ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как именно?

Снова послышался вой, на этот раз, казалось, он доносится откуда-то с подножия горы. Темпос не обратил на него внимания.

– Ты должна согласиться вернуть нам военную магию в полной силе, если я докажу тебе, что война приносит пользу Фаэруну.

– Тебе никогда этого не доказать.

– Тем не менее, я отзову свои обвинения, если ты просто согласишься пересмотреть…

– Но как же так Боевой Молот! – запротестовал тихий голосок. Меж камней у ног Темпоса поднялась черная тень и приняла вид воина лондетара. – Как же наше соглашение? Ты обещал мне не отзывать обвинений.

– Маск!

Резкий окрик Мистры привлек внимание Серафима Смерти, который расправил крылья и пролетел совсем низко над отрядом пехотинцев. Человек пятьдесят из них дрогнули и бросились наутек. Богиня Магии едва обратила на это внимание, ибо не сводила взгляда с Повелителя Теней.

– Это не имеет к тебе никакого отношения, Подлое Сердце.

– Нет, имеет. – Маск продолжал смотреть на Темпоса и даже не бросил взгляда в ее сторону. – Очень даже имеет, ведь у нас с Боевым Молотом заключено соглашение.

– Это соглашение касалось Кайрика. – сказал Темпос.

– Но я не виноват, что ты распространил свои обвинения и на Мистру с Келемваром. – Из-за камней раздался очередной рык. Маск встревожено оглянулся, потом снова посмотрел на Темпоса и заговорил быстрее: – Как не виноват и в том, что Тир решил разделить вердикты, – к тому времени я уже предпринял кое-какие меры.

– Какие еще меры? – Мистра прищурилась. – Если ты что-то задумал против меня с Келемваром, вовремя остановись.

– Иначе что будет? – презрительно фыркнул Маск. По его темной фигуре пробежала дрожь, после чего у него на затылке выросло еще одно лицо. – Что бы ты со мной ни сотворила, после суда твои чары потеряют силу. Я уже и так обвел вокруг пальца и тебя, и твоего любовничка, так что вы оба докажете свою вину.

– Вот как? – взревел Темпос. Именно такого рода осложнений он и опасался, когда Маск впервые к нему пришел. – Разве не ты говорил мне, что преодолел свою слабость к интригам?

– Это не моя вина! – Свирепое рычание прокатилось по каменистому склону, и Маск начал бочком пятиться в сторону осажденного замка. – Кроме того, тебе нечего опасаться. У Мистры и Келемвара не больше шансов спастись, чем у Кайрика.

Богиня Магии коварно улыбнулась:

– Если это так, Маск, что мне помешает уничтожить тебя прямо сейчас?

На этот вопрос ответил Темпос:

– Тир Справедливый. – Бог Войны кивнул в сторону удалявшейся фигуры Маска. – Мне понадобится вызвать Повелителя Теней в качестве свидетеля. Нужно же все-таки выяснить, кому первому пришло в голову выдвинуть эти обвинения.

Маск остановился как вкопанный:

– Но если Кайрик узнает, что я…

– Тебе нечего бояться Кайрика, – сказал Темпос, если все пойдет по твоему плану.

Повелитель Теней уменьшился ровно наполовину, и в эту же секунду воздух наполнился отвратительным смрадом гниющего мяса. В тени у ног Темпоса засветились два желтых глаза, из-за камней выскочил Гончий Пес Хаоса. Пока зверь не очухался, Маск взметнулся на склон и исчез в тени крепостной стены. Кезеф издал тихий зловещий рык, поднял залитую слизью морду и понюхал воздух.

Мистра указала вверх на склон:

– Туда, Кезеф.

Кезеф наклонил свою огромную башку, слегка оскалился и рванул по камням. Он проломил тяжелую осадную лестницу, затоптал тащивших ее бедняг-пехотинцев и исчез в тени вслед за своей добычей.

Серафим Смерти снова расправил крылья и пропал высоко в небе. Мистра перевела взгляд на Темпоса и покачала головой:

– Боевой Молот, тебе следовало хорошенько подумать, прежде чем влезать в интриги Маска. Это для тебя плохо кончится.

– Может быть, и так, но я уже дал слово. – Темпос окинул взглядом склон, по которому неохотно ползли в атаку лондетары. – Кроме того, ты не оставила мне другого выбора. Ни одна война не может продолжаться таким образом.

