ЛитМир - Электронная Библиотека

«Прекрати, – сказала она себе, но сомнения не послушались ее и начали жарить сосиски над костром. – Глупый мозг». Она подумала, может, директриса Ханна тоже сомневалась в себе, когда встретилась лицом к лицу с духами во время Бойни Дубов. Или королева Хьюнерью, когда прогнала ураган с моря, защищая острова Белейн. Или королева Фия, когда приказала духам вырастить первый город Аратея, южную Цитадель, на берегах Иорианского моря. Или…

– Все готовы к завтрашнему дню? – поинтересовалась Линна.

– А что? Что будет завтра? – спросила Далеина.

– Завтра мы узнаем, кто на самом деле заслуживает здесь учиться, – сказала Мерекот, будто бы подсказывая другим, что пора уйти. – Первый урок призыва духов. Лучше ни с кем не завязывать дружбу. Не все студенты выживают на этих уроках.

Опустив ложку, Далеина больше не хотела есть. По правде сказать, ей было плохо.

– Правда? Студенты умирают?

Мерекот серьезно кивнула, а затем начала смеяться.

– Не знаю. Я тоже здесь первый день. Но видела бы ты свое лицо.

– Заявляю официально, – громко сказала Реви. – Мне она не нравится. – Другие студентки тоже сердито глянули на Мерекот, по крайней мере те, у кого еще остались на это силы.

– Я не собираюсь вам нравиться, – сказала Мерекот, все еще улыбаясь. – Я собираюсь победить.

* * *

Директриса Ханна довела свое искусство поглощения пищи до совершенства, чтобы наблюдать за студентками настолько аккуратно, что они этого не замечали. Это был единственный способ сделать так, чтобы студенты хорошо питались. За годы она поняла: будучи уверенными, что на них смотрят, девочки всегда теряют аппетит. Ей и так хватало учениц, терявших сознание от изнеможения. Не нужно добавлять к этому числу недоедавших. С аппетитом поглощая рагу, она покосилась на них и проглотила очередную порцию еды.

– Новый поток студенток, кажется, подает надежды, – сказала мастер Клии.

Директриса не ответила. Все потоки подавали надежды, пока эти надежды их не покидали. Она оторвала ломтик хлеба и обмакнула в рагу. К тому моменту, когда они доберутся до последнего года обучения, от большинства останется лишь оболочка. Она посмотрела на старших студенток – их глаза опущены, плечи ссутулены. Вряд ли у кого-то из них остались внутренние силы, чтобы стать потенциальной преемницей.

– Скажи-ка мне, Клии, что мы здесь делаем? Мы создаем героев или разрушаем их?

Мастер Клии уставилась на нее, будто увидела духа, вырвавшегося из ее уха.

– Директриса?

Ханна выдавила улыбку.

– Не слушай меня. У меня сложный день. – Прибытие новичков всегда оставляло ее в таком настроении – словно она украла детство у маленьких и беззащитных, и неважно, что те сами хотели стать студентами и что их всегда с радостью отпустят домой. Дети не могут понять, чего от них просят, а когда понимают, слишком глубоко погружаются в эту жизнь и уже не могут представить иную.

Один из смотрителей подошел к ней и прошептал на ухо:

– Срочное сообщение для вас в вашем кабинете.

Ханна опустила свой кубок и поднялась.

Все взгляды устремились на нее, беседы затихли.

– Продолжайте ужин. – Однако звон вилок и ножей по тарелкам не возобновился, пока она не покинула зал и не поднялась по лестнице в свою башню.

Ее колени начали болеть на третьем этаже. В этом заключался недостаток кабинета, расположенного на вершине академии. Однажды суставы перестанут это терпеть. Конечно, скорее всего, в этот же день духи заберут ее, так что это не имеет значения.

«Да, определенно, радостное настроение сегодня».

Ей стало легче, когда она добралась до вершины, воздух наверху был свежее. Может, потому что Ханна оказалась дальше от шума столовой или запаха пота, тянувшегося с тренировочной арены, или ей так только казалось. Солнце висело низко над горизонтом, лучи не проникали в купол академии, однако все еще освещали верхние ступеньки.

«Было бы неплохо, – подумала она. – Если бы в срочном сообщении содержались хорошие новости. – Новый внук. Большой урожай. Еще один мир, заключенный с другими королевами». Ханна прошла сквозь янтарные лучи и вошла в кабинет.

