ЛитМир - Электронная Библиотека

Знакомство:

Тартенбраш дё Сапа – да просто-напросто игра слов (но сплетницы-белки поговаривают, будто с французского языка всё это можно перевести как «Пирожки да еловые ветки»). Крошечная деревенька в Провансе, построенная месье Суарри Нуарри и лавандовыми эльфами году этак… А кто же его знает – в каком!? Каждое утро солнце восходит там над Крылатой горой, и кажется, будто это сам ангел золотого света выглядывает из-под своих сизых крыльев и любуется дивным народом, домами и улочками.

А в деревне их всего-то четыре: улица Сердца (rue de la Coeur), улица Мыслей (rue de le Idee), и улица Жизни (rue de la Vie) – вот та выложена белым камнем вдоль горизонта, а пересекает их главная – улица Времени (rue de le Temps). Она вымощена наручными, карманными, настольными вокзальными, в общем, самыми разными часами, стрелки которых давным-давно никуда не идут.

Охраняют деревеньку Зеркальные ворота. Всех-всех деревенских знают они по следам ботинок да туфелек. Отражения всех размеров, заплат и каблучков помнят зоркие зеркала. И стоит только чужаку ступить на гладкий порожек, как искривятся отражения, а лунные колокола забьют тревогу.

Есть при деревне и своя река (дети зовут её «Рекой c Чудовищем»! Правда его никто никогда не видел). Река берёт своё начало у Крылатой горы, а впадает… Да кто её разберёт – куда!?

А живёт в деревеньке самый добрый мохнатый народец: ежи, зайцы, белки, барсуки, олени, еноты, бурундуки, славное семейство медведей, парочка лебедей, серые мышки да хомяки. Их всех объединяет одно важное дело: зверьки мастерят рождественские игрушки для детишек-непосед, для шалунов и для тех, кому по какой-то причине не достались рождественские подарки. А игрушки у мастеров выходят славные из: еловой коры, застывших капель дождя, лавандовых веток, нежного хлопка. Они отправляют их Совиной почтой во все уголки земного шара, и в благодарность за свой труд всю рождественскую ночь слушают звонкий детский смех.

Ну а кто-то в деревне просто печёт пироги… Волшебные пироги!

ДЕДУШКА СУАРРИ НУАРРИ – совсем седой, но ещё весьма бодрый ёж. Чтобы прикрыть свою седину носит разные шляпы. У него их целая коллекция! Любит рождественские пирожки. Живёт в Тартенбраш дё Сапа в своём акациевом домике у подножия Крылатой горы. Никто в деревне не знает, сколько же лет дедушке Суарри, как вышло, что он построил собственную деревню и откуда сам родом. Зато всем известно, что седой ёж острый на словцо, владеет стрельбой из лука и лучше всех разбирается в рождественских ёлках. Ах, да! Ещё он со звёздами любит поболтать о том, о сём.

БАБУШКА МУМИНЬЯ НУАРРИ – уважаемая ежиха, супруга дедушки Суарри. Прекрасная мастерица и кулинар. Славится своими сладкими пирогами с пряным «шокопокком». Вечерами Муминья плетёт кружевные салфетки ангельской чистоты. И ажурные чепцы для стряпух и хозяюшек. А к Рождеству, если её уж сильно попросят, то смастерит и кружевные ёлочные игрушки. Трое суток хранит она их в лавандовом мешке и только после относит на Совиную почту. А вот уже оттуда игрушки отправляются по самым разным адресам. Туда, где их очень ждут дети.

ЖУЖЬЕН – пушистый шмель, домашний любимец дедушки Суарри и бабушки Муминьи. Как-то весной его принесло в деревню западным ветром. У Жужьена была сломана лапка. Бабушка Муминья вылечила беднягу и откормила своими пирожками.

ФИЛЬ – единственный сын дедушки Суарри и бабушки Муминьи. С детства мечтал жить в большом городе, в деревеньке ему было тесно. Он даже освоил профессию дипломата – не где-то, в Париже! Знает с десяток иностранных языков. Отлично играет на синтезаторе и божественно управляет автомобилем модной марки «Пыжжо». В лучшие времена представлял интересы всех ежей Прованса на междузверьковых съездах и симпозиумах. Но в последнее время дела у него идут неважно. Ежи и без него грамотные стали. И вот Филь затоскавал, места себе не находит.

