ЛитМир - Электронная Библиотека

Символы на камне полыхнули и Тоня, подчиняясь жесту Тибуса, как и он, приложила окровавленную ладонь к холодной поверхности. Она кожей почувствовала, как запульсировала вокруг них сила, когда истлели начертанные рисунки под их руками.

— Клятвы приняты, Тоня.

Глава 21

Она оторвала ладонь от камня и растерянно осмотрела место пореза. Даже следов крови на нём не осталось, не то что царапины. Чувствовала на себе изучающий взгляд Ассавирга, но не спешила поднимать глаза.

— Теперь предлагаю обсудить твои обязательства. — начал говорить он, но тут же резко замолчал и вскинул голову, прислушиваясь к чему-то. — Не может быть!!! Как?… — и тут его колючий взгляд сосредоточился на удивлённой девушке. — Ты прошла обряд бракосочетания с оборотнями?

Девушка не стала отвечать, но это ему и не понадобилось. Что-то происходило в пространстве. Даже она чувствовала это и по коже бегали колючие мурашки. А её враг, с которым она сама себя связала клятвами, принялся активно колдовать, делая сложные пасы руками, снова чертить что-то на алтаре, бормоча себе под нос. Кошка с опасениями смотрела на все эти манипуляции, не понимая, что происходит. Когда рядом с ней вспыхнул портал и оттуда шагнули две высокие хищные фигуры, у неё даже дыхание перехватило на миг. Такими своих мужчин она ещё не видела. Полыхающие пламенем глаза, потемневшие лица с заострившимися чертами, сверкающие в яростном оскале клыки не оставляли ни малейших сомнений в том, что они шли убивать ради неё.

Стремительное движение рук Зака, в которых зазмеились огненные плети, взвившиеся в воздух смертоносными лентами, холодное пламя острых клинков, поющих в руках Каса и сметающая всё волна боевой магии. Ассавирг покачнулся, из породистого носа брызнула кровь, пачкая тонкие губы, и бывший киерант, оскалившись, ударил в ответ. То что творилось потом, иначе чем адом назвать было невозможно. Близнецы бились слаженно, не мешая друг другу, наступая и непрестанно атакуя и оружием и магией. И, если последней Тибус пока противостоял, то как боец явно проигрывал. Тоня ещё при появлении мужей метнулась в сторону, уходя с линии огня, прекрасно понимая, что ничем не поможет, если будет путаться под ногами и отвлекать. Единственное, что она могла сделать, это накапливать магию, впитывая её буквально порами, поглощая и чуть не шипя от пробегающей по венам силы, прижимаясь к стенам и закрывая лицо от летящей на неё каменной крошки. Надеясь на случай. Вот Ассавирг извернулся и прикрывшись щитом, схлопнул ладони, послав силовую волну, и в следующий миг выбросил в сторону Каса ладонь, будто толкая. Не успевший среагировать оборотень отлетел и впечатался спиной в колонну рядом с ней. Кошка, не теряя времени, метнулась к нему и схватилась за запястье, как никогда, желая отдать ему то, чем сама воспользоваться не могла.

— Хватит. Спрячься. — рыкнул мужчина, пребывая на грани оборота, и ринулся обратно на подмогу брату.

Видимо её помощь была нелишней, так как Кас послал серию ударных заклинаний и таки смог пробить щиты врага, чем тут же воспользовался его брат. Удар плетью, хвост которой Тибус изловчился поймать, а затем другой, в захлёст поймавшей оказавшееся беззащитным горло. В стремительном нечеловеческом прыжке, Зак опрокинул бывшего киеранта на каменный пол и приземлился на грудь, ломая рёбра и не прекращая душить, натягивая огненную ленту. И тут, хрипя, Ассавирг скосил глаза, безошибочно найдя её среди каменных обломков.

— Нет, Зак. Остановись! Ташу убъют. — закричала Тоня, вспомнив предупреждение, едва сдерживаясь, чтобы не броситься к ним.

Рука оборотня дрогнула, и этого мига Тибусу хватило, чтобы преломить ситуацию в свою сторону. Он сделал резкий глубокий вдох, и на выдохе рыкнул одно лишь короткое незнакомое ей слово, после которого Зака резко вздёрнуло в воздух, ломая и корёжа могучее тело. Кас попытался выручить брата, но впечатался в новый щит. Кошка борясь с паникой, бросилась к центру комнаты, не в состоянии отвести взгляд от хрипящего Зака, телу которого билось в конвульсиях.

