ЛитМир - Электронная Библиотека

– Зверь одержал очередную победу! – проорал конферансье. – И сегодня ему достанется заслуженная награда! Ведите ее сюда!

Рик покосился на девушку без особого удовольствия. Лучше бы деньжат сверху накинули. Но когда она подняла на него взгляд, преисполненный ненависти, Войтов усмехнулся. Все же интересно, что за бесенок там скрывается под слоем краски? В этот момент к Мире подошел ведущий, подхватил под руку и выдернул из кресла.

– Идем, золотце. Пришло твое время.

За столько часов действие препарата ослабло, и Мира снова ощутила страх, вернулась острота зрения и слуха, тело пришло в тонус. Видимо на то и был расчет. Жертва должна сопротивляться, кричать, бояться. Зверям только этого и нужно.

– Пустите! – взвизгнула, начала упираться, но что она могла. Пятьдесят кило человечины против ста с лишним килограмм отборной волчатины.

Но музыка и вой трибун заглушили ее крики. Оборотень затащил девушку на ринг и швырнул в ноги победителю. Прожектора замигали.

– Зверь! Зверь! Зверь! – скандировали волки.

На мгновение Рик поддался настроению толпы, тем более, адреналин после боя еще не успел схлынуть. Он опустился на корточки, глаза тогда засияли, клыки вылезли, а Мира сжалась вся, ее начало трясти. И страх девчонки возбудил, что разозлило Рика. Но что разозлило сильнее, так это ликующая и требующая зрелища толпа.

– Как тебя зовут? – прорычал и дотронулся окровавленной рукой до ее подбородка.

– Мира, – прошептала чуть слышно, но Войтов услышал.

Тогда он склонился к ней:

– Хочешь уйти отсюда живой?

На что она коротко кивнула.

– В таком случае доверься, – и не успела Мира шевельнуться, как он пережал ей сонную артерию. Бедняжка тотчас отключилась, а Рик взял хрупкое тело, перекинул через плечо, затем отобрал микрофон у конферансье. – Я забираю свой приз! – произнес рычащим голосом и от души шлепнул бесчувственную девушку по заду.

И по трибунам прокатилась очередная волна ликования. А Рик быстро покинул ринг. За ним сейчас же увязался агент.

– Ты куда это? Ты же обещал Гарику веселье!

– Как по мне, так они довольны до задницы, вместе с Гариком. А сейчас отвали, Фил. Я не в настроении, хочу жрать и спать.

– Ну, уж спать-то тебе сегодня есть с кем, – и хотел тоже шлепнуть Миру, как Войтов перехватил его руку, заломал у Фила за спиной, параллельно припечатав агента в стену.

– Тебя щенком не учили разве, что чужое трогать нельзя? – сжал запястье так, что кости затрещали.

– Да все, все… – сразу заскулил, – я же без задней мысли, Рик.

– Тогда вали к Гарику за гонораром и не тревожь меня дня два, как минимум.

– Одна нога здесь, другая там, – процедил сквозь стиснутые зубы.

И Рик отпустил его.

Арену покинул через запасной выход, к которому водитель заблаговременно подогнал машину. Войтов уложил девушку на заднее сидение, сам сел спереди.

– Трогай, – и откинулся на спинку.

Почти всю дорогу Рик слушал спортивную радиостанцию, правда, когда там заговорили о сегодняшнем поединке, сразу переключил на музыку. О себе он слушать не любил, как и читать. Этим всем занимался Фил – встречался с журналистами, просматривал материалы для публикаций, общался с представителями рекламных компаний. В общем, ограждал своего клиента, как мог от этой своры.

До загородного дома, расположившегося в самом элитном поселке Север-града, но на приличном расстоянии от особняков этой самой элиты, добрались за два часа. Герман въехал в ворота, остановился перед входной дверью.

– Помощь нужна? – кивнул на Миру.

– Нет. Кстати, завтра ты свободен.

– Хорошо.

Рик вылез из машины, втянул носом ночной воздух, посмотрел на небо, усеянное звездами, затем открыл заднюю дверь и вытащил девушку.

– Помыть машину не забудь, – глянул на сидение, перепачканное золотой краской.

– Рик, готовься, – произнес с нарочитым сочувствием Герман, – завтра с утра пораньше у твоего дома соберется толпа журналюг. Зверь обзавелся подопечной, это ж сенсация.

– Для этого есть Фил. А я все, спать.

