали его примеру. И остановились все трое на расстоянии вытянутых рук. Да, такие барьеры. Сами воздвигали, старались. Кто кого тут не предавал? Не пытался убить? Но сейчас все наконец закончится.

— Пункт первый — Назар, — Оливер начал прямо, не дожидаясь пока кто-то из нас разморозится, — он идет за Врата первым. Нам понадобится большая брешь для Пламени и вас двоих, чтобы оба могли проскочить.

— А почему ты думаешь, что он просто не проскользнет в твою? — Сильнейший сложил руки на груди.

— Потому что ты задашь ему направление, Сильнейший.

— Но тогда нам нужно всем троим идти сразу, — подала я голос, всматриваясь в лица богов, — иначе кого-то одного затянет и все, провал.

Всевышний тяжело вздохнул, перебирая пальцами волосы. Очень знакомое выражение лица. Такое было у Эрика, когда он что-то придумал, а мы начинали заниматься самодеятельностью. Но уж Всевышнему придется постараться. Попытка только одна. До следующей, это если повезет, еще шестьсот лет агонии Мира.

— Ладно, давайте издалека, — выдохнул Всевышний, — во время Воскрешения Эрик уже был у Врат. А, следовательно, его сила теперь в нем. Значит ему не составит труда прочитать по времени моих воспоминаний, где брешь и сделать рядом вторую с помощью нашего друга.

— Только я ее не чувствую, — поджав губы, процедил Крейн, — Пламя — пожалуйста.

— Перестань психовать на меня, — вдруг зарычал Всевышний, повернувшись к Сильнейшему, — хватит. Я держу этот чертов Мир, как могу, семь тысяч лет. Уже пошевели мозгами и нащупай ее. Не переломишься.

— Видимо я создал нить, что связала не двух смертных, а две души. А перед этим сжег все живое. И поэтому ты семь тысяч лет терроризируешь, несчастный, Мир, — прошипел Сильнейший.

А я кинула взгляд на Назара.

— Знаете, — тяжело вздохнула я, — мне начинает снова нравится мысль избавиться от вас обоих. Потоки на месте, Назар жив. Уж как-нибудь без вас справимся.

— Вел, — тихо начал Сильнейший, а я подняла ладонь вверх, останавливая его.

— У вас будут миллионы, миллиарды даже лет на то, чтобы поорать друг на друга. А я устала. Очень. Поэтому давайте уже сделаем это, — выдохнула я.

И вдруг блеск в глазах Сильнейшего навел меня на мысль. Нахмурившись, я тряхнула головой, переводя взгляд на Оливера. Тот же металлический блеск. Удержать смех было невозможно. Он рвался, больно выворачивая легкие.

— Серьезно? Вы тянете время, потому что вам стало меня жаль? — сквозь смех цедила я, — Знаете, что самое ужасное? Если бы хоть один из вас любил меня, то я давно была бы мертва. За Вратами. Целыми и невредимыми. Полная покоя. А то, что вы делаете снова — это лишь ваш чертов эгоизм.

Тишина повисла ненадолго. Богам плевать на слова людей. Это не могло никого из них зацепить. Но они позволили мне успокоится. Дождались в свой круг.

— Значит еще раз. Сильнейший, твоя сила при тебе, я уверен точно, проверял. Сейчас нишу внутри резерва занимает Пламя. Тебе придется сделать скачок, Валери неплохо с этим справлялась. Это опасно, но я удержу. Как поступаем. Сначала Валери отправляет потоком к Вратам тебя, — он ласково опускает слово “убивает”, - ты выплескиваешь там Пламя и вернув силу делаешь скачок обратно — до момента, как Валери тебя отправила. Отправляешь Назара своей силой, задав направление. После, все как и договаривались, как только Пламя занимает две свободные бреши, — мне показалось, или Всевышний дернулся, — вы с Валери отправляете друг друга одновременно. Проходите через Пламя вместе, связь разрушается, Пламя вновь обретает прежнего хозяина, так как старый — мертв, я ослабляю его и ты, — он в упор смотрит на Крейна, — не выкидывая никаких фокусов выходишь на мой зов. Я проверил, все там слышно, я на голос Валери вышел. Только это делаешь быстро, пока в разгорающуюся щель не полезут все души. Иначе после унесут так далеко, что, — голос Всевышнего пропал.

— Равновесие — главное. Тебе придется отмотать все назад самому. И сделать это, пока мы оба там и противовеса и связи нет, — Эрик поморщился, тяжело сглатывая слюну.

— А Макс? — в ужасе, я подскочила на месте, вглядываясь в их лица, — Так, стоп. Если вы отмотаете все назад, то что будет с моим сыном?

— Вел, — голос Эрика звучал спокойно и даже с улыбкой, — ты думаешь я смогу допустить, чтобы с ним что-то случилось?

Бровь скептически поползла на лоб.

— Меня же Оливер приносит в жертву, — глядя Крейну в глаза выдавливаю я, — почему такого не может произойти с тобой. И ты не ответил на вопрос напрямую, Эрик.

Мы дергаемся оба. Я от того что спустя семь тысяч лет, проносящихся перед глазами, первый раз назвала его последним именем. Он — тот того, что я ему не доверяю жизнь нашего сына.

— А ты оказывается на меня похожа еще сильнее, чем я думал, — грустная улыбка расползается по лицу Всевышнего.

— Нет, — отрезаю я, — мой сын некромант, но я не позволила ему смешать потоки. Хотя это могло подарить ему бессмертие. Так что нет, Всевышний. Я на тебя не похожа. И я повторяю вопрос — где гарантии безопасности моего сына?

Цена. Глава 2

Начало

Исида

Стикс приветлив, как и всегда. Сегодня нет никакой тревоги, поэтому сбросив обувь и закатав шаровары до колен, я мерно прогуливаюсь вдоль берега, позволяя ногам расслабиться в ласковой воде. От солнца переливы Стикса кажутся серебряными, что только притягивает взгляд. Искупаться бы. Только я все же в компании мужчины. Взрослого и не очень близко знакомого. Пусть и готового помочь.

Что делает Алан сложно понять, но наблюдать за ним любопытно. Понимая, что пристально разглядывать мужчину не очень прилично, я лишь искоса бросаю взгляд. Словно случайно натыкаюсь. Осирис, сведя брови на переносице, медленно ходит среди деревьев. Правая рука, согнутая в локте, вытянута вперед. Он перебирает пальцами, будто ощупывая воздух. Завораживает. Закатанная до локтей рубашка туго натянута на плечах и груди. От спокойного глубокого дыхания мужчины кажется, что пуговицы вот вот отлетят. Но нет, размер подобран очень точно. Если, конечно, братья закупаются в магазинах, а не шьют все на заказ. То, что мужчина хмурится сильнее, настораживает. А когда, вырвавшись вперед, он в точности копирует мою позу, погружая ноги в воду Стикса, меня охватывает озноб. Неприятное чувство волнами прокатывается по всему телу, а тревога, что казалась уже потерянной, вдруг вытягивает внутренности в линию.

49
{"b":"686338","o":1}