ЛитМир - Электронная Библиотека

– Где наименее травматично?

– Я бы вам рекомендовала затылочную зону.

– Хорошо.

После того, как все бумаги были заполнены, а необходимая информация занесена в базу данных, Рика и Миру проводили в стерильное помещение.

– Прошу, ожидайте своей очереди. На электронном табло высветится ваш номер, – и администратор поспешила вернуться на свое место.

Войтов чувствовал себя скверно. Честно говоря, не ожидал, что будет настолько хреново. Это еще хорошо девчонка в глаза не смотрит.

– Впервые в жизни, – произнесла совсем тихо, – мне хочется умереть.

Неожиданно Рик опустился перед ней на корточки и все-таки взял за руки.

– Это всего лишь клеймо, – а голос прозвучал слишком уж мягко, непривычно мягко.

Для него-то конечно. Ведь не на нем выжгут номер, не его будут тащить в койку против воли. И Мира закрыла глаза, сделала глубокий вдох, чтобы не расплакаться. Подопечная для личного пользования… какой ужас…

В этот момент на табло высветился их номер, а через пару минут из дверей процедурного кабинета вышел очередной гигант в медицинской униформе.

– Мы готовы, – кивнул Войтову.

– Как долго длится процедура? – Рик поднялся и все равно оказался на голову выше этого живодера.

– Полчаса-час. Вы купили полный пакет, так что, наркоз будет общий. После процедуры мы дождемся, когда подопечная придет в себя, затем сможете ее забрать. Если хотите, проводим вас в смотровую, чтобы вы лично удостоверились в том, что услуга оказана в полном объеме.

На что Рик кивнул.

– А сейчас, – волк открыл для Миры дверь, – пройдемте.

Она напоследок обдала Войтова презрительным взглядом, после чего устремилась в кабинет, где сразу съежилась. В помещении было холодно, пахло медикаментами, но главное, что вызвало приступ паники – это кресло и лазерная установка.

– Разденься до пояса, – указал мучитель на ширму. – Твой хозяин будет наблюдать за происходящим через вон то окно, – кивнул в сторону небольшого окошка с тонированным стеклом.

Мира послушно разделась, после чего подошла к креслу, которое трансформировалось в кушетку.

– Ложись.

Волк активировал лазерный аппарат, а через минуту в процедурный кабинет вошли две помощницы. Одна занялась подготовкой капсулы с датчиком слежения, вторая помогла Мире лечь, после чего приложила к лицу маску.

– Сделай три глубоких вдоха.

И вскоре свет померк.

Рик в это время находился в смотровой. Когда девушка уснула, контролер взял в руку скальпель. Сначала Мире вшили капсулу, после чего настала очередь лазера. Войтову было неприятно наблюдать за процедурой, но с другой стороны, теперь девчонка принадлежит ему. И для них обоих начнется новая жизнь. Уж он постарается, чтобы Мурзику было хорошо.

Когда все закончилось, Миру перенесли в соседнее помещение, где она и лежала до тех пор, пока не пришла в себя. Помимо общего наркоза ей вкололи обезболивающее местного действия, посему боли не чувствовалось, но вот общее состояние желало лучшего – перед глазами все плыло, тошнота подкатывала.

– Ты как? – навис над ней контролер. – Живая? – проверил рефлексы, реакцию зрачков, после чего посмотрел на помощницу, – зови хозяина, пусть забирает.

– Ее одеть надо, – волчица взяла вещи девушки.

– Сам оденет. У нас еще три клейма по плану, надо успеть.

И помощница вышла к Рику:

– Ваша подопечная пришла в себя.

– С ней все хорошо?

– Наркоз еще не отошел полностью, из-за чего есть легкое недомогание. Через часа три состояние нормализуется. Прошу вас поторопиться, у нас еще несколько клиентов. Ах да, вот, – протянула ему бумагу, – здесь указаны мази и антисептики, которые вы сможете приобрести в любой аптеке. Первое время надо будет прикладывать к раневой поверхности.

Войтов вошел в реабилитационный кабинет и воззрился на свою подопечную. Мира лежала на кушетке под легкой простыней, рядом на спинке стула висели ее вещи. Даже одеть не почесались.

– Эй, – опустился на корточки. – Ты спишь?

