ЛитМир - Электронная Библиотека

Вдруг послышался далекий раскат грома, а в воздухе запахло дождем. Но в дом идти все равно не хотелось. Отрастить бы крылья и улететь отсюда. Вот и первые капли… Мира прикрыла глаза, собралась было вдохнуть полной грудью, как на ногу что-то прыгнуло. Что-то холодное и скользкое.

– Ай! – взвизгнула несчастная и машинально дернула ногой, отчего холодное и скользкое полетело прямо в пруд, а вскоре послышался «бульк».

– Мерзкие лягухи, – передернулась от отвращения.

А на развороте так и врезалась в двухметрового тирана. Снова подкрался. И давно он тут стоит?

– Ой, – подняла на него испуганные глаза.

– Сейчас будет гроза. Кыш в дом.

В этот момент ей снова кто-то прыгнул на ногу.

– Блин! – подпрыгнула.

– Да угомонись ты, – присел на корточки и снял с ее ноги крупную лягушку. – Перед грозой они частенько покидают пруд, – поднялся с земноводным в руке. – И не смей больше пинать моих берталий. Это особая порода, они как никто жрут комаров. Заметила, здесь практически нет треклятых кровопивцев, а все благодаря ним. Я и пруд специально для них выкопал, – затем аккуратно опустил лягушку в траву, и та преспокойно ускакала куда-то в темноту.

– Вы пришли, потому что за лягушек испугались? – усмехнулась. – Не переживайте, ваши квакушки в безопасности.

– Все язвишь?

– Даже не думала, – замотала головой.

– Смотри мне… и вообще, я на пробежку.

– Сейчас?! – посмотрела на почерневшее небо.

– Да, сейчас. А ты давай, шевели лапками в сторону дома.

Мира успела добежать до крыльца, как с неба ливануло. И гром загремел громче, тревожнее. Пожалуй, пора под одеяло. Уж что-что, а комнату ей волк отписал шикарную, там и засыпать, и просыпаться одно удовольствие.

Рик в это время мчался по лесу. С ним вместе мчались и мысли. Завтра предстоит волнительный день, причем не только для девчонки, но и для него. В конце концов, Мурзик после процедуры официально станет его подопечной, а это, так или иначе, ответственность. Ну, условия-то он ей предоставит без проблем. И перед глазами начали возникать картины, как выводит ее в свет, как покупает что-нибудь за усердие и труд, однако довольно скоро все фантазии кардинально сменили направление. Вот она делает ему массаж, касаясь его обнаженным телом, потом помогает мыться и в тот момент, когда мысленно очутился с ней в постели, резко затормозил. Как оказалось, вовремя, впереди был крутой спуск, утыканный сухостоем.

– Дурдом, – прислонился к стволу дерева, а рука сама по себе накрыла член.

Вышел на пробежку, называется. А в итоге стоит у дерева и мнет хозяйство. И это накануне боя?! Вот когда дома, понятно, почему его так кроет, там-то все пропахло Мурзиком, такое ощущение, будто она специально потерлась обо все, к чему успела прикоснуться, каждый уголок пахнет ею. Но здесь! В лесу! Здесь пахнет прелой землей и пометом местных обитателей. Рик принялся активно дышать, вслушиваться в шум дождя. Но воображение все равно вернуло к девчонке.

Тогда Рик перешел к бою с тенью, а спустя полчаса непрерывной тренировки снова побежал, но уже в обратном направлении. И чтобы окончательно прийти в себя, обернулся. Домой вернулся в зверином обличье, так волком и добрел до своей комнаты, но на кровать не полез, улегся прямо на ковре.

Глава 4

Мира нашла хозяина на полу. Голым! Он продолжал крепко спать, подмяв под себя кресло-мешок. Вот это махина все-таки. И девушка очередной раз глянула туда, куда не надо бы, отчего бедняжке поплохело. Ведь если Войтов попытается взять ее, это будет конец. Таких габаритов она не вытерпит.

– Господин? – похлопала его по плечу. – Вам пора вставать. Будильник уже три раза сработал.

– Брысь, – промямлил сквозь сон.

– Но будильник… – дальше будить не решилась, чего доброго еще взбесится. Вместо этого накрыла гиганта покрывалом и отправилась вниз.

А за окном опять проливной дождь.

Как же разбудить волчару? Фотосессия назначена на три часа, но до студии еще доехать надо. Ведь если опоздает, на нее всех собак повесит. Хотя… И Мира пошла в кухню.

