ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сто золотых. Схвати его.

— Не щекотите меня вашей бородой, я этого не люблю, — сказал ландскнехт, мотнув головой.

Остроконечная борода еврея, когда он привставал на носки, и шептал свою просьбу, действительно уперлась ландскнехту в щеку, и он, разумеется, имел право ответить так.

Еврей сбежал с крыльца и, догнав живо Альберта, крикнул резким голосом:

— Отдай эту книгу! Зачем ты ее взял?

Он протянул руку по направлению к Альберту, и его длинные узловатые пальцы судорожно закорючились, как когти хищной птицы.

— Отдай! — повторил он.

Рука уже касалась книги… Еще секунда — и все рабочие, бывшие на дворе, чиновник с пергаментом, оба ландскнехта — все вытаращили глаза от неожиданности, удивления и ужаса: несчастный еврей взвился вдруг на воздух и, покружившись там некоторое время, подобно тряпке подхваченной вихрем, опустился плавно и медленно на кровлю дома.

Волшебная книга<br />(Сказка) - i_006.jpg

Еврей взвился вдруг на воздух…

Он успел прохрипеть только:

— Дайте мне лестницу…

И сейчас же потерял сознание… Так что потом, когда его сняли с крыши, пришлось бежать за цирюльником, чтобы пустить ему кровь.

А Альберт тем временем был уже далеко от своего дома.

Он шел сам не зная куда, из улицы в улицу, держа под мышкой единственное теперь свое достояние — эту толстую старую книгу.

II

Стеклянная льдинка

Блуждая по городу, Альберт незаметно для самого себя забрел на толкучий рынок.

Тут под деревянными и холщовыми навесами торговали разною рухлядью — носильным старым платьем, старой посудой, старым оружием, старыми книгами и картинами.

Когда Альберт проходил мимо одной такой лавочки со старыми книгами и картинами, сидевший в лавочке торговец окликнул его:

— Молодой человек, погодите!

И, сдвинув очки на лоб, торговец перегнулся через стойку, протянул вперед руку и, поманив пальцем книгу, бывшую под мышкой у Альберта, будто она была живая, сказал:

— Слушайте, что это у вас такое? Дайте-ка ее сюда!

Волшебная книга<br />(Сказка) - i_007.png

Торговец перегнулся через стойку…

На Альберта он не взглянул даже… Пристально сдвинув седые нависшие брови, он все смотрел на книгу и тогда только перестал шевелить указательным пальцем, когда Альберт вплотную подошел к стойке…

— Дайте-ка, — повторил он, снова опуская очки на переносицу, и откашлялся.

Усмехнувшись про себя, Альберт подал ему книгу. Он ожидал, что и этот торговец, пожалуй, не хуже старичка еврея, взовьется на воздух и зацепится за какую-нибудь трубу или шпиль на крыше… На этот раз однако с книгой обошлось благополучно. Она позволила развернуть себя посредине, ничем не выдав таинственной силы, скрытой в ней.

Торговец перевернул несколько страниц и вдруг схватил очень больно Альберта за руку и притянул к себе, потом как раньше сдвинул очки на лоб, словно для того, чтобы Альберт мог яснее разглядеть его маленькие, бесцветные, в мелких морщинах глазки. Даже брови он приподнял вслед за очками и почти одновременно с очками. Прямо в глаза он уставился на Альберта…

— Ну? — сказал Альберт.

— А вот, — произнес торговец и, осторожно взяв за уголок лежавший между страницами книги кусок тонкого пергамента, приподнял его и несколько раз встряхнул им в воздухе. — Неужели вы не заметили здесь этого?

И сейчас же, приложив к кончику носа указательный палец, еще выше вздернул брови и проговорил.

— О-о-о!..

На секунду он умолк, потом продолжал:

— Отслужите пять обеден, что вы напали на честного человека. Ведь это знаете, что такое? Это — вексель, по которому вы можете получить с одного здешнего купца весьма порядочную сумму денег.

И он прищелкнул языком и прищурил один глаз.

