ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну хорошо, Сван. Есть что-то интересное или как обычно? – Я опустился за свой стол и включил собственный дисплей, бегло скользя взглядом по мелькающим строкам ленты событий.

Напарник хмыкнул и скинул ноги на пол. Кажется, он что-то нарыл. Ловко применяя пустой стакан в качестве указателя, Сван выбрал мерцающее красным уведомление ленты и развернул на полную. Посреди кабинета возникла объемная сцена места сбоя.

– Ты только зацени, Пит. Фатальная ошибка. Жертва – Дуглас Джонс, сорок лет, бизнесмен из Лордс-Сити.

Я придвинулся к смоделированной картине: передо мной тускло отсвечивала типичная подворотня злачных улиц периферии. Миниатюрный слепок реальности, похожий на кукольную сценку. За углом мерцают вывески баров и VR-борделей, а в узкой длинной нише между бетонными высотками, укрытый тенью от неонового буйства света, распластан Дуглас Джонс. Вернее тело, бывшее Дугласом Джонсом ровно до момента получения в голову заряда рельсотрона и щедрого разлета содержимого этой головы на ближайшую стену и асфальт.

В паре метров от него, еще глубже, во тьме – очевидный виновник события. Девушка лет двадцати, наряженная в броское платье-хамелеон, уже опускающая руки, нервно сжимающие оружие. Система слежения сработала безупречно, Дуглас едва коснулся земли, а камеры уже включили максимальный фокус на событии, записав все детали.

Я внимательно рассматривал лицо девушки, чья личность была распознана в момент убийства. Растрепанные длинные темные волосы, глаза, полные слёз и страха. Максимально печальное зрелище. Во сто крат хуже вида жестоких маньяков или хладнокровных убийц.

– Мэри Лейдис… Фатальная ошибка, Мэри. И, спрашивается, зачем?

– Попробуем разобраться, Пит, – Сван уже загружал данные о перемещениях жертвы и преступника, – Двадцать лет, подумать только. Девчушка и десяти процентов жизни не прожила.

– Скорее тридцати процентов, Сван, – поправил я напарника, указывая на досье, – Наша Мэри, все-таки, родом с периферии… Статистика – вещь неумолимая.

– Да хоть бы и тридцати, Пит, – вздохнул напарник, – Хотя может так и милосерднее будет. Перепрошивка так рано – это все же меньше утрат для неё. Впрочем, Дугласу Джонсу даже утрачивать нечего. Из бэкапа ведь только копию восстановят…

– Зато его драгоценные бизнес-партнеры останутся при своих и даже не заметят подмены, – уточнил я.

– Что это, Пит, неужели проявление субъективности при расследовании? – Наиграно подколол Сван, вскинув брови.

Я еще раз взглянул в заплаканные глаза Мэри, которая, казалось, даже в статичном кадре дрожала от страха и холода. Наряженная в это абсолютно дурацкое кричащее платье посреди промозглой, продуваемой всеми ветрами, грязной щели проулка. С потеками вульгарного макияжа на исказившемся лице. И побелевшими, сжатыми до судорог пальцами, покрытыми брызгами дождя, которыми она с явным трудом удерживала ручку тяжелого рельсотрона, испускающего пар с остывающего ствола. Через мгновение Мэри уронит оружие на бетонные плиты и всё будет кончено – информация о преступлении поступит в Службу Контроля и система запустит свой неотвратимый процесс исправления.

– Ты знаешь, Сван, думаю, что тебе показалось. – Ответил я, изображая кривую улыбку. – Поехали.

Служебная машина пулей вылетела из жерла подземного паркинга. В отличие от прочих участников движения, ей не приходилось ждать окна в потоке или подстраиваться под его движение – стальной ручей сам старательно подстраивался под представителей власти.

