ЛитМир - Электронная Библиотека

Приняв решение, побежала обратно, с удивлением отметив, что её контуженное состояние уже почти прошло. Больше того, она чувствовала себя полной сил, забыв, даже, про голод и жажду. Наверное, это всё на адреналине и нервах. Девочки ждали там, где она их и оставила. Теперь, при свете факела, Тоня в полной мере оценила плачевное состояние несчастных детей. Внутри горячо вскипело знакомое чувство ярости. Убить сволочь! Худенькие щуплые тела, покрытые грязью и запёкшейся кровью, спутанные колтуны вместо волос и огромные испуганные глаза. Теперь она уже даже желала встретить этого утырка, чтобы оторвать ему причиндалы и переламать руки,

Увидев её, маленькие узницы поначалу испуганно шарахнулись, а потом, признав, бросились стайкой, облепив ошарашенную девушку.

— Эй, вы чего? Раздавите. — она так и застыла, как статуя свободы, с поднятым в руке факелом.

В ответ раздался дружный, в четыре голоса, лепет, но Тоня быстро это пресекла, высвободив вторую руку и прижав палец к губам. Поднесла свой источник света выше, чтобы разглядеть коридор с камерами. Может там ещё кто-то есть? Проверить нужно, что она и сделала, освободившись из крепких обнимашек. Помимо их камер, обнаружилась ещё одна, но пустая. Девушка, также, заглянула в каждую из тех, где сидели её подопечные, не обнаружив больше никого.

Успокоившись на этот счёт, невольная спасительница вернулась к сбившимся в кучку девочкам, чтобы жестами позвать за собой. Вскоре она уже изо всех сил пыталась объяснить им, почему они должны спрятаться под ступеньками. Показывая на дверь, она скрючила пальцы и изобразила злодея, как могла, кривляясь и гримасничая. Потом показала на себя и приложила руку козырьком ко лбу, будто выглядывая что-то.

— Поняли? И вот что мне с вами делать? И где только взялись, иностранки мелкие? — она выжидающе уставилась на чумазые личики, на которых кое-где виднелись кровоподтёки. Одна, кажется, поняла, потому что закивала и показала на них всех, потом на дыру, в которую, Тоня пыталась их засунуть и приложила палец к губам.

— Ок. Это уже лучше. Теперь дальше. — девушка снова ткнула в себя пальцем и тихонечко свистнула, потом обвела их рукой и показала пальцами бегущие ноги и указала на дверь. — Поняли? — и снова утвердительные кивки и даже несмелые улыбки. — Мои ж вы умницы! Всё, полезайте прятаться, пока Кошка на разведку сходит.

Она принялась их заталкивать под лестницу, но четыре детских тельца снова прильнули к ней в поисках утешения. Правда ненадолго, потом сразу отпустили и прошмыгнули в тёмный проём, усевшись там в самый дальний уголочек.

— Почувствуй себя наседкой, да? Ну ждите тогда, цыплятки. Я вернусь.

Прежде чем идти, девушка предусмотрительно вернула факел на место. Если вдруг кто-то придёт раньше неё, эта горящая палка не должна их выдать. Двери камер, она кстати тоже закрыла обратно. Мало ли.

Выходить из подземелья оказалось неожиданно стрёмно. Всё-таки, там она уже знала, что к чему, а чего ожидать дальше, неизвестно. Дверь закрылась за спиной с каким-то роковым щелчком. Вот только накручивать себя не надо! Никакой мистики, никакого рока! Они стали жертвами больного психа… Или психов. Тоня внезапно почувствовала, как холодеет внутри. Осмотрелась вокруг, в поисках опровержения своих мыслей, но эти самые мысли опровергаться не спешили. Вот не надо, чтобы это была секта. Только толпы ушлёпковатых фанатиков ей не хватало! Но уж больно обстоятельства, место и атмосфера расспологали к неутешительным предположениям.

Ладно. Рано ещё выводы делать. Тоня посмотрела влево. Там коридор, кажется, тупиком заканчивался. Неа, туда не хочется. А вот направо, можно. Осторожно, крадучись вдоль стены, она двинулась в выбранном направлении. Время тянулось, как резиновое. Девушка шла, куда-то сворачивала, тщательно запоминая дорогу. Никого не встретила и это уже её даже напрягать стало. Их что, закрыли и свалили? Хорошо бы, но не верится. Словно в подтверждение её мыслей, из-за очередного поворота показался высокий мужик в каком-то сером балахоне, похожем на рясу. Точно секта! Капец!

