ЛитМир - Электронная Библиотека

Она помогла сестре залезть на ствол толстенного дуба, поддерживая ее, чтобы та смогла добраться до моста. С болтавшимся рюкзаком Айрин запрыгнула на мост, и Далеина поднялась следом. Почти дома. Тяжело дыша, она вдохнула запах сосен, прокисших листьев, прачечной и… ох, вот же они: имбирные пряники! Мама состряпала сегодня, как обещала.

Запах постиранного белья шел от соседей. Рядом с подножием деревенского дерева пожилая госпожа Хамби стояла на двух ветках, развешивая белье. Ее муж крепил новые амулеты на крыше между досками. Он помахал Далеине и Айрин, когда те прошли мимо. Далеина махнула в ответ, а Айрин недовольно сдвинула брови.

– Будь повежливее, – сказала ей Далеина.

– Будь повеселее, – парировала Айрин.

Выше на дереве сидели друзья Далеины, они стали звать ее поиграть вместе: Джу-джу, Сабрин и Мина. Она помахала им и указала на сестру. Поиграет позже, когда доставит Айрин в целости и сохранности домой. С помощью веревочной лестницы Далеина и Айрин миновали мистера Йилита, который дробил орехи, чтобы сделать ореховый пол. Пыль окружала его руки и липла к креслу. Он улыбнулся и кивнул им. Айрин не помахала. Далеина знала, ее сестра любит мистера Йилита, потому что у него нет переднего зуба, как и у Айрин. Выше, слева, они увидели троюродную сестру Росаси, которая устроилась на изгибе ветки, а ее босые ноги купались в лучах солнца, светившего над домом. На коленях у нее лежал клубок пряжи, хотя она не вязала. Мама часто говорила, что у Росаси аллергия на труд. Однако та рассказывала отличные сказки о королеве, ее преемницах и их чемпионах. Иногда она укладывала Айрин спать, когда маме приходилось работать по ночам, и Далеине нравилось слушать сказки, лежа в своей кровати на чердаке.

Как и остальные дома в деревне, дом Далеины и Айрин был сплетен на ветках. Его пол и стены состояли из живых деревьев. История деревни гласила, что два поколения назад королева приказала духам построить их деревню из горстки желудей. Далеине хотелось бы это увидеть своими глазами. Единственное волшебство, которое она видела, было делом рук местной ведуньи, а ее способности в основном заключались в создании амулетов, а не в раздаче приказов. Сотворить деревья, подобные этому… В их домах на ветках жили двадцать семей, в хижинах, торчавших как почки, на толстенных суках сверху и снизу от хижины Далеины, окружавших массивные стволы. Их соединяли лестницы, блоки и мосты. Днем вокруг много людей, снующих по делам, занятых жизнью, а ночью банки с подожженным мхом освещают дороги – и деревня похожа на облепивших дерево светлячков.

Мама любила говорить: есть что-то прекрасное в их деревьях и днем, и ночью, как и в любое время года. Осенью листья становились красными и золотыми, а зимой покрывались льдом. Весной жители деревни выращивали цветы в ведрах и на земле внизу, чтобы украсить потом окна и крыши. А летом, сейчас, все цвело и зеленело, и сгибалось под тяжестью спелых фруктов. Мама говорила, в лесу Аратея сотни таких же деревьев, но Далеина никогда не покидала свою деревню.

«Когда-нибудь, – обещала она себе, – я уйду и увижу другие деревни, может, и город, может, саму столицу, а может, даже то, что за ней».

Говорят, на севере рядом с горами Семо деревья стоят, точно часовые, с белыми ветками, тянущимися вверх, словно поднятые руки. А на западе, где деревья соприкасаются с дикими землями, говорят, ветки переплетаются так туго, что на земле под ними ничего не может расти. В Аратее даже есть места, где обитают волки, медведи и духи, там полно чудес, которые никто не видел, и звуков, которые никто не слышал годами.

«Я хочу увидеть все!»

Мать ждала их на пороге дома. Заметив ее, Айрин перебралась через мост и поспешила вверх по лестнице без всякой помощи. Далеина шла следом.

– Были проблемы? – спросила мать.

Далеина оглянулась, но не увидела того маленького древесного духа, лишь матовую листву и западную сторону моста.

– Никаких, только учитель Айрин сказал, что она не съела обед.

– Ябеда. – Айрин высунула язык и продемонстрировала его Далеине.

