ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Кабинет директрисы был залит солнечным светом. Он проникал сквозь окна в потолке и широкое окно, расположенное за ее столом. Стекло стоило немалых денег, потому что его доставляли с острова Белейн, но директриса Ханна считала, оно того стоит. Ее кабинет располагался на вершине академии – близко к кронам деревьев, где ветки не загораживали дневной свет. Сложив руки за спиной и расправив плечи в безупречной директорской позе, Ханна повернулась к окну и позволила солнечным лучам согреть ее.

Она ненавидела этот день, день вступительного экзамена. Все поступающие приходили исполненные надежд, а в ее задачи входило разрушение этих надежд, пока этого не сделала академия. Это все равно что быть жестокой по отношению к милому, пушистому котенку.

Дверь за ее спиной со скрипом отворилась, и послышалось шарканье чьих-то ног по ковру. Даже не глядя, она знала, что вошедшая пытается вести себя осторожно, чтобы грязь и вода из лабиринта не испачкала ковер. Прислушавшись, Ханна дождалась, пока девочка найдет такое место на деревянном полу, где ущерб от грязи не будет бросаться в глаза, но Ханна знала, что для этого нужно встать под палящим солнцем. Конечно, так было задумано, чтобы поступающие чувствовали себя дискомфортно и неуютно, но ковер действительно был дорогой.

– Значит, ты веришь, что можешь стать новый преемницей, – сказала директриса Ханна, не оборачиваясь.

– Моя младшая сестра верит, и я ее не подведу, мэм.

Ханна закрыла глаза.

«Только не самоотверженная героиня», – подумала она. Амбициозных легче всего сломать, разочарование их лишь злит. А самоотверженные всегда начинают грустить.

– Не имеет значения, во что она верит. Ее здесь нет. И не будет, если ты останешься. Ты не увидишься с семьей несколько дней, а то и месяцев. Будешь жить в академии, спать здесь, есть здесь, дышать здесь. Будешь трудиться, пока мышцы не превратятся в губку, а мысли в пыль. У тебя не будет ни времени, ни сил на беспокойство о том, что думает твоя младшая сестра. Придется искать силы внутри себя, а если не сможешь – не выдержишь испытаний.

– Я выдержу, – моментально ответила девочка.

Конечно, она была уверена, что выдержит. Все девочки так думали. Все они были оптимистичными, идеалистками-идиотками, понятия не имеющими о цене поражения. Мало кто, если вообще кто-то, видел своими глазами взбесившегося духа. Они не понимали, какой ущерб может нанести хотя бы один дух, не говоря уже о тысячах, которых необходимо контролировать королеве.

– Ты когда-нибудь видела, на что способен вышедший из-под контроля дух?

– Да, мэм. Духи уничтожили мою деревню.

Ханна была рада, что до сих пор смотрела в окно, так что девочка не могла увидеть выражение ее лица. Деревни уничтожались редко, очень редко, но, когда такое происходило, духи обычно делали все тщательно. Она никогда не видела выжившего. А чтобы таковой пришел сюда… Взяв эмоции под контроль, директриса развернулась и посмотрела на девочку.

Стоящая под солнцем, она выглядела ужасно. В волосах засохла грязь, а одежда насквозь промокла. У ее левой ноги собралась мутная лужа. Среднего роста, среднего размера, среднего всего. Без грязи ее волосы должны быть прекрасны – они отливали и рыжим, и золотым, и оранжевым, словно осенние листья, – но сейчас они слиплись в коричневое месиво. На щеках у нее до сих пор оставался детский румянец, а руки были загорелыми – знак того, что она много времени проводит на улице. Ногти очень коротко подстрижены. Она выглядела слишком юной для той, кто видел подобную трагедию. Но опять же, все студенты выглядели юными.

– Сочувствую твоей потере, – сказала наконец Ханна.

– Спасибо, мэм. Поэтому я и здесь. Я не хочу, чтобы это случилось снова.

Глядя в уверенные глаза девочки, Ханна повторила заученную речь:

– Я скажу прямо, потому что ты должна принять решение, основываясь на логике, а не на чувствах. Ты не очень хорошо сдала вступительный экзамен. Да, ты прошла, но потому что вышла из лабиринта благодаря чужой помощи… – Она видела, как девочка с облегчением расслабила плечи, – ты не отличилась. Ты использовала свой дар лишь раз, и тебе потребовалось немало усилий, чтобы контролировать лишь одного слабого духа. Чтобы добиться успеха в академии, придется показать мастерство и врожденный талант, и, если честно, я не уверена, что в тебе это есть.

