ЛитМир - Электронная Библиотека
ВАЛИ ДОМОЙ, ДЕШЕВКА.

Моя реакция удивила меня самого. Думаю, любой на моем месте расстроился бы, впал в отчаяние и смирился с поражением. Но со мной было иначе: я весь похолодел и почувствовал, как по телу разливается волна ненависти. Это что-то новенькое. Я взглянул на плоды своих трудов, уничтоженные тупым озлобленным юнцом, и принял вызов.

Око за око.

Уборка заняла все утро. Я не хотел, чтобы о случившемся узнала Дженни, и действовал стремительно. К счастью, в тот день она ходила по семьям и должна была вернуться не раньше пяти вечера. Я взял канистру бензина и счистил гудрон с пола. Погибшие отчеты и карточки отправились в мусорную корзину.

Время от времени в кабинет заглядывали старушки. Я говорил, что занят и не могу с ними разговаривать. Они, раскрыв рот, смотрели на беспорядок и уходили. Одна, толстуха лет под семьдесят, остановилась в дверях и следила за тем, как я отчищаю пол.

– Позвольте мне, мистер Ларри, – сказала она. – Я к такому привычная.

Я посмотрел на нее, и она исчезла. Наверное, ее отпугнула злоба в моих глазах.

К четырем я все убрал. Звонил телефон, но я не отвечал на звонки. Усевшись, я снова взялся за картотеку.

В пятнадцать минут шестого в кабинет ворвалась Дженни. Она устало рухнула на стул с прямой спинкой, лицом к моему столу.

– Все в порядке? – Она принюхалась. – Бензин? Что случилось?

– Так, мелочи, – сказал я. – Как у вас дела?

– Как обычно. Люди начинают говорить о вас, Ларри. Старикам вы нравитесь.

– Значит, двигаюсь в правильном направлении. – Я откинулся на спинку стула. – Расскажите мне про Жупела. У нас есть его карточка?

Дженни напряженно смотрела на меня.

– Нет. Почему вы спрашиваете?

– Хоть какая-то информация есть? Например, где он живет?

Дженни не сводила с меня глаз.

– Зачем вам знать, где он живет?

Я изобразил непринужденную улыбку.

– Не идет он у меня из головы. Думаю, я мог бы установить с ним контакт, втереться в доверие, так сказать. Ну то есть подружиться. Как считаете?

Дженни покачала головой:

– Нет! Ни в коем случае! С Жупелом пока что никому не удавалось подружиться. Вы мыслите не в том направлении, Ларри.

Замолчав, она пытливо вгляделась мне в лицо:

– Что стряслось?

– Стряслось? – Я улыбнулся. – Просто думаю: вдруг мне удастся провести спасательную операцию. Если бы я мог поговорить с ним… Но сделаю, как скажете. Вам лучше знать.

– Вижу, что-то случилось! Я же его знаю! Прошу, расскажите!

– Ничего не случилось. Сказать, Дженни, в чем ваша беда? Вы склонны все драматизировать. – Я снова улыбнулся. Внезапно на меня накатило вдохновение. – Может, поужинаем вместе? Если у вас нет других дел.

Она широко раскрыла глаза:

– Поужинаем? С радостью.

По лицу Дженни я понял, что ее впервые приглашают на ужин в этом Богом забытом городе.

– Должно же быть место, где подают приличную еду. Только не «У Луиджи»: мне там не понравилось. Куда бы нам сходить? Ценник не вопрос.

Дженни хлопнула в ладоши:

– Что, правда? Ценник не вопрос?

– Чистая правда. У меня полно денег, и с приезда я толком не тратился.

– Есть один ресторан в пяти милях от города. Называется «Плаза». Сама я там не была, но люди рассказывали. – Дженни всплеснула руками, и я понял, что она волнуется, как девочка.

– Отлично. Я все устрою.

Дженни бросила взгляд на часы и вскочила:

– Пора бежать. Через пять минут у меня встреча.

– Значит, сегодня в восемь. Я буду на машине. Договорились?

Улыбнувшись, она кивнула и исчезла.

На какое-то время я погрузился в размышления. Потом набрал номер полицейского участка и попросил соединить с дежурным сержантом. После недолгой паузы в трубке раздался сиплый голос.

– Это Карр. Помните меня? – спросил я.

Сержант тяжело задышал.

– Карр? Полторы тысячи, верно?

– Он самый. Не подскажете, где ошивается Жупел Джинкс? Где у него логово?