– До встречи…

Дома всегда хорошо. Дома можно зализать раны. А раны есть. Порванные связки и, кажется, сильный ушиб печени. Заживет-то быстро, но приятного все равно мало. Войтов внес Миру в дом, сейчас же включился свет, активировалась вся электроника. Тогда Рик посмотрел на девушку. Стройная, хрупкая и мягкая, такую приятно подержать в руках. Но надержался достаточно, пора бы положить куда-нибудь. И отправился с ней в одну из гостевых комнат. Выбрал с видом на задний двор. Здесь была большая кровать прямо напротив окна. Только вот девчонка вся в краске, как бы не загнулась к утру.

– Блин, – развернулся и понес ее в ванную. – Вот надо оно мне было. Ну, Гарик, ну, урод.

Шагнул с ней душевую кабину. И скоро горячая вода полилась сверху на обоих. Однако краска плохо смывалась, тогда пришлось посодействовать процессу. Начал с плеч, потом отмыл ей руки, частично ноги. А до груди касаться и тем более в трусики лезть как-то совсем не хотелось. Но само не смоется. Рик накрыл ладонью правую грудь, провел по ней, отчего соски девушки тотчас затвердели.

– Ну, какого, – вот и внизу все затвердело.

Вторую грудь отмывал уже, будучи в диком возбуждении. Член колом стоял. А еще ж на очереди были трусики, вернее то, что под ними. Хотя, туда можно и не соваться. Сама завтра ототрет позолоту. Но взгляд прямо-таки прирос к трусикам, которые намокли и явили взору характерные очертания. Интересно, а волосы на лобке есть? Ему нравились волосы, это выглядело естественно, оттого и возбуждающе. Рик осторожно сдвинул ткань в сторону. А волосы есть, немного, правда. И член аж заныл от перенапряжения. Ну, нет, дальше даже пытаться не стоит. Лучше лицо отмыть. Симпатичная там она или крокодил? Войтов собрал пену с ее груди и потер щеки, нос, подбородок, потом лоб. Краска быстро сошла. Да она не просто симпатичная, она красивая. Густые брови, ровный нос, четкие скулы и пухлые губы. Рик склонился к ее лицу и втянул носом запах. Пахнет тоже приятно. Обычно от людей прет как от чертей, по крайней мере, так говаривала его покойная бабушка. Но тут чертями точно не пахнет.

А вот чтобы отмыть спину, пришлось снова взвалить ее на плечо, отчего заболели порванные связки. И когда закончил с мытьем, наспех промокнул девушку полотенцем и оттащил в спальню, где уложил в кровать. Что с ней делать, подумает завтра. Ну а сейчас самому бы в душ и в койку. Пожрать перед этим было бы очень кстати, но глаза, честно говоря, слипались. Да и печень что-то разболелась. Утешало одно, Гинесу сейчас в стократ хуже.

Рик добрел до своей спальни, принял душ и рухнул в кровать. Все… А через минуту гортанный храп уже вовсю сотрясал воздух.

Глава 2

Мира открыла глаза и первое, что увидела, это хмурое небо за окном. Сизые облака медленно ползли под слоем дымчатых. В Север-граде дожди обычное дело – проливные, снежные, грозовые, на любой вкус, а вот солнце редкий гость. И когда светило все ж заглядывает, возникает ощущение, будто сам Господь бог снисходит до этой грешной земли, однако надолго не задерживается в таком-то проклятом месте.

К слову о проклятом месте. Где она? Мира прошлась взглядом по комнате. Просторно, современно, минималистично.

– Вот черт! – подскочила на месте, вспомнив вчерашний день, затем осмотрела себя. Укусов и царапин нет, краски тоже нет. Хотя, кое-где есть.

Неужели она у Зверя? Тогда осторожно поднялась, подошла к окну. Лес, горы и все это великолепие тонет в утреннем тумане. Не город, точно. Значит, пригород. Потом прислушалась. В доме царила тишина, в открытую форточку тянуло прохладой, конечно же, пахло дождем. Потом Мира еще раз осмотрела комнату. Подопечных оборотни обычно селят в менее комфортных условиях, а здесь прямо-таки апартаменты-люкс. Тогда же спохватилась, одежды-то на ней никакой кроме трусов. Но единственное, что нашла в этой комнате, так это майку, одиноко лежавшую в комоде и которая ей оказалась, чуть ли не до колен.

3
{"b":"689549","o":1}