Ассавирг поднялся на ноги и, вскинув руку, уронил его на каменный алтарь. То, что произошло дальше, наверное, навсегда запечатлелось в её памяти, убив её в тот самый миг, оставив лишь исходящую животной болью оболочку. В руках бывшего киеранта Тибуса сверкнул уже знакомый ей кинжал, и молниеносно вонзился в сердце Зака. Раздался рёв Каса, полный боли и отчаянной ярости, Тоня захрипела, внезапно чувствуя, как сердце в груди останавливается и кровь стынет от выворачивающей наизнанку боли.

— Нет, нет, нет… — кажется это она скулит и впивается пальцами в многослойные щиты Ассавирга, кроша их как острое стекло.

А над алтарём начинает закручиваться тёмная воронка, словно чёрная дыра, засасывая в себя окружающее пространство, поднимая снова в воздух изломанное тело Зака, с которого капает багряная кровь, и неотвратимо начиная его заглатывать. Поставленный Ассавиргом купол рухнул, осыпаясь жалящими осколками и они с Касом одновременно бросились вперёд, но её перехватила жёсткая рука, почти выбив последний воздух из лёгких. Тоня забилась, изворачиваясь, кусаясь, визжа, совсем потеряв голову, наблюдая как бросается вслед за братом Кас, пытаясь вытащить его, но вместо этого их затягивает обоих. И, словно, насытившись воронка, схлопнулась с глухим чавком, как огромная омерзительная тварь, убившая тех, без кого она не сможет жить.

Ей казалось, что она исчезла, растворилась в всепоглощающей боли, сжигающей её душу. Сквозь мутную пелену отчаяния, охватившую её растерзанное сознание, до Кошки доходили лишь отрывки происходящего. Кажется, она выла, как дикий зверь, и пыталась убить кого-то, в стремлении добраться до проклятого алтаря. Кто-то ненавистный удерживал её и лупил по онемевшим щекам, угрожая чем-то и требуя чего-то. Тоне было плевать. Она медленно умирала, стремясь уйти вслед за ними, пока не потерялась совсем в благословенной темноте.

Айсар и Рисса почувствовали это одновременно, когда дан Лэардо явился домой, чтобы сообщить жене урезанную версию новостей. Будь его воля, он бы вообще пока ничего не говорил ей, но ведь она сама всё узнает и надумает лишнего. Стоило ему появиться в гостиной, где его Пара по обыкновению проводила время за чтением, как в сердце вонзилась острая игла, заставив споткнуться на ровном месте. Молодая данна охнула, едва успев закрыться от чужой боли. Вот только ей хватило и своей собственной. Сыновья мужа давно и прочно занявшие место в её сердце, такие же близкие и родные как собственный брат, просто исчезли из её восприятия, словно перестали существовать. А старший Лэардо, привыкший знать, где находятся его дети, внезапно ощутил болезненную пустоту там где всегда чувствовал нерушимую связь с сыновьями. На одних инстинктах, требующих беречь беременную Пару, сдержал оборот и рвущийся из горла рык, разбивающей его на части, потери. И тут услышал рядом исполненный боли стон. Непонимающим взглядом метнулся к хрупкой фигурке жены и с ужасом увидел, как она оседает на пол, обхватывая огромный живот ладонями снизу, словно пытаясь удержать…

— Рисса? — мужчина метнулся к любимой, подхватывая её на руки и увидел, как темнеет ткань юбки, пропитываясь кровью.

— Айсар, помоги. — всхлипнула Рисса, испуганно цепляясь за его плечи. — Ещё так рано.

Поняв, что происходит, первый княжеский советник, один из сильнейших магов этого мира, почувствовал, как перехватывает дыхание от страха. При этом, он не теряя ни секунды побежал наверх, бережно прижимая к груди свою любимую хрупкую девочку, смотрящую на него с отчаянием и надеждой. Сжимая зубы, гнал от себя мысли о том, чем могут обернуться такие ранние роды.

В спальне, уложив жену на кровать, осторожно стащил с неё платье вспарывая когтями ткань, и как только на ней осталась лишь тонкая сорочка, приложил ладони к животу, прислушиваясь к своему сыну.

— Всё будет хорошо, маленькая. С нашим мальчиком всё будет хорошо. — обещал он, зная, что сейчас больше всего её волнует. — Мы справимся.

51
{"b":"690130","o":1}