Девочка не шелохнулась, ничего не сказала, никак не отреагировала. Ханна уважала ее за это. Она видела, как некоторые начинали лить слезы и после менее резких комментариев.

– Учитывая это, ты все еще можешь оказать незаменимую помощь Аратею. Тебе необязательно поступать в академию, чтобы найти цель в жизни и использовать свой дар во благо. Ты можешь работать с лесными стражниками или стать ведуньей…

– Этого недостаточно, – сказала девочка.

Директриса Ханна вскинула брови. Ее не так часто прерывали.

– Простите, мэм, но в моей деревне была ведунья. Она погибла. Этого недостаточно. Я хочу уметь больше, чем плести амулеты и давать простейшие команды из нескольких слов. Я хочу уметь… – Словно напуганная выражением лица директрисы, девочка умолкла и опустила голову.

– Возможно, у тебя не получится, – сказала Ханна более мягко. – У каждого из нас есть пределы.

– Тогда, пожалуйста, я хочу найти свой.

Ханна кивнула. Она собиралась уговорить девочку отказаться от поступления. Она видела тест, видела, как та проявила себя, и, хотя девочка доказала, что умна и обладает лидерскими качествами, ее дар не был столь выдающимся, как у Мерекот – первой, кто справился с лабиринтом. Та была талантлива. Но, пожалуй, никому не помешает смелая, повидавшая реальный мир студентка. Директриса надеялась, что не теряет хватку. Она не может позволить чувствам влиять на решения. Это было нечестно как по отношению к девочкам, так и по отношению к Аратею.

– Что ж, это твой выбор. Ты прошла экзамен, можешь остаться. Но если останешься, будь готова трудиться больше, чем когда-либо. И скажи своей сестре, чтобы она была готова похоронить тебя, если ты не справишься.

Девочка поклонилась.

– Спасибо, мэм.

– Не благодари меня, – сказала директриса Ханна. – Я делаю это не из-за доброты.

* * *

Далеине хотелось выбежать из офиса директрисы, пританцовывая. Поступила! Она не могла дождаться, когда увидит Айрин и услышит от нее: «Я же говорила!»

Перепрыгивая через две ступеньки разом, она промчалась мимо других девочек, которые все еще ждали встречи с директрисой.

– Новички, сюда, – сказала женщина, и Далеина повернулась в указанном направлении. Она миновала арку и замерла.

Это не выход. Это вход.

Под ней, над ней и вокруг нее простиралась академия. Круг из деревьев, стволы которых сплелись вместе в кольцо, – их кора была гладкой и отполированной, она блестела, как мрамор, точно полая башня с комнатами. Винтовая лестница поднималась на другие уровни, ее перила были украшены вьюнками, точно кружевом. На каждом этаже на лестнице располагался выступ – он висел в воздухе, переходя в арку, ведущую в глубь других деревьев. Вдоль лестницы виднелись и окна замысловатого дизайна. Далеина подумала, это комнаты учениц или учебные классы. Еще выше деревья формировали идеальный круг, в котором виднелось голубое небо.

А ниже, на земле, простиралась учебная арена. Далеина слышала о ней – знаменитая арена академии. Здесь тренировались многие наследницы: Маллиен, которая, по легенде, сразилась одновременно с тремя бешеными водяными духами и сотворила реку Элдер; Рубина, ставшая третьей королевой Аратея и построившая первый дворец; Сафирал, основавшая лесную стражу и (по легенде) сдерживавшая лавину так долго, что успели спастись все, кроме нее; и, конечно же, ее величество, королева Фара. Сверху арена напоминала сад размером с ноготок, водопад журчал, стекая по одному из деревьев, а между покрытыми цветами скалами прослеживалась тропинка мха. Густая роща из более старых деревьев красовалась посередине. Их листья зеленели, как летом, несмотря на несезон. Если верить сказаниям, эти деревья могли вырасти за день и погибнуть с рассветом. Арена постоянно менялась, повинуясь приказам студентов. Все испытания Далеины будут проходить там и некоторые уроки тоже. Она представила себя внизу, как силы с легкостью повинуются ей, как преемницам в сказках…

10
{"b":"689464","o":1}