Рик очнулся от аромата сдобы и корицы. Тогда же обнаружил себя на полу под покрывалом, затем глянул на ковер, на котором чернели волчьи следы. Угу… значит, вчера хорошо так прогулялся. А его маленькая подопечная уже колдует у плиты. Рик несколько раз повторил про себя слова «его маленькая подопечная», просмаковал их. Лишь бы теперь крышу не снесло от осознания, что девчонка принадлежит ему целиком и полностью. С другой стороны, он же не монстр, чтобы издеваться над такой пичужкой! Не для того же спасал, в конце концов. Но реакция на нее заставляет задуматься, это может стать серьезной помехой, слишком расслабить, тогда как он должен быть всегда собран, всегда сосредоточен на поединке, должен тренироваться. Ночная же тренировка, честно говоря, разочаровала. Вместо мыслей о сопернике, думал только о зверушке. Вот и сейчас, опять голова забита Мурзиком. Да и пожрать бы не мешало. Снова вдохнул аромат выпечки.

Когда спустился вниз, чуть слюной не захлебнулся. Чтобы в его доме да гуляли столь сумасшедшие запахи? Отродясь такого не было. Рик заглянул в кухню. И где его завтрак? Девчонки нет, еды нет. Или есть? Присмотрелся повнимательнее и обнаружил противень на плите, накрытый полотенцем. И волка точно накрыло, перед глазами возникла мать, отчего сердце защемило. Мама… его самая большая потеря в жизни, самый позорный проигрыш.

– Доброе утро, – послышалось совсем рядом.

Рик мигом встрепенулся и посмотрел на Миру как-то чересчур сурово, но быстро смягчился.

– Доброе, – поспешил сесть за стол.

Через минуту перед ним стоял большой бокал крепкого чая и тот самый противень. Мира не стала мелочиться. Пусть лопает от души. Лишь бы понравилось. Сытый зверь – добрый зверь.

– И что это? – взялся пальцами за полотенце, приподнял.

– Завихрюшки с цукатами и орехами.

– За-ви-чего? – уставился на нее с удивлением. – Что еще за вертуёчки?

– Завихрюшки, а не вертуёчки, – и убрала полотенце.

На противне лежали присыпанные корицей булочки-улитки. Из румяных боков торчали те самые цукаты. Насчитал их волк ровно двадцать штук.

– Сама ела? – зыркнул на Миру.

– Да. Мне идти собираться? – заложила руки за спину, выпрямилась.

Косичек себе опять наплела. И до чего же у нее выразительное лицо, не запомнить такое просто невозможно.

– Иди, – произнес без прежней уверенности.

Именно сейчас хотелось посидеть в одиночестве, подумать о своем. И пока думал, не заметил, как подчистил весь противень, очнулся с последней булкой в руке. Н-да, что-то не рассчитал как-то. С другой стороны… и проглотил последнюю. Главное, потренироваться вечером, как следует, чтобы углеводы в дело пошли.

Мира дожидалась его в гостиной. На ней был светло-серый спортивный костюм, на голове бейсболка.

– Все, поехали! – гаркнул и направился в прихожую.

Какой-то сегодня день странный. Беспокойный. То мать мерещится, то девчонка заставляет кровь бурлить, а впереди еще студия и пункт контроля. Забить бы на все, да пойти в зал. Раньше так и было. Тренировался-жрал-спал-иногда спал с Евой. А эти дни душа не на месте, привычный график и вовсе полетел ко всем чертям. Возможно, позже все устаканится, когда попривыкнет к Мурзику.

– Красивая у вас машина, – подошла к черному внедорожнику. Тачка очень походила на хозяина, такая же брутальная, а еще идеально чистая.

– Угу. Садись назад, – открыл дверь, но потом тут же захлопнул, – нет, вперед, – и открыл уже переднюю.

Девушка юркнула в машину, быстро пристегнулась, сложила руки на коленях.

– Да расслабься уже, – села за руль. – Кстати, надеюсь, тебя не укачивает?

– Нет, – неужели он действительно считает ее домашним животным? А коль так, то к чему на что было вчерашнее представление с обнюхиванием? Подозрительно он себя ведет. И в этом мало хорошего.

До студии ехали часа полтора, за это время Мира чего только себе не напредставляла, Рик в свою очередь замечал, как девчонка то белеет, то краснеет.

10
{"b":"689549","o":1}