ЛитМир - Электронная Библиотека

Пройдя через пустующий танцпол, на котором одиноко трудился… пятирукий мужчина средних лет, ритмично двигающийся под что-то звучавшее из его тяжелых наушников, Алекс оказался напротив стойки.

За ней скучала девочка, как могло показаться, едва-едва расцветшего возраста. Иными словами, того, когда, окажись они в постели Алекса, его бы не стали преследовать за растление малолетних.

С яркими фиолетовыми волосами и глазами цвета морской волны, они крутила пальцами длинные локоны. Одновременно с этим в воздухе кружили разнообразные стаканы и бокалы, в которых весело танцевали полотенца едва ли не в такт движениям пятирукого.

Эсперы…

То, на что у простого мага уходило неподъемное количество УЕМ, давалось этим “мутантам” так же легко, как дыхание. Почему же эсперы не захватили мир? Во-первых, их было не так уж и много. А во-вторых, кроме одного своего умения они не могли пользоваться ничем иным из разнообразного спектра магии.

– Нравлюсь?

Неожиданный вопрос немного выбил Алекса из колеи и сбил его мыслепоезд со смазанных рельс попытки сравнить эсперов с делением магов на тьму и свет.

– Да, – не стал отрицать он.

Она была одета явно не в рабочую форму: мешковатый свитер с изображением известного кота, бегущего за не менее популярной мышью, и в рваные джинсы. Последние, правда, весьма выразительно подчеркивали ее попу.

В век, когда фитнес-залы стояли на каждом углу, а магическая косметология являлась одной из самых прибыльных отраслей бизнеса, попа была что надо.

– А чего тогда клювом щелкаешь? – Девочка явна скучала. – Сейчас предпочту тебе Артура.

– Это его? – Алекс указал себе за спину. Там на танцполе все еще крутился пятирукий эспер.

– Всегда было интересно, что может мужчина, у которого целых пять рук, – наигранно мечтательно вздохнула барменша. – Так что не упусти момент, ковбой, скажи мне уже какой-нибудь открывающий диалог комплимент, чтобы я растаяла и немедленно отдалась тебе на этой стойке.

Семнадцать, может, шестнадцать лет, она была не настолько младше Алекса, чтобы казаться ему ребенком. И, учитывая ее внешность, вряд ли она была обделена мужским вниманием. Уже несколько лет, как не была…

– Прости, тяжелое утро, – вздохнул Дум, приземлив свой пострадавший от машины Грибовского зад… так, главное не блевануть… свою уставшую от поездки корму в… Сука! Усевшись на барный стул.

– Утро легким не бывает, – многозначительно кивнула эспер. – Но я все еще жду комплимента.

Алекс окинул школьницу или студентку первого курса оценивающим взглядом. Но не таким, от которого леди кидает в дрожь и возникает желание дать по морде или уйти в туман (благо последнего в Маэрс-сити всегда хватало), а особенного. Порой лишь его одного хватало, чтобы Дум не остался спать на улице, а просыпался в чужой кровати.

– У тебя невероятно красивый кончик носа. Честно. Никогда такого прежде не видел.

Глава 5

– Кончик носа… – мечтательно протянула девушка. – Черт, а ведь действует.

– Отдалась бы?

Барменша улыбнулась, а затем резко ответила:

– Нет.

– Старею, – печально покачал головой Алекс, – навык совсем растерял.

– С навыком твоим все в порядке, – игриво парировала безымянная эспер, – просто предпочитаю не спать с теми, кто приходит вместе с Грибовским. Особенно когда у них тяжелое утро, а на дорогущих туфлях и костюме следы от бетонной крошки и еще от волос пахнет гарью.

Алекс провел ладонью по своему короткому ежику, а затем принюхался к пальцам.

Действительно пахнет.

– А ты наблюдательная, – уважительно присвистнул Алекс.

– Работа обязывает, – развела руками барменша.

– И что же ты еще заметила? – прищурился Дум.

– Ну, например… даже не знаю… – Она сделала вид, что задумалась. – От тебя тянет вчерашним перегаром и женскими духