ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Стража! Убийца на стене! Погибаю! Помоги-и-ите-е-е-е!

Туллий едва спрыгнул с забора на улицу, как к нему подоспела охрана из четырех человек. Луций и Маний спрятались за угол забора соседней виллы. На улицу вышли и сын префекта с кричащей женщиной. Авл опять был одет в белоснежную тогу, как и вчера на форуме. Он был в хорошей физической форме, на вид лет двадцать пять.

– Убийца, он убийца! – снова завопила стареющая женщина.

Туллий тут же спрятал за спиной фрукты.

– Дорогая теща, позволь я сам во всем разберусь! – вмешался сын префекта. – Что у тебя за спиной? – обратился он уже к Туллию.

Юноша протянул руки и показал лимоны.

– Фрукты, значит. – Авл рассмеялся.

– Но… – опять было начала женщина.

– Я не вижу в подростке убийцу. Воришку фруктов вижу, но не убийцу.

Охрана расслабилась.

– Всем ворам надо отрубать руки! – грозно и пафосно произнесла она. – Ты ведь его накажешь за это, верно?

– Конечно, я разберусь, а сейчас возвращайся в свои покои, дорогая теща Оливия.

– Ты меня прогоняешь? Что скажет на все это мой супруг, римский сенатор?

– Не понимаю, на что именно? Думаю, сенатору Гнею Юнию Сервию вряд ли будет дело до ребенка, сорвавшего пару лимонов с дерева.

– Он же покушался на мою…

– Иди на виллу, а то на улице небезопасно стоять. Здесь-то точно могут появиться настоящие убийцы.

Толстая женщина испуганно осмотрелась по сторонам, после чего ушла.

– Фу-у-ух, – выдохнул сын префекта. – как твое имя? – спросил он у юноши.

– Туллий, господин.

– Видишь, что ты наделал? Из-за тебя я вынужден был слушать крики моей тещи. Эта выжившая из ума старая матрона меня когда-нибудь доконает. Твое счастье, что дома был я, иначе она бы тебя точно скормила львам на арене.

Туллий сглотнул.

– Хотя, это я бы с радостью ее скормил, но не львам, а кому-то более мелкому, мышам или крысам, как пример, чтобы помучалась. – продолжил он и демонстративно задумался.

Охранники рассмеялись.

– Господин, – прервал молчание Туллий. – прости меня, я не знал, чья это вилла, я не знал, что тут живет супруга сенатора, если бы знал, то даже к этой улице близко не подошел бы.

– Учти, воровство – это опасная игра. Сегодня лимоны, а завтра и на украшения потянет. Запомни это навсегда, я прощаю лишь один раз человека. Увижу тебя рядом с моей виллой снова, посчитаю, что ты участник какого-то заговора и тогда лишение рук будет казаться милостью богов. Свободен.

Туллий поклонился и протянул лимоны.

– Нет, оставь себе. – махнул рукой Авл и с охраной вернулся на виллу.

Туллий подошел к друзьям.

– Это было потрясающе! – восхитился Маний.

– И здорово ты так придумал этот трюк с лимонами. Молодец. Он даже ничего и не заподозрил. – похвалил Луций.

– Спасибо, друзья, что пришли ко мне на помощь. – съязвил Туллий.

– Так ведь опасности-то не было! – обиделся Луций. – Мы контролировали ситуацию, и если бы тебе грозила беда, то тут же спасли тебя, правда, Маний?

– Ну, а как же! – неуверенно промямлил Маний.

– Как бы там ни было, план провалился, – констатировал факт Луций. – Вилла серьезно охраняется, а если он тебя во второй раз словит, то ты, скорее всего, умрешь.

– Наоборот, план сработал. – ухмыльнулся Туллий. – Внутри мало людей, да и к тому же я знаю, где держат рабов.

– Что собираешься делать?

– Залезу сюда поздно ночью и украду ее.

– Но на этот раз без нас. – твердо заявил Маний.

– О да, а то от вас такая польза была… – снова съехидничал Флавий.

– Это ты зря, – обиделся Луций – а кто тебя сюда привел? Как бы ты узнал, где живет сын префекта?

– Спросил бы у любого на форуме.

– Ахаха. – рассмеялся Маний.

– Зря смеешься, не хочешь мне помогать, значит с твоей просьбой не помогу.

– А ты дашь слово, что если я тебе помогу, то ты выполнишь все, о чем я попрошу?

– Конечно нет, как я могу давать слово, о чем не знаю? Может это не в моих силах и возможностях…

– Да все просто, – вмешался Луций. – он хочет руки и сердца.

– Мои? – вытаращил глаза Туллий.

– Да нет… – застеснялся Маний. – твоей сестры.

– Корнелии???

– А у тебя так много сестер Корнелий? Видишь ли, я очень давно в нее влюблен, хотел было уже за ней ухаживать, но тут оказалось, что у нее есть ты, то есть старший брат. Мы и не догадывались, что у твоего отца была еще одна жена раньше, которая и родила тебя. Поэтому он решил тебя найти и вернуть. В общем ты в ответе за нее, я это понимаю, поэтому и хочу, чтобы ты разрешил нам встречаться… вот.

– Эм… – Туллий оцепенел и не знал, что ответить.

– Да не переживай, я ее не обижу и до свадьбы даже не притронусь. Я хочу настоящую первую брачную ночь.

– Понятно… – ужаснулся Туллий.

– Так что скажешь? Думаю, это будет честно, я тебе помогаю с твоей возлюбленной, а ты с моей.

– Да, это честная сделка.

– Отлично! Так что, по рукам? – Маний протянул руку и Туллий пожал в ответ. – Так что, когда начинаем, ночью?

Глава II

С наступлением темноты друзья уже были наготове. В это самое время к центральному входу на виллу прибыл паланкин[10], охраняемый всадниками, откуда вылез седой человек лет шестидесяти пяти, со строгими чертами лица и запавшими щеками, и скрылся внутри виллы.

– Это префект? – спросил Туллий.

– Нет, – ответил Луций. – точно нет. Я знаю, как выглядит префект.

– Но это был явно патриций. – вмешался Маний. – Один паланкин стоит целого состояния.

– Да не важно. – сурово произнес Туллий. – Выждем, когда голоса на вилле стихнут и вперед.

Была уже глубокая ночь и Туллий решил действовать. Он опять залез по плющу на забор и за ним последовал Маний. Луций остался на страже улицы. Маний залег на заборе, чтобы следить за виллой. В случае опасности он должен был свиснуть, тем самым предупредить Флавия. Сам же Туллий спрыгнул с забора на территорию виллы и стал красться к самому зданию, а именно к интересующему его левому крылу. Было довольно тихо и спокойно кругом. Он без труда приоткрыл дверь и оказался внутри. «Где же вся охрана? – подумал Туллий. – Неужели спит?» Он спустился по лестнице и оказался в подвальном помещении, где дремал старый страж в углу на табурете. Кругом же были клетки со спящими мужчинами-рабами и гладиаторами. Среди них не было ни одной рабыни. «Не то место! – мысленно разозлился Туллий и быстро покинул этот подвал. – Надо идти в правое крыло». Он тихонько миновал атрий[11] и стал на цыпочках красться по коридору в другой конец виллы. Перед экусом[12] слева Туллий услышал голоса и остановился. Лишь краем глаза он заглянул туда и обнаружил десять стражников, которые не спали, а играли в кости. Правда, никто не шумел, не кричал, не ругался, а общались шепотом. Все были увлечены игрой и даже не заметили, как мимо них проскочил какой-то силуэт. Туллий, успешно миновав их, вздохнул и пошел дальше. На этот раз уже справа был таблин[13], где тоже слышны были голоса, однако намного меньше, всего три. Двери были двустворчатые, украшенные накладками из металла и слегка приоткрыты. Для Туллия не составило труда легко их миновать, когда вдруг он замер, услышав, о чем именно они говорят.

– Я не понимаю, сенатор… – голос сына префекта. – а при чем тут вообще император Домициан к Титу Флавию?

– Сынок! – глухой немолодой голос. – Во-первых, он не Тит Флавий, а император тоже. Во-вторых, я говорю про то, о чем судачит не только сенат, но и весь Рим.

– То есть, все считают, что император Домициан отравил своего брата Тита, чтобы поскорее занять его трон!?

– Да! И небезосновательно, ведь император Тит умер совсем молодым и здоровым. Он был настоящим человеком, истинным римлянином, воином и военачальником, а тут вдруг внезапно заболел и быстро умер. Всегда надо задавать вопрос в таком случае, а кому выгодна была его смерть?

вернуться

10

Паланкин – средство передвижения в виде укрепленного на длинных шестах крытого кресла или ложа, переносимого носильщиками.

вернуться

11

Атрий – закрытый внутренний двор в средней части древнеримского жилища, куда выходили остальные помещения.

вернуться

12

Экус – гостинная.

вернуться

13

Таблин – кабинет хозяина, где он хранил деловые бумаги, семейный архив, официальные документы, семейные записи и портреты предков.

3
{"b":"687879","o":1}