Сообщение ждало на столе: свиток, примотанный к лапке сокола. Одна из смотрительниц сняла его и унесла сокола, чтобы покормить. Сев за стол, директриса посмотрела на свиток, не беря его в руки.

Наконец взяла, вскрыла печать и развернула.

Имя деревни – Бирчен. Ниже два слова, выведенные королевским, витиеватым почерком: «Скажи ему».

Отложив записку, Ханна закрыла руками лицо.

Вдохнула, выдохнула и мысленно начала считать, выталкивая страх, который зарождался внутри нее. У нее все еще есть время, верно? Сообщение только пришло.

Свернув письмо обратно, она запечатала его трясущимися руками, затем перевязала лентой со своей собственной эмблемой. Кости ломило еще больше, чем когда она поднималась, но Ханна заставила себя подняться со стула и подойти к окну. Открыв его, она закрыла глаза и вызвала воздушного духа.

Тот появился быстро, как и всегда – ее крепчайшая связь всегда была с воздушными духами. Открыв глаза, Ханна вытянула руку, и ее пальцы стали легче. Дух принял форму маленького ребенка с прозрачными крыльями, как у бабочки, и с хвостом перьев.

Ханна вручила письмо духу, он взял его в свои длинные, тонкие руки.

– Найти чемпиона, лишенного своего статуса. – Вскинув руку, Ханна подняла духа вверх. Тот расправил крылья и взмыл ввысь, промчавшись по воздуху. Ханна проследила, как он исчез, молясь, чтобы успел.

Глава 6

Если верить Мари (их эксперту по всему, что происходит в академии), уроки призыва духов всегда проводились на тренировочной арене. На рассвете, когда колокола разразились чудовищно громкой мелодией, Далеина и остальные студентки, толпясь, поспешили из своих комнат в ванные, чтобы почистить зубы и причесать волосы, затем девушки направились вниз по винтовой лестнице. Первое, что они заметили, – это исчезнувшие с арены деревья. Постриженные кустарники тоже исчезли. И камни, и цветы. И водопад, собиравшийся в прудик внизу. Арена превратилась в большой грязевой круг.

– Что происходит? – спросила Далеина у Мари.

– Увидишь.

– Она не знает, – сказала Мерекот.

– Ты тоже.

– О, может, не будем ссориться хотя бы с утра? – сказала Реви. Ее глаза выглядели все еще сонными, и она походила на медведя, разбуженного посреди зимней спячки. – Кое-кто писал сочинения полночи.

Далеина даже не пыталась. Она рухнула в постель, как только прозвенел вечерний колокол. Ей снились волки, семья и темные закоулки лабиринта. Проснулась вся в поту.

Шесть учительниц ждали их на тренировочной арене, по одной на каждый вид духов, талию каждой опоясывала лента, символизирующая специальность: воздух, землю, воду, огонь, лед и дерево. Некоторые из них сидели среди судей во время вступительного экзамена; других Далеина не знала. Студентки выстроились в ряд перед мастерами. Далеине казалось, что она снова попала в лабиринт, ее опять проверяют. И конечно, именно это и произойдет… снова, и снова, и снова.

«Я все сделаю, – пообещала она себе. – Что бы они мне ни подкинули, я поймаю. Или отобьюсь. Или сделаю то, что скажут на этот раз».

Мастер с зеленой лентой заговорила:

– Главная цель академии заключается в поиске и обучении тех девушек, у которых есть способности, чтобы стать королевой. К концу обучения некоторые из вас будут выбраны чемпионами в качестве кандидаток в преемницы. Они пройдут особые тренировки и испытания, а лучшие из них станут преемницами и подготовятся к церемонии коронации на случай смерти нынешней королевы, да живет она вечно и никогда не падет.

Студенты молчали, даже дышать стали тише. Ничего нового они не услышали – все рентийцы это знали, – но почему-то слышать это оказалось нелегко: словно здесь происходил ритуал, а не урок.

– На церемонии коронации духи выбирают королеву среди преемниц – самую сильную, лучшую из лучших. Наша задача здесь заключается в том, чтобы вы были готовы к тому, что Аратей – и вся Рентия – может потребовать от вас.

15
{"b":"689464","o":1}