Помолчав, сержант спросил:

– А вам зачем?

– Хочу с ним связаться. Есть разговор.

– Нарываетесь на неприятности, мистер?

– Если вдруг забыли, я соцработник, – сказал я. – И мне нужна информация.

Повисла долгая пауза. Я представил, как сержант, погрузившись в размышления, катает по журналу свой карандаш. Наконец он сказал:

– Соцработник. Ну да, ну да. – Снова помолчав, он продолжил: – Лексингтон, двести сорок пять. Там он живет. Банда собирается в кафе «У Сэма» на Десятой улице. – Сержант тяжело подышал в трубку и предупредил: – Не нарывайтесь, мистер. Разбираться с городскими проблемами придется нам, а мы не очень-то работящие.

– Понимаю, – сказал я и повесил трубку.

Нашел в справочнике номер ресторана «Плаза» и заказал столик на восемь сорок.

Но Жупел меня опередил.

В восемь Дженни была в гостинице. Я едва ее узнал. Волосы ее были заплетены в тугую косу, и теперь я видел, что у Дженни очень красивая форма головы. Черно-белое платье превратило замухрышку в весьма привлекательную женщину. Дженни выжидающе смотрела на меня и улыбалась. Очевидно, она была очень довольна собой.

– Ну как, сойдет?

Я тоже надел один из лучших своих костюмов.

Подумать только. Впервые после Джуди я выхожу в свет с дамой.

– Прекрасно выглядите, – сказал я. И это была не шутка.

Мы направились к моему «бьюику».

Все шины были спущены, а водительское сиденье исполосовано бритвой. На ветровом стекле белой краской было написано:

ДЕШЕВКА, ВАЛИ ДОМОЙ.

Понятно, вечер не задался. Дженни расстроилась из-за машины. Я же вел себя как ни в чем не бывало, успешно скрывая жаркую ненависть к Жупелу. Отвел Дженни назад в гостиницу, усадил в продавленное бамбуковое кресло и позвонил в «Херц», чтобы арендовать автомобиль. Через пятнадцать минут нам подогнали машину. Пока мы ждали, я старался успокоить Дженни.

– Послушайте, ничего страшного не произошло, – говорил я. – «Бьюик» приведут в порядок, это несложно. Берите пример с меня – просто забудьте об этом.

– Ларри! Разве вы не понимаете, что, пока вы здесь, это чудовище не оставит вас в покое? Вам нужно уехать! Вдруг дело дойдет до физической расправы? Я его знаю. Он злодей! Ни перед чем не остановится. Он…

– Дженни! – резко оборвал я. – Сегодня мы с вами едем ужинать. Давайте не будем про Жупела. Поговорим о нас с вами. Вы прекрасно выглядите. Почему же вы всегда ходите в том ужасном сером платье?

Внимательно посмотрев на меня, Дженни беспомощно пожала плечами.

– Ах вон оно что. Взгляните на горожан. Серое платье – это мимикрия. Помните, я попросила вас надеть джинсы и толстовку? Нужно одеваться согласно своей роли.

– Да. – Я понял, о чем она. – Спустя восемь дней я начинаю видеть всю картинку. Вы и правда думаете, что этим людям можно помочь? Нет, погодите. Я же сказал, что начинаю видеть картинку. Ваши подопечные – обычные попрошайки. Постоянно что-то выгадывают. Только и умеют, что брать. Разумно ли тратить на них столько сил? У вас не складывается ощущения, что вы бежите вверх по эскалатору, который едет вниз?

Подумав, Дженни тихо ответила:

– Ну, кто-то должен этим заниматься. Одному из пятидесяти действительно нужна помощь. Если смогу ему помочь – значит работаю не напрасно.

Прибыл наш автомобиль. Я расписался в договоре, и мы уехали из города.

Ресторан «Плаза» стоял на склоне холма с видом на огни Люсвилла. Роскошное, дорогое заведение с приличной кухней. Оркестр исполнял негромкий свинг. Народу было множество. Тучные мужчины преклонного возраста и заплывшие жиром дамы старательно перекрикивали друг друга. В общем, все как в Парадиз-Сити.

За едой разговор особенно не клеился. Думали про испорченную машину, про Жупела и беспросветную жизнь Люсвилла, но держали эти мысли при себе.

Когда я отвез Дженни домой, на часах было 23:00.

Она поблагодарила меня за приятный вечер. По глазам было видно, как она встревожена.

8
{"b":"690745","o":1}