ЛитМир - Электронная Библиотека

  Монета походила на медную. Ширина размаха, простота линий и непривычные завитки остановили внимание Кости на несколько минут. Глаза блестели, пока пальцы перебирались по гурту. Пара секунд заминки, только перевести дыхание. Больше десяти на приведение мыслей в порядок. Минуту назад мальчик с трудом вытащил кругляшок тёмной желтизны из блистера, чтобы потерять счёт времени вплоть до самого вечера. Множество событий с самого начала дня обрушилось лавиной и принялось сметать повседневные дела: уборку комнаты, чистку кроссовок и записку отца, оставленную на дверце холодильника.

  Стрелки отмеряли ещё утренние часы, несмотря на два прошедших урока. Их тиканье доносилось из кухни под мерный звук капающих из крана капель. В пробежавшее начало дня уложилось не так много дел, но усталости уже набралось порядком. Холодные осенние дни обычно тянулись долго, но в них оставалось не так много настоящего времени. Вскоре о Косте вспомнят и в комнате раздастся звонок: от Зои или Артёма, не суть важно. Стоило поторопиться и позвонить первым. Ради этого пришлось оторваться, вырваться из созерцания осколка прошлого. Пришлось прекратить рассуждать про себя на тему, что могло случиться с будущим семьи в год чеканки монеты.

  Костя с усилием впихнул альбом на место. Чуть поправил съехавшую полку и поспешил обратно в ванную. До понедельника отец вряд ли хватится потери, а пыль с рук хотелось смыть побыстрее. Неприятное чувство уязвимости смешалось с сухостью серых испачканных пальцев. Несуразное утро оставалось навязчивым привкусом железа во рту. Неприятно знакомым, смешанным с болью и предвкушением разговора с отцом.

  Слегка прихрамывая, подросток размышлял о нём, раскачивая мысли словно на качелях. Продумывал поведение, прокручивал возможные цепочки событий. Отец будет сердиться в любом случае: за месяц порван рюкзак, сколот зуб и получен второй синяк на лице. Достаточно, заметно, не вспоминая про вывихнутую прежде ногу, опять занывшую после побега. Но что с этим можно сделать?

  Утро сложилось откровенно паршиво, хотя засада оказалась предсказуемой и отступление удалось. Даже с численным перевесом противника Костя внёс памятную лепту на лица обидчиков. К сожалению, синева скулы и ссадины на руках и спине также говорили сами за себя. Досталось больше всех ему и изменить уже ничего нельзя. Ни сейчас, ни завтра, ничего не пройдёт. Но попробовать смягчить положение дома никто не запрещал.

  Оставалось подобрать слова, испробовать все найденные методы по устранению фиолетовых оттенков кожи и тем самым подготовиться к возвращению с работы отца. И синяки, скорее всего, даже не помешают игре, если поторопиться. Любая история рассказывается. Можно попробовать приукрасить произошедшее, промолчать или соврать. Отец всё равно узнает, что пришлось убегать и прятаться. За что-то достанется, потому что скрыться ссадины и правду не удастся. Непонятная, но действительная истина. Может, он уже изучил записи его дневника и отметки часов о состоянии здоровья. Но постараться увести внимание от позорной части всё равно следовало. Ради инстинкта самосохранения.

  Затирка между плитками заметно потемнела за последний год. Отец прекратил бессмысленный бой с плесенью несколько месяцев назад. Теперь они вместе только подклеивали обои, смывали грязь и оттирали пятна на кухне. Отец механически и долго, Костя без особого энтузиазма, как можно быстрей. Без матери уборка и ремонт, как и все прочие дела, выполнялись в силу привычки и по инерции. Атрофировались мышцы, теряли навыки, лишались необходимости поддерживать приличный порядок. Отец прекращал оставаться собой, размазываясь в серое пятно, теряясь в любых привычках и становясь страшно чужим. Серое лицо, пустые поступки и взгляд, словно залитый бетоном. Воспоминание наполняло тело неприятной дрожью, а разделить это нарастающее беспокойство уже никто не мог…

  Скорее почувствовав, чем услышав звон упавших копеек об плитку пола, Костя поспешил поднять занятную монету. Нашёл, обтёр и приложил к лицу. Металлическая прохлада слегка успокоила ушиб, но не мысли. А вскоре щека снова занялась, не оставляя никаких шансов на незаметность. И тогда подросток принял как данность, что к вечеру все оттенки сине-зелёного прибавят боли от ушибов. С неудобствами придётся уживаться с неделю точно. Сегодня же он успеет поискать выход и поиграть с минимальными потерями. На всякий случай, приостановит последние проекты. Уберёт их вечером на дальнюю полку, с глаз долой.

  Зайдя в комнату, подросток захлопнул дверь. Свернул очередную всплывающую рекламу: между уведомлениями снова предлагали набор недели со скидкой и дополнительным сундуком. Отмахнувшись от вездесущих напоминаний, забрался под кровать и аккуратно вытащил коробку с барахлом, в которой умещалась большая часть его техники. Навечно почивший в ожидании починки хлам, провода и сомнительного вида запчасти накрывали собой почти законченный проект. Механический паук: ходовая часть бюджетного китайского дрона с подключёнными к нему очками. Почти собранное по роликам и форумам, но ещё мёртвое и неподвижное, существо безжизненно свесило искусственные лапки. Стёкла крепились в самодельные пазы сверху, куда достаточно кустарно Костя прицепил бюджетный блок управления: минималистичный компьютер с контроллером и сенсорами, уходящими внутрь подвижной членистоногой части. Выглядело всё не так красиво, как в обучающих видео, но увесистый монстр Франкенштейна, сцепленный облаком проволоки, витками изоленты и массой саморезов, обещал ожить.

  Костя только планировал полноценные испытания, но модель уже запускалась в режиме наблюдателя после того, как мальчик подключил симуляцию костюма и присутствие дополнительного человека в игре, с выводом базовой статистики. Машинка должна была выдавать себя за человека, ученика в их клане, чтобы стать полулегальным серым спутником основного персонажа. Наравне с покупными автономными дронами, пусть и не такой холёный, паук смотрелся достойно. Главное, что собранный своими руками за копейки. Для себя или на продажу - Костя ещё не решил. До окончания сборки нужно было ещё дожить.

  Телефон вывел сообщение в групповом чате. Мальчик быстро свернул остальные программы, задвинул рукой хлам и запустил левую руку в волосы. Немного успокоился, увидев только два активных контакта. Артём уже звонил, Зоя ещё не вернулась, а больше никого ждать и не стоило. Запустив блокировку уведомлений, первым к разговору подключился темноволосый парень в водолазке под самое горло. Раскидывая вещи из рюкзака, он явно торопился.

   - Чёрт, что ты возишься? – крикнул Артём, сначала даже не повернув к собеседнику головы на проекции. – Я уже достал школьный костюм и поставил на зарядку. Ты же не забыл про севшие на физре аккумы?

   - Делов-то. – нахмурился и замялся Костя. – Только собирался, как-то руки не дошли. Всё равно нам нужен час: поесть, посмотреть домашку и дождаться начала локального ивента. Что на сегодня?

   - Если ты про задания, - сказал Артём, заканчивая разбирать вещи в своей комнате по ту сторону звонка, - то у нас пара кейсов по математике и эссе по «Увещанию Пилатом» Михайлова. Если про игру, то тут тема. Локальный квест «Вестник умирания» с запретом междусобойчиков подтвердили. Значит, скорее всего, будет большой босс и… вот чёрт!

1
{"b":"686789","o":1}