ЛитМир - Электронная Библиотека

На следующий день Даниэла неторопливо шла по школьному коридору. Первым уроком был русский язык, и дверь в кабинет была уже открыта. Из кабинета доносился веселый гул, одноклассники что-то активно обсуждали. Даниела думала, что она как всегда проскользнет к своему месту никем незамеченной, но в этот раз все пошло не по плану.

Как только Даниэла вошла в класс, все взгляды обратились на нее. Девушка почувствовала, что происходит что-то странное, и в недоумении пошла к своему месту. Почти все одноклассники собрались у последний парты, на которой восседал Женька Петров и что-то громко зачитывал. Даниэла заметила у него в руках красивую тетрадь в твердой обложке с бархатными узорами, и у нее все внутри похолодело, а в следующую секунду ее бросило в жар. Именно эту тетрадку она вчера не могла найти и пыталась понять по взгляду мамы, не она ли ее взяла.

Но как эта тетрадь могла оказаться в школе, и тем более в руках ее одноклассников? Такую вещь она никогда бы не взяла с собой, хотя бы потому, что боялась того, что уже произошло. Прошел только один учебный день, значит тетрадь Даниэла принесла сюда вчера. Но как?

Собиралась она в спешке, и не смотрела, что хватала со стола. Вот и ответ. Вечером она припрятала эту тетрадь в стопку новых школьных, когда в комнату постучала мама, а потом про нее забыла. Утром же Даниэла схватила тетради и побежала в школу. Оставался один вопрос: как она ее потеряла? Навряд ли кто-то ее вытащил, такого в классе у них не было. Скорее всего, все произошло, когда она столкнула сумку с парты после химии. Но как она ее не заметила? И, самое главное, кто ее нашел?

Тысячи вопросов проносились в голове. Даниэла надеялась, что это сон, что это не по-настоящему, но реальность была сурова. Сейчас весь класс читал ее личный дневник, в котором она описывала свою жизнь и мысли.

– Денисова, да ты просто поэтесса! – сквозь смех выдавил Петров.

– Мы и не думали, что ты у нас такой талант! – смеясь, подхватила Светка, староста класса.

У Даниэлы в голове проносились отрывки из дневника. Описание нелепых случаев, в которые она попадала, жалобы на учителей, фантазии на тему того, как можно было бы сделать школьную жизнь веселее… Хорошо хоть, что в этом дневнике она еще не написала о том, кто из одноклассников ее бесит.

Петров зачитал вслух еще один отрывок, и класс снова взорвался смехом, а Даниэла стояла и молча сверлила всех глазами. Она скрестила руки на груди и вплотную подошла к Женьке.

– Я очень рада, Петров, что ты научился складывать буквы в слова, до этого момента я даже и не думала, что ты умеешь читать. К твоему сведению, поэтесса – это та, кто пишет стихи, а не прозу. Хотя сомневаюсь, что это слово тебе знакомо.

После этого она вырвала у него из рук дневник и ударила его по голове.

– Как я и ожидала, характерный звонкий звук, – добила оторопевшего Женьку Даниэла и выбежала из класса. После секундного затишья весь класс вновь взорвался смехом.

Даниэла залетела в туалет. Звонок уже прозвенел и школьные коридоры опустели. Убедившись, что в туалете никого больше нет, она закрылась в одной из кабинок и тихо разрыдалась. Глаза сильно щипало, а нос моментально заложило. «И за что они так со мной? Разве они не знают, что читать чужие записи неприлично?» – думала Даниэла. Она раскрыла дневник, который все это время держала в руках, и начала вырывать из него страницы. Когда каждая из страниц была разорвана на мелкие кусочки, ей стало спокойнее. Даниэла подошла к раковине, умылась и вздохнула, посмотрев на себя в зеркале. С такими опухшими глазами возвращаться на урок нельзя, да и вообще ей не хотелось встречаться сегодня с одноклассниками.

– Очень смешно, – сказала Даниэла своему отражению. – Весело, что просто жуть. Посмотрим, кто будет смеяться последним. Я вам всем еще покажу.