Новый персонаж явно не ожидал её здесь увидеть и застыл, с комичным выражением удивления и негодования на роже, потом как-то медленно начал поднимать руки в странном угрожающем жесте, суча скрюченными пальцами, но Тоня не стала ждать, чем всё это закончится. Сейчас она действовала не как спортсменка, воспитанная в жёстких рамках. Нет, сейчас она была той дикой Кошкой, которую боялась местная шпана, не рискуя связываться с обезбашенной оторвой, какой её многие в детдоме считали. Разогнавшись, она нанесла мощный удар ногой в солнечное сплетение. Отскочила и почти сразу резко ударила костяшками в кадык, и, не обращая внимания на хрип, добавила жёсткими ладонями по ушам. Мужик рухнул, как подкошенный, а Тоня, не мучаясь угрызениями совести, припечатала ногой чуть выше поясницы, заставляя того, на рефлексах, вскинуть голову, чтобы ухватиться за жёсткие патлы на затылке и изо всей силы припечатать его лбом об камень пола, вырубая.

Всё это произошло в считанные минуты и она, как ни странно, даже не сбилась с дыхания. В крови бурлил адреналин вкупе с яростным желанием ещё и ногами отпинать. Мрази! Но задерживаться нельзя. Наверняка, подонок не один. Подгоняемая бешеным стуком крови в ушах, девушка побежала дальше, прислушиваясь и чуть ли не принюхиваясь. Со стороны она действительно сейчас выглядела дикой кошкой, ловкой и стремительной. Коридор свернул и стал гораздо просторнее. С одной стороны тянулась анфилада занавешенных высоких окон, а с другой, колоны и закрытые двери. Целых пять штук. А ещё она услышала голоса. Кто-то с глубоким низким тембром речитативом читал не то молитву, не то заклинание, а ему вторили другие. Все эти песнопения сливались в сплошной гул, пробирая до дрожи, вызывая необъяснимое желание сжаться и спрятаться. Но Антонина опять отмахнулась от бессмысленной рефлексии. Подкралась к центральной двери, той что побольше, и присела, заглядывая в замочную скважину. Увиденное заставило её выматериться про себя. Десятки фигур в тех же серых балахонах, а больше ничего и не рассмотреть. Кажется у них там какое-то служение. Поднялась и осторожно, стараясь даже не дышать, отправилась дальше, надеясь, что огромная двухстворчатая дверь, напротив, выход из этого дурдома. Конечно же она закрыта, правда на внутренний засов. Отодвигать сейчас не стала, опасаясь шумом привлечь внимание, поэтому выглянула в окно рядом и обомлела. Перед её взором раскинулась площадь и город, чем-то напоминающий Каменец-Подольский, в который она недавно возила учеников на экскурсию, по крайней мере его старинную часть. И куда это её занесло?

Но сейчас не время ловить ворон. Фанатичные придурки вряд ли вечно будут там молиться и поклоны бить. Надо спешить. Вот только хорошо бы как-то задержать их. Тоня окинула пристальным взглядом стены, двери, окна, занавески… Вот. Тяжёлые куски материи, свисающие с массивных карнизов поддерживались толстыми шнурами. А на дверях двойные ручки. То что надо.

Спустя пол часа, девушка стремительно бежала обратно к подвалу, завязав все пять дверей тугими узлами. И вот он вход в подземелье. Всё так, как она оставила. Горит, потрескивая, один факел. И ни души. Кошка свиснула тихонько, как договаривались, и тут же из под ступенек, как крысята, повыскакивали её девочки, мигая испуганными глазищами. Не давая им времени на приветствия, она жестом показала бежать за собой и пустилась обратно, следя, чтобы не отставали. А малые, однако, радовали. Двигались ловко, быстро и почти безшумно. Увидев тушу монаха, валяющуюся посреди коридора, даже не пискнули, лишь припустили быстрее, закусывая бледные губы.

И вот снова этот коридор, где луной стоит гул поющих мужских голосов. Девчата как-то сникли и сжались, будто им на плечи гири понавесили. Но Тоня упорно продолжала двигаться к выходу, а они, как привязанные, следовали за ней. Дверной засов, хоть и с трудом, но поддался, и девушка тихонько толкнула створки, снова надеясь, что не заскрипят. В пальцах закололо и по телу пошла волна непонятных ощущений, как будто электрический ток по венам пробежал, вызвав новый всплеск адреналина и прилив энергии. Что это было? Дыхание участилось, сердце стучало, как сумасшедшее, хотелось бежать, или даже лететь, вышибить кому-то мозги, или завалить горячего мужика… Что за хрень с ней происходит?

5
{"b":"690130","o":1}