Я порой наблюдал из окна офиса, каким образом это происходит, когда Сван отправлялся на задание в одиночку. Подобно плоскому камню, брошенному сильной ловкой рукой, автомобиль с размаху стартовал на дорогу и, едва он касался потока машин, как тот волнами расходился в стороны. Проехав немного в нужную сторону вместе со всеми, машина вновь резко прыгала в желаемом направлении и поток вновь расходился волнами, пропуская службу Контроля. Безупречная синхронность, идеальная работа автопилотов. Настолько совершенно, что казалось абсолютно естественным и природным. Как камень на глади реки. Или, может быть, пастушья собака в стаде овец – каких я видел на исторических каналах в сети.

Заботящаяся о сохранности стада и порядке, но от того не менее пугающая каждую особь, его составляющую.

***

– Откройте! Служба Контроля!

Сван уже в третий раз инициировал связь с жильцом квартиры, но Мэри снова сбрасывала звонок.

Мы стояли под моросящим дождем и настойчиво соблюдали протокол. На самом деле у нас был полный доступ к домашней сети подозреваемой и мы могли открыть дверь самостоятельно, но инструкции требовали предварительного трехкратного запроса на доступ к жилью. Выглядело это странно. Как игра, в которой один из участников заведомо является проигравшим, но правила старательно сохраняют иллюзию шанса. Обозначение Мэри “подозреваемой”, впрочем, вызывало такие же ассоциации – ведь факт убийства уже был подтвержден.

Квартира её располагалась на первом уровне в одном из старых монолитов окраины. Некогда величественное и современное здание уже давно утратило статус и добрую часть своих инфраструктурных компонентов – лавинообразная застройка быстро обступила его, лишив воздуха и воли к жизни. Подобно старому дереву, оно загнивало под кронами более молодых и агрессивных сородичей. Верхняя половина постройки, наглухо изолированная от нижней, еще сохраняла некоторую привлекательность для претендентов на жизнь среднего класса, но тут, внизу, расцветали настоящие трущобы.

Мэри жила не просто в нижней половине, она жила в самой дешевой ее части. В микроскопической квартире без окон с минимумом удобств. Самое дно, ниже которого уже не было ничего, кроме безучастного мокрого бетона.

– Тебе нравится сельдерей, Пит? – Сван перестал оглашать предупреждения и задал неожиданный вопрос, завозившись с получением ордера в системе.

– Не могу сказать ничего определенного.

– За последние пару лет я вдруг постиг его смысл, друг. Не знаю, это дыхание старости или некая мудрость, но мне начал нравиться его провокационный авангардный вкус. Нравится форма его нарезанных колечек. Я даже помню, как осознал свою симпатию к нему – я кушал обычный салат в кафетерии и вдруг понял, что вот эти небольшие зеленые ребята в еде мне действительно нравятся. Я пригляделся, чтобы опознать их и… Кто бы мог подумать! Да это ж сельдерей!

– Какого черта ты мне это рассказываешь, Сван? Если хочешь убедить меня съесть сельдерей, то считай у тебя вышло. Попробую вечером.

– Нет, не попробуешь, Пит, – покачал головой Сван и, резко сменив тему, жестом показал на дверь, – Ордер получен, погнали.

Я оглянулся по сторонам, проверяя зону безопасности вокруг места операции, но двор словно вымер. Кажется, никто из соседей или прохожих не желал себе лишних проблем. И никому не было дела до судьбы этой девушки.

Сван вздохнул и взглянул на меня:

– Ну что, Пит, готов?

Я взмахнул рукой и один из сопровождающих нас дронов плавно подлетел к двери. Его инструментальный бокс раскрылся подобно стальному цветку, позволяя сканеру начать работу. Судя по трехмерной модели, Мэри забаррикадировала дверь, а сама расположилась прямо напротив входа в импровизированном укрытии из перевернутого на бок стола. На изображении было трудно понять, было ли при ней оружие, но интуиция настойчиво подсказывала, что рельсотрон она не выбросила.

– Как будто у нас есть выбор, Сван.

– И то верно.

2
{"b":"687084","o":1}