Девушка дождалась звонка и ускользнула из школы никем не замеченная. Дома никого не было, Даниэла забралась с ногами на кровать и опять разрыдалась. Целый час она лежала без движения, пытаясь придумать, как жить дальше. В понедельник ей придется идти на уроки, слушать насмешки одноклассников, выдерживать их взгляды. Может, не идти? Перевестись в другую школу или хотя бы в другой класс? Даниэла перебирала в голове варианты, но понимала, что у нее ничего не выйдет. Что она может сделать, подойти к маме и сказать: «Можно я перейду в другую школу, потому что весь класс прочитал мой личный дневник»?

Вот если можно было бы сделать что-то, чтобы они пожалели о том, что сделали, чтобы почувствовали себя на ее месте…

Даниэла подскочила на кровати, и лицо ее засияло. Внезапно посетившая ее идея показалась не просто удачной, а гениальной. Жизнь перестала казаться девушке несправедливой, слезы моментально высохли, а она сама бросилась к компьютеру. Ждать, пока он загрузится, было невыносимо, и Даниэла нетерпеливо подпрыгивала на стуле. Наконец, она открыла браузер и зашла на страницу их класса в социальной сети. Здесь все обсуждали учебные вопросы, скидывали ответы, да и просто общались. Даниэла никогда ничего там не писала, но теперь ей было, что сказать. Прикусив губу, она задумалась на секунду, припоминая, кто из одноклассников читал ее дневник, а затем ее пальцы быстро забегали по клавиатуре:

«Вербицкая получила пятерку в году по физике только потому, что ее родители отшили в своем ателье комплекты школьной формы для начальных классов. Иволгина весной побили семиклассники, а он всем говорил, что дрался с пятью одиннадцатиклассниками и победил. Крошина запала на Олега из десятого, но он ее отшил…», – дописав огромное полотно текста, Даниэла нажала на кнопку «Отправить».

Ее присутствия действительно никто не замечал, поэтому они с Кирой часто были свидетельницами разговоров, в которых их одноклассники выдавали свои секреты. Даниэла и не думала болтать об этом, да и рассказывать было некому, но теперь она не считала нужным хранить эти тайны. Пусть они все почувствуют, какого это – когда над тобой смеется и обсуждает весь класс.

Минут через десять Даниэле написала разгневанная Вербицкая с требованием объяснить, что все это значит. Закончилась недолгая перепалка взаимными оскорблениями и добавлением Даниэлы в черный список. К вечеру девушку удалили из друзей все одноклассники, в группе их класса она также оказалась в черном списке. Даниэла ликовала: все, кто должен, получили по заслугам.

За выходные эмоции поутихли, и в понедельник Даниэла шла в школу с видом победительницы. Она была уверена, что теперь все поняли, что злить ее опасно, и всё будет как прежде, а может даже и лучше. Но, как оказалось, она ошибалась.

Когда она зашла в класс, все взгляды вновь устремились на нее.

– А вот и Денисова, – холодно произнесла Вербицкая и загородила Даниэле проход к ее парте.

– Чего тебе надо? – огрызнулась девушка и попыталась обойти ее, но ее оттолкнул подошедший сзади Рома Иволгин.

– Денисова, ты дурочку не включай, – зло сказал он.

Атмосфера в классе была какой-то угрожающей. Даниэла внутренне напряглась и приготовилась к чему-то неприятному.

– То, что ты сделала, в голове не укладывается, – начала отчитывать ее Светка. – Если бы мы могли, мы бы тебя вообще из нашего класса выгнали, но, увы, это не в наших силах. Поэтому с этого дня мы объявляем тебе бойкот. Никто из нас с тобой не будет общаться, и вообще, ты для нас больше не существуешь.

– А ты остальных-то спросила? – с язвительной усмешкой сказала Даниэла. – Или опять решаешь за всех, потому что знаешь, как лучше?

– А мы согласны. И мы все вместе это решили. – Коротко ответила за Светку Крошина.

Даниэла обвела глазами класс. Все, кроме Зориной, которая как всегда что-то чертила в своей тетрадке, сидели с суровым видом и выражали свою солидарность с мнением коллектива. Даже ботаник Лёня, про которого она ничего не написала. Что делать в такой ситуации, Даниэла не знала. Остаться на урок было как-то странно, находиться рядом со всеми этими людьми ей не хотелось. Осталось единственное логичное решение – бежать отсюда куда глаза глядят, пока от угроз они не перешли к активным действиям. Не сказав ни слова, Даниэла развернулась и пошла к выходу, стараясь не идти слишком быстро, чтобы не показать, что она взволнована.

2
{"b":"690067","o":1}