БЕЛЬФАМ – супруга месье Филя. Актриса второго, а скорее третьего плана Театра Колючей драмы. Оставила театральную карьеру в пользу домохозяйства. Но частенько переживает, что ей так и не удалось сыграть роль шекспировской Титании1.

Иголочка, Булавочка, Гребешок, Шипчик, Острячок, Уколюша, Царапка – внучки и внуки дедушки Суарри и бабушки Муминьи. Уж с год назад вместе с родителями они покинули Тартенбраш дё Сапа «в поисках приличной начальной школы». Да, именно так уезжая и заявил месье Филь Нуарри.

МЕСЬЕ КАРКУЛЬ – белый ворон, добрый друг семьи Нуарри. Живёт с женой и воронёнком в уютном доме на вершине Корнистого дерева. Заведует деревенской библиотекой. Говорит на языке первобытных животных и птиц. Понимает язык людей и даже разбирает их почерк. Он долгое время выступал в цирке, но как только представилась возможность сбежать, сбежал! Вернее улетел.

ГРАФ РЕНАРРИ ЗУБИЛЛИ чёрно-бурый лис, чужеземец о котором в Тартенбраш дё Сапа раньше никто и не слыхивал.

Голос у лиса – вкрадчивый низкий, в одном глазу его, орехово-янтарном, скачут развесёлые огоньки. Другой глаз он прячет под чёрной кожаной повязкой. Его красный, как дикая роза плащ, покрывает хозяина по самый хвост. Обаятелен граф и учтив. Появился он с первым снегом нового декабря. Только ступил за Зеркальные ворота деревни, так сразу всем и приглянулся. Что удивительно?! Не облаял его пёс сторожевой Процион, не забили тревогу лунные колокола. И давай он угощать всех деревенских сладостями, а в особенности детвору.

Поселился лис в единственном свободном доме – в заброшенном особняке (тот стоит за тысячи эльфийских шагов от Зеркальных ворот. Он же и последний на улице Времени. Да на улице Времени-то всего два дома! Первый принадлежит семейству Нуарри. А кому же тогда особняк?). Деревенский народ верит, будто в нём живут приведения!

ЧАСТЬ I

МУФТИ-ПУФТИ-ТУФТИ…БРЯМС!

– Муфти-пуфти-туфти…брямс!

На пороге декабрямс!

За окном метель кружит,

Первым снегом ворожит!

Муфти-пуфти, туфти-пух!

Полотно из белых мух –

Пред домами стелется,

Скоро всё изменится!

Муфти-пуфти, та-ра-рах!

Звёзды пляшут в небесах,

В ожидании волшебства –

В ночь Христова Рождества!

А вот и первый снег! Хохочет голоском младенца. И оседлав быстроногий ветер, несётся на сонную землю.

Это он, младенец-снег, искусно расшил серебряным бисером шёлковый плащ зимнего неба. Припорошил лавандовые крыши деревенских домов. И вот теперь капельку уставший, присматривал местечко для ночлега.

Первый снег в Тартенбраш дё Сапа – большая радость! Он зазывает Рождество! Особенно в это время счастлив седой ёж – месье Суарри Нуарри. В нём, словно по велению волшебства, просыпается превосходнейший певец. Он поёт обо всём и везде: на чердаке, копаясь в старых вещах, пересчитывая кубики сахара во время вечернего чаепития, намыливая иголки в пенной ванной и взбивая перед сном подушку. Даже такие простецкие слова вежливости, вроде «salut»2 или «madame»3 он произносит неподражаемо мелодично. Вот послушайте, получается что-то вроде: «salu-salu-lu-lu-allut» и «madame-padame-dame-dame-madame»! Так душа его поёт, не иначе. Дедушка Суарри за сотни фонарей, за тысячи дорог и миллионы еловых лесов чувствует приближение Рождества. Его лапки взволнованно дрожат, хвост торжественно виляет, а иголочки на затылке седого ежа вытягиваются и замирают – так они ловят невидимые сигналы зимних чудес.

1
{"b":"686606","o":1}