На что Мира приоткрыла глаза, она явно не понимала, что сейчас происходит вокруг. Тогда Рик убрал простыню, затем взял со стула толстовку. Все-таки Мурзик совершенна. И до чего же захотелось коснуться нежной груди, ощутить мягкость той. Но не время и не место.

– Ну-ка, – осторожно надел на нее толстовку, остальное засунул в карман своей куртки, – а теперь иди сюда, – и взял Миру на руки.

Всю дорогу она проспала. А Рик вел машину на автомате, ибо в душе и голове волка творился большой переполох. Отныне эта малышка принадлежит ему, только ему. По пути Войтов остановился у аптеки и купил все, что было в списке. Хотелось верить, процедура прошла успешно и проблем не возникнет. Когда же приехали домой, Зверь снова взял Миру на руки и отнес в ее комнату, где положил на кровать. Только вот девчонку раздеть бы надо. Сначала стянул кроссовки, потом носки и минут пять еще любовался аккуратными ножками, после настала очередь штанов, однако дернул слишком резко, из-за чего трусики сползли до колен вместе со штанами. И волка накрыло – глаза засияли, клыки вылезли, не говоря уже о том, что произошло в паху. Это уже ни в какие ворота не лезет. Рик все-таки раздел ее, а трусики вернул на место. Надо держать свои хотелки в узде. Однако прежде чем накрыть Миру одеялом, склонился и коснулся губами горячего живота, вдохнул аромат тела. Так, пора делать ноги…

Отправился Зверь в спортзал.

А Мира пришла в себя только вечером. Стоило бедняжке встать с кровати, как понеслась в ванную. Тошнота подкатила.

– Блин, – ощутила боль в затылке, после чего нащупала там марлевую повязку.

____________________________________________

И почему она голая? Он раздел? Интересно, успел воспользоваться ее отключкой? Мира прислушалась к себе – болел затылок, в висках стучало, но в остальных местах все было спокойно. Уж если бы волчара взял, она бы и с кровати-то не встала без костылей. Видимо проявил благородство. И где же это благородие мохнатое? Надо бы наверно ужин приготовить.

Несмотря на все еще отвратительное состояние, Мира умылась, оделась и направилась вниз. Хотя на лестнице поняла, что погорячилась – голова закружилась, да так, что пришлось опуститься на ступеньку.

– Уроды, – зажмурилась и прислонилась головой к каменной балясине. – Что б вас всех…

Вдруг ощутила руки, которые ее подхватили, а следом ощутила горячее мокрое тело, видимо зверюга только после тренировки.

– Зачем встала, бестолочь? А если бы с лестницы навернулась?

– Ну и хорошо. Жаль, не навернулась.

– Угу, – и отнес ее в кухню, где усадил на стол. – Тебе поесть надо, а еще обработать рану, – глянул на пропитавшуюся кровью повязку.

А когда отвернулся, чтобы включить чайник, Мире совсем поплохело, из-за чего несчастная откинулась назад. Дурнота вернулась, стены закачались перед глазами. Рик очередной раз остолбенел, увидев свою подопечную в столь беспомощном состоянии, да еще и лежащей на столе. Это же издевательство! И что ему делать? Опять бежать в спортзал? Однако скоро возбуждение сошло на нет, вместо оного Рик испытал чувство стыда. Мурзику плохо из-за него. Вон и слезу пустила, кулачки свои сжала. Войтов так и стоял столбом, не в силах пошевелиться. И зачем только связался со всем этим? Но тут перед глазами возникла картина, где девчонку отдают другому, отчего аж зубами заскрипел. Нет! Не зря связался, просто им обоим надо время. Тогда взял себя в руки, быстро смочил полотенце холодной водой.

– Где болит? – приложил полотенце к ее лбу, потом провел по щекам, шее.

Какая ему разница, где у нее и что болит? Ведь важно совсем другое. Мира открыла глаза, посмотрела на хозяина:

– Вы намереваетесь спать со мной?

Очередной вопрос, на который нет ответа. Рик даже себе не смог на него ответить.

– Повернись на бок, надо посмотреть, что у тебя там.

И она повернулась, убрала в сторону волосы, а Войтов осторожно снял повязку. Кожа была красная и отекшая, шов-то выглядел еще ничего, что до самого клейма, оно продолжало кровоточить.

13
{"b":"689549","o":1}