— Если это вексель, — сказал Альберт, — то купите его у меня хоть за половину цены. Я сейчас очень нуждаюсь в деньгах.

В самом деле, это ведь совсем не его дело было возиться с векселями. По крайней мере так он думал.

— Хорошо, — сказал торговец и, хотя он называл себя честным человеком, тут же выдал Альберту именно как раз половинную сумму — ни больше, ни меньше.

Вместе с деньгами он вернул ему и книгу.

— Сохраните ее на память, — сказал он ему при этом, — так как она принесла вам счастье.

Это, разумеется была большая любезность с его стороны, потому что в книге, кто ее знает, могли оказаться и еще векселя.

Чтобы не остаться в долгу, Альберт предложил ему выбрать для себя из того хлама, который у него был навален на прилавке, какую-нибудь вещицу, обещая хорошо за нее заплатить.

Между разными старыми статуэтками, между поломанными подсвечниками, ларчиками, кинжалами без ножен и ножнами без кинжалов внимание его привлек кусочек толстого стекла, удивительно похожего на лед. Увидев его, Альберт воскликнул даже:

— Смотрите, зачем у вас эта льдинка?

— Как бы да не так! — сказал торговец и, взяв стекло, поднес его к глазам Альберта. — Посмотрите-ка, молодой человек, какая там внутри красавица!

И сейчас же сделал хитрые глаза и усмехнулся:

— Хе-хе…

Альберт в полном недоумении смотрел на это произведение какого-то, очевидно, гениального мастера. Стекло давало действительно полную иллюзию небольшой льдинки. А внутри льдинки, как в замерзшей лужице, распустив длинные волосы, бледная, с закрытыми глазами, на маленьком камешке зеленого цвета сидела маленькая-маленькая русалка.

Казалось, она уснула, охваченная холодом, уснула вместе с этим своим миниатюрным озерцом.

И казалось в то же время, что она не умерла, как умирают все люди, а именно спит и проснется, когда придет весна и растает эта льдинка.

— Я плачу за эту русалку вот сколько, — сказал Альберт и, вынув из кармана горсть золотых, не считая, высыпал их на скамейку перед торговцем.

Затем, забрав свою покупку, он покинул толкучий рынок с определенным теперь уже намерением — подыскать себе где-либо на окраине города небольшую комнатку, где бы он мог прожить месяц или два, пока не найдет себе какого-нибудь дела.

Денег у него только и было, что небольшая сумма оставшаяся от того, что он получил за вексель.

Ему не долго пришлось искать пристанища.

На краю города, почти на выезде, он набрел на одиноко стоявшую среди огромного пустыря харчевню, заплатил деньги вперед за неделю и получил на эту неделю в свое распоряжение довольно просторную комнату с кроватью, столом и покойным креслом перед столом.

Наступал уже вечер.

Он приказал подать себе свечку и при свете ее принялся рассматривать свою книгу.

Заголовок книги заинтересовал его сразу. Он гласил:

Книга о заколдованных королях, принцах, морях, лесах, кладах, пещерах, городах с точными изображениями всего здесь описанного.

В книге оказалось множество рисунков и множество статей. Перелистывая страницу за страницей, Альберт наткнулся на рисунок, изображавший спящую русалку на дне моря или озера. Русалка сидела на камне испускавшем лучи.

Взглянув на рисунок, Альберт невольно вздрогнул.

Русалка показалась ему удивительно похожей на маленькую русалочку внутри того стеклянного осколка, что он купил сегодня на толкучке.

Под рисунком стояла подпись:

Изображение принцессы Ванды, превращенной в русалку и заколдованной в 903 г. вместе с озером, где она была поселена.

Ниже подписи стояла приписка:

История принцессы помещается на странице 246-ой.

Альберт нашел 246-ю страницу и прочел:

«История принцессы Ванды».

Это была очень любопытная история.

С весьма понятным сердечным волнением Альберт принялся за чтение.

Вот что узнал он о принцессе Ванде.

2
{"b":"690464","o":1}