ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Не знать, что случилось до твоего рождения – значит всегда оставаться ребенком. В самом деле, что такое жизнь человека, если память о древних событиях не связывает ее с жизнью наших предков?»

Марк Туллий Цицерон, «Оратор»

Глава I

В окутанном туманом Риме хромал грязный, с порезами от кинжалов по всему телу, с разбитым до крови лицом и в рваной тунике юноша. Прохожие задевали его и толкали плечами, пока в очередной раз парень не удержался на ногах и упал коленями на каменную улицу.

«Это меня не сломает! – думал он. – Я крепок и силен, каким и должен быть всегда. Именно этому меня всегда учил отец».

Послышались крики граждан с разных улиц. Юноша пытался разобрать, о чем они говорят, но слишком много разных голосов, которые забивали друг друга. Наконец, некоторые слова становятся понятными.

– Он скончался… – слышны голоса с нотками испуга и растерянности. – Его больше нет… Как же мы теперь…? Кто теперь позаботится о нас? Он умер, умер… Мы лишились «Утехи рода человеческого»! О боги, помилуйте нас и защитите… Нашего императора не стало… Тита Флавия больше нет! – и народ начинает рыдать.

Перед глазами юноши все замедлилось, граждане будто остановились, еле-еле можно было увидеть, как они передвигаются или оборачиваются. Он не выдержал и горько заплакал. Слезы душили его и остановиться никак не мог.

– Отец! – закричал юноша. – Отец… прошу… не покидай меня!

* * *

Шестнадцатилетний юноша, с мягкими чертами лица и вьющимися светлыми волосами, резко открыл глаза, лежа в кровати. Они были мокрые от слез. Он сел и взглянул на окно, вытирая глаза. Уже взошло солнце, которое освещало ферму и поля. Лишь пение птиц прерывало полную тишину.

– Так тихо и спокойно. – восхитился юноша. – Вдали от Рима всегда так.

– Доброе утро, Туллий! – постучала в дверь, а затем вошла в кубикулу[1] полная женщина лет сорока. – Извини, что ворвалась, но я услышала твои мысли вслух и поняла, что ты уже не спишь.

– Доброе утро, Цецилия, ничего страшного. Я просто…

– Опять кошмары?

– Как и всегда.

– Мой мальчик, прошло уже почти два года, как ты пережил тот ужас, но теперь все хорошо, не стоит жить прошлым или переживать, что тебя найдут здесь. Если император не обнаружил тебя и за этот год, то уже вряд ли вообще найдет.

– Для меня он не император, Домициан слаб и ничтожен, если послал своих убийц избавиться от меня. Единственное чего он достоин – это лишь мучительная смерть. Я хочу, чтобы его протащили по улицам Рима с позором и утопили в Тибре.

– Мой мальчик, мы все любили твоего отца Тита Флавия! Он был лучшим из всех правителей нашей империи. Я молилась о нем каждый день, чтобы Бог даровал ему сил и удачи. Он умер таким молодым и правил так мало. А сколько бед было в период его правления… Но, как я уже говорила, жизнь продолжается, и ты должен идти вперед. Месть – это страшная вещь, которая может привести тебя к гибели.

– Я не боюсь смерти, и никогда не боялся. Если мне суждено умереть, то пусть будет так, но я все сделаю, чтобы отомстить моему дяде… Я хотя бы попытаюсь.

– Как же ты собираешься мстить?

– Я еще не решил…

– Ну, если ты пока не решил, то пошли доить корову и пить свежее молоко.

Туллий надел тунику[2] и они вышли на улицу. Стояла прекрасная летняя солнечная погода, это наступили первые жаркие дни 83-го года от Р.Х., после сезона дождей и такой погодой нельзя было не наслаждаться. С фермы открывался красивейший вид на находящийся рядом город Тарент, что на юго-востоке Италии.

– Доброе утро, Туллий! – радостно закричала девушка пятнадцати лет с длинными золотистыми волосами и тонкими чертами лица и, подбежав, обняла его.

– Доброе утро, Корнелия. – юноша обнял ее в ответ. – Давно встала?

– Я же просила называть меня сестричкой! – игриво улыбнулась она.

Туллий покосился на нее.

– Где твой отец, дочка? – обратилась к ней мать.

– Ушел торговать в город. Где же ему еще быть!?

– А ты ему не помогаешь?

– Он сказал, что сам справится.

– Я сейчас же отправлюсь к нему. – прервал их Туллий.

– Но, мальчик мой, – заговорила Цецилия. – ты же не завтракал, хотя бы молоко выпей.

