ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Старые друзья

Перевод Перевод А. Сен-Сенькова

Старик говорит другу (по телефону), что
собирается в молельню вечером. Это разрушающаяся
молельня во враждебном черном районе Лос-Анджелеса.
Нет даже половины миньяна (необходимых десяти
человек). Прихожане стары, молитвы читаются плохо,
сквозняки, само это место наполнено убожеством
и люмбаго. Старик приглашает друга посмеяться
вместе с ним над крушением неудавшегося духовного
приключения, приключения, на которое они оба
когда-то имели большие виды. Но его друг не
смеется. Друг становится одновременно Нахманидом,
Бодхидхармой и Святым Павлом в религиозном
наставлении. «Тебе не следовало говорить мне, что ты
собрался в молельню. Ты теряешь благочестие.
Остался бы в выигрыше, если бы промолчал». Что?
Благочестие? Молчание? С кем вообще говорит
этот старик? И так много. Друг упрекает его
в хвастовстве, в отсутствии благочестия, но вроде
как отпускает. Потом они прощаются, старик надевает
халат, который уже не так просторен после того, как
он бросил курить. На ночном столике почти полный
пузырек прозака. Он купил его пару месяцев назад,
но почти сразу перестал принимать таблетки.
Они оказались бесполезны. Вряд ли есть что-то
бесполезней их. Господи, он не может даже рассказать
другу (по телефону) о своем люмбаго и не выслушать
в ответ лекцию. Ладно, по крайней мере, дантист
не отругал его, когда он вернулся к нему на прошлой
неделе. После двухлетнего отсутствия, с гниющим ртом,
запах которого никто (дантист, ассистент, да и он сам)
не смог вынести, когда начали выскабливать костную
ткань. Его дантист тоже старик. «Давай займемся этим», —
только и сказал он. Старик завязывает халат и включает
весь свет в квартире (чтобы его снова не ограбили).
Он запирает дверь и едет в зону боевых действий,
потом паркуется во дворе дзендо (это на самом деле
не совсем молельня). Эвника здесь. Она здесь уже
двадцать пять лет. «В моем возрасте», – слышу
ее голос. Что-то о том, как легко она простужается
сейчас. Койо тоже здесь. Не помню его христианское
имя. Пальцы его правой руки опухли от кошачьих укусов.
Инфицировались. Он возится с благовониями. Эвника
чихает и кашляет. Полицейский
вертолет заглушает пение. Здесь холодно. Нас
только трое. Пух вылезает из
подушки, так же, как сок вытекает из этого
рассказа, и я больше не злюсь на тебя,
Стив. Более того, старый дружище, ты
прав. В этом есть смысл.
1985
Пламя - i_022.jpg

Мнимая турбулентность

Перевод В. Нугатова

Ты последняя
кто так на меня посмотрел
Когда это было?
Где-то между 11 сентября и цунами
Ты взглянула на мой пояс
и я тоже опустил взгляд на пояс
ты права
неплохой
и мы разошлись по своим делам.
Не знаю, как у тебя
но у меня все на редкость спокойно
несмотря на мнимую турбулентность
судебных тяжб и преклонного возраста

Просмотр канала Nature

Перевод А. Сен-Сенькова

Божья скука
это душераздирающая
скрипка скрипка скрипка
Пламя - i_023.jpg

Тварь

Перевод М. Немцова

той твари, что говорит
«я», «мое» и «мне»
не стоит клониться в стыде —
вместе с озерами и горами
эго уже сотворено
и священно вполне

Индианка

Перевод М. Немцова

Ты ждешь. Ты ждал всегда. Ничего нового. Ты ждал, когда б ни хотел чего-то, и ждал, когда чайник пел канарейке, и индианка втайне дала тебе любви, прежде чем погибнуть в дорожной аварии. Ты ждал, чтобы твоя жена стала мила, ты ждал, чтобы тело твое похудело и обросло мышцами, и девушка из Индии в своей квартире на Макей-стрит, она сказала: Леонард, ты ждал меня весь день, особенно когда мы слушали канарейку на кухне у твоей жены, вот тогда-то тебя и догнало по-настоящему, мы втроем стоим перед клеткой, чайник свистит, а наши большие надежды на канарейку, на песню, что изымет нас троих, вознеся из дня, из этой зимы – вот тогда-то ожидание и стало тебе чересчур, тогда-то я и поняла, как глубоко и безлико ты желал меня, и вот тогда-то я решила пригласить тебя в свои объятия. Предположим, она произнесла это себе. И потом я отвез ее домой, и она пригласила меня подняться к ней в квартиру, и не сопротивлялась моему глубокому безликому расположенью к ее смуглой неведомой персоне, и увидела она, до чего общо, до чего безразлично, до чего неуклонно безлико было томленье этого мужчины по ней, – и отвела меня на зеленую тахту из Армии спасения, среди студенческой мебели, она приняла меня, потому что через две недели погибнет в автокатастрофе на Лорентийской трассе, она меня приняла в одно из последних своих объятий, потому что видела, до чего просто будет меня утешить, и я был так благодарен считаться среди ее последних щедрот на этой земле. И я вернулся к своей жене, к моей юной жене, к той, кто никогда не оттает, кто никогда не принесет мне детей, кто будет ненавидеть меня не по одной веской причине, так по другой все дни своей жизни, кто будет знать пару моих друзей чуточку чересчур хорошо. Мы стояли, втроем, слушая дуэт канарейки и чайника, пар туманил стекла нашей кухни на Эспланаде, и монреальская зима отключала все, кроме сердца надежды. Марой звали ее, и она приходила к нам в гости, потому что мы в те дни ходили в гости, ездили сквозь снегопад, чтобы познакомиться с кем-нибудь новым.

1980
Пламя - i_024.jpg

Мэри благодатная

Перевод М. Немцова

Из душа ты выходишь
Прохладна и чиста
Цветком благоухаешь
Степная красота
Юдоль пылает, Мэри
Безвидна и пуста
Люблю, когда смеешься ты
Мир отступает прочь
Живу, пока смеешься ты
Молитвам не помочь
Но мир сейчас вернется
И воцарится ночь
Встань со мною, Мэри
Сякнет вода моя
Она не как вода сейчас —
Горька и грязная
Постой со мною, Мэри
Благодатная
Пора нам расставаться
Слились минуты в ил
Сейчас меня оставишь ты
Мне бой часов не мил
Душа моя – оружие
Я голову склонил
Постой со мною, Мэри
Сякнет вода моя
Зверь истекает кровью
Цветы горчат, но я
Стою с тобою, Мэри
Благодатная
7
{"b":"689267","o":1}