27

Из всех мест в Городе Мертвых лучше всего характер правления Келемвара проявился в Круге Наслаждения. Этот Круг занимал обширную площадь, где сошлись сады десятков поселений, а стоя в центре Холма Возмездия, Повелитель Смерти мог озирать их всех. В Монастыре Мира, обширном районе высоких горных пиков и тенистых долин, поселились души мирных отшельников, которые при жизни ничего не желали, кроме одиночества и покоя.

Рядом располагались Идиллические Деревушки, жители которых, простые крестьянские души, ценили семью и хорошую компанию выше богатства и власти. С обеих сторон их окружали Поющий Город и Плодовый Лес, куда Повелитель Смерти отсылал души, способные обрести там счастье; к их границам примыкали другие поселения, заполненные благородными и добрыми душами, которые при жизни отвернулись от своих богов либо так и не успели их обрести.

Перспектива за спиной Келемвара была менее приятной. В Кислотном Болоте вдоль дорог и мостов клянчили подачку у прохожих души шарлатанов и мошенников. Рядом с болотом, в Алых Джунглях, жили убийцы и мучители всех сортов. Они превратились в алчных зверей, слишком занятых пожиранием друг друга, чтобы думать о побеге. Рядом с этими поселениями располагались Лабиринт Закоулков и Город Холода, куда Повелитель Смерти отсылал души воров и сводников; с ними граничили дома всяких невоздержанных и прагматичных душ, всю жизнь заботившихся только о себе и ни о ком другом.

– Знаешь, Жергал, было время, когда любой мой поступок должен был расцениваться только как эгоистичный.

Стоило Келемвару заговорить, как рядом с ним тут же возник заполненный тенью плащ сенешаля.

«Ах да, проклятие Лайонсбейна: поступишь бескорыстно – превратишься в людоеда».

– Куда бы ты лично меня отослал? – Келемвар повернулся и указал на Паутину Змей. – Туда? В дом безнадежно растерянных?

«Я бы никуда вас не отослал, – ответил Жергал. – Миркул поместил бы вас в Стену Неверных, и кто знает, что бы сделал Кайрик?»

– На этот счет у меня есть кое-какие соображения. – Это был голос Мистры, она возникла на холме рядом с Келемваром. – Поэтому я и сражалась с ним не на жизнь, а на смерть, чтобы он не нашел тебя.

Келемвар мысленно приказал Жергалу удалиться, после чего повернулся к Мистре:

– Я рад, что ты спасла меня от милости Кайрика, но иногда я сомневаюсь, хорошо ли ты поступила, передав мне его трон.

– Ничего я тебе не передавала. Это жители городи сделали тебя своим правителем.

Взгляд Келемвара погрустнел.

– Я не забыл. Думаю, мне было бы легче, если бы я стал настоящим богом Смерти, только у меня ничего не получилось.

Мистра нахмурилась:

– Келемвар, мне не нравится твое настроение. Хорошо бы, чтобы ты начал действовать!

Келемвар сжался, как от удара, но потом поднял голову и расправил плечи.

– Может быть, и так. Ты это пришла сказать?

Мистра покачала головой:

– Нет, я пришла сообщить тебе, что это Маск все затеял, а не Кайрик.

Келемвар кивнул:

– Знаю. В Хрустальный Шпиль вернулся Авнер и сообщил все, что говорил Маск.

– Включая его утверждение, что он якобы одурачил нас?

– Боюсь, это утверждение не совсем голословно. Он заявился ко мне с требованием, чтобы я наказал Авнера как одного из его Лживых, и я, как слепой медведь, угодил прямо в эту ловушку. Я отказался.

Мистра нахмурилась:

– Но Авнер умер, служа своей королеве.

– Это имело бы значение, будь он один из Преданных Торма. Но, Авнер не поклонялся ни одному божеству, кроме бога Воров.

– Понятно, – Мистра прикусила губу. – Что же Маск спланировал для меня? Я пока не получила никаких требований.

Келемвар покачал головой:

– Понятия не имею, но вот что я тебе скажу: есть только один способ избежать его ловушек.

– Какой?

– Пропускать все через себя. Каждый раз удостоверяться, что мы служим нашей природе и Равновесию.

Мистра закатила глаза:

– Думаю, мы поступим мудро, если заставим наших обвинителей отозвать обвинения. Я позабочусь о Маске, а ты должен заняться Темпосом.

50
{"b":"6888","o":1}