– Да, поешь чего-нибудь. – вмешалась сестра. – А то ты такой худой, что аж кости видны.

– Не только кости, но и мышцы! – и Туллий напряг их на руках. – Да и потом, чем меньше вешу, тем легче бегаю. – улыбнулся он и убежал.

Юноша вскочил на коня и поскакал по мощенной дороге прямо в Тарент. Построенный еще спартанцами, город вначале находился под властью Древней Греции, а потом уже Римской Империи. Эта гавань, хорошо защищенная, отделяла Тарентский залив от лагуны.

Туллий миновал главные ворота и стражу, которая уже хорошо его знала и отправился прямиком на форум[3]. Строения, в основном одноэтажные, лишь иногда выделялись среди остальных инсул[4]. Огромный храм Нептуну в центре города напоминал о том, что это морской город и данный бог тут для всех главный.

Юноша соскочил с коня и, взяв его за поводья, вступил на территорию форума. Торговля уже была в самом разгаре. Множество людей, как в дорогих тогах[5], так и в бедных туниках, слонялись взад-вперед, ища что-то необычное и интересное. Ходили между ними и граждане с набедренными повязками, по взгляду которых было понятно, что они там не для покупок, а лишь для того, чтобы воспользоваться моментом и кого-нибудь лишить кремены[6]. В середине форума, на ростре[7], торговали абсолютно голыми рабами. Мужчины, женщины и дети стояли рядом с друг другом с опущенными головами и ожидали своей дальнейшей участи. Туллий рассмотрел между ними красивую девушку лет двадцати, она была прекрасна фигурой и формами. Как будто почувствовав его заинтересованный взгляд, она подняла голову и посмотрела прямо в глаза. Ее зеленые глаза покорили ярко голубые глаза Туллия. Он замер, как вкопанный. Затем, взяв себя в руки, улыбнулся ей. Однако она снова опустила голову.

– Туллий! – громко произнес мужской голос.

Юноша обернулся и увидел возле лавки мужчину пятидесяти лет.

– Иди сюда! – снова произнес мужчина.

Туллий послушался и подошел. Это был толстый бородатый мужчина, уставший и строгий с виду, но, когда улыбнулся, весь засветился добротой.

– Ты на кого там засмотрелся? – рассмеялся он. – Уж не на ту ли чудную девочку? – и он указал пальцем.

– Да я просто… – попытался оправдаться Туллий. – смотрел…

– Стой здесь! Я подойду и узнаю, сколько за нее…

– Нет, Клитус, – перебил его юноша. – не стоит.

– Попытка не пытка. – рассмеялся мужчина. – И я сколько раз просил называть меня отец, хотя бы на людях.

– Прости.

– Я сейчас приду.

Клитус отправился к ростре. В тоже время туда подошел в белой тоге гражданин и заговорил с торговцем рабов. Все трое долго общались, пока мужчина в белой тоге не дал мешочек с монетами и забрал понравившуюся Туллию девушку, прихватив при этом еще трех рабынь. Клитус вернулся грустным:

– Извини, сын, но он оказался оптовым покупателем.

– Кто это был?

– Сын префекта города, Авл.

– Понятно. А сколько хотели за ту рабыню?

– Пятьсот денариев.

– Цена приемлемая. В Риме она бы стоила тысячу или даже полторы. А у меня же еще остались ауреи[8] отца…

– Ну да ладно, – прервал юношу мужчина. – я все понимаю, ты уже вырос, так что найдем еще тебе достойную девушку. А пока давай работать.

вернуться

1

Кубикула – небольшая частная комната древнеримского дома. Как правило, выполняла функцию спальни.

вернуться

2

Туника – мужская одежда, сделанная из двух прямоугольных кусков материи, сшитых на боках и на плечах, и стягивающаяся ремнем.

вернуться

3

Форум – площадь в каждом городе, служившая центром общественной жизни. Так же это и рыночная площадь.

вернуться

4

Инсулы – многоэтажные и многоквартирные дома.

вернуться

5

Тога – верхняя одежда граждан мужского пола. Кусок белой шерстяной ткани эллипсовидной формы, драпировавшийся вокруг тела. Лицам, не имевшим статуса граждан, не позволялось носить тогу.

вернуться

6

Кремена – кошелек.

вернуться

7

Ростра – ораторская трибуна.

вернуться

8

Аурей или ауреус – древнеримская золотая монета. Название происходит от лат. aurum – золото.

1
{"b":"687879","o":1}