– Айрин, это невежливо. Муха сядет на язык, если будешь его надолго высовывать. – Мать пригрозила пальцем, и Айрин быстро спрятала язык. – Я положила твою любимую еду на обед, почему ты не…

Красная капля упала на щеку Айрин. Она стерла ее и уставилась на испачканные кровью пальцы.

Долю секунды все трое смотрели на кровь, а затем мать сказала:

– В дом. Живо.

– Мама, у меня кровь! Меня поранили! Мама!

С ней все было в порядке. Это не ее кровь. Кровь лилась сверху. Сочилась с деревьев. Далеина побежала к дому, а мама подхватила Айрин на руки и кинулась следом.

– Далеина, амулеты, быстро!

Далеина подбежала к каждому окну, запихивая амулеты в щели. Она засовывала их с таким усилием, что заболели пальцы.

– Мам, где папа? – Айрин плакала, всхлипывая.

– Быстрей, – приказала мать. – Я не знаю. Он в порядке. Спрятался. Нам тоже нужно оставаться внутри. Тихо. – Она опустилась на колени. – Пожалуйста, детка, веди себя хорошо, будь сильной девочкой ради меня. – Айрин шмыгнула носом, пытаясь проглотить плач, но слезы вырвались на свободу. Мать прижала ее к груди, гладя по волосам. – Тс, тс… Успокойся, детка, успокойся.

Далеина сунула амулеты под дверь и в камин, заполняя его, пока амулеты не кончились; затем прибежала к маме, которая обняла и Далеину. Дом начал грохотать и трястись.

– Папа прячется. Не волнуйтесь. Все будет в порядке, – сказала мать. – Духи нас не тронут. Они не посмеют. Королева не позволит. «Не причиняй вреда», помните? Ее приказ. Ее обещание. Ее обязанность. Доверяйте ей. Верьте в нее. – Она убаюкивала Далеину и Айрин, качаясь. Айрин шмыгнула носом в ее блузку, а Далеина спрятала нос в мамины волосы. Снаружи послышался крик, похожий на зов подбитого сокола, какой Далеина однажды слышала, только сейчас он был громче, будто снаружи летал десяток птиц. Листья на стенах дрожали, а пол скрипел.

Мама обняла их крепче.

Далеина наблюдала, как в дереве появляются трещины – на стенах одна за другой, расходясь, как яичная скорлупа, пока дом потряхивает. Окна дребезжали, и Далеина увидела тень, промелькнувшую снаружи. Айрин дрожала так же сильно, как стены, но теперь была слишком напугана, чтобы плакать.

Что-то ударило в дверь, Айрин пискнула и сильнее вжалась в мамины колени, отталкивая Далеину. Ей показалось, она слышит папин голос.

– Пап? – прошептала Далеина.

– Сиди здесь, – приказала мать.

Далеина начала подниматься. Он звал. Разве нет? Сложно расслышать один голос за криками и возгласами, и ударами, и шорохами. Прислушавшись, она сосредоточилась, пытаясь различить звуки – вот он, папа! Она опять услышала стук в дверь. Он был там, снаружи, пытался войти! Отцепившись от матери, Далеина побежала к двери.

– Далеина, нет! – резко воскликнула мать шепотом.

– Это папа! – Она дернула ручку на себя.

За спиной она услышала, как мама подскочила на ноги, но не успела подойти из-за Айрин, которая прилипла к ней, как репейник. Дверь толкнули внутрь, и кто-то тяжело упал на колени – папа!

Дух, размером с белку, держался за его плечо, вцепившись зубами в плоть. Папино лицо было измазано красным, и кровь испачкала волосы. Он попытался встать на ноги, и дух схватил его сильнее.

– Отстань от него! – закричала Далеина. Она схватила духа за тельце, а папа толкнул его в лицо. Когти духа разорвали папину рубашку и грудь. Один коготь вспорол руку Далеины, и тонкая струйка крови показалась на коже. – Оставь его в покое!

Дух зашипел и плюнул.

Затем появилась мама со скалкой в руках. Она замахнулась и ударила духа по голове и спине.

– Убирайся! Из моего дома! Прочь отсюда!

Дух повернул голову и посмотрел сквозь них.

Айрин.

Отпустив папу, дух кинулся к Айрин, прежде чем кто-то успел схватить его.

Прячась под кухонным столом, Айрин пронзительно закричала.

«Нет! Не трогай мою сестру!» – Далеина ощутила, как ее разум и тело кричат эти слова, а потом они словно отделились от нее и полетели вперед.

2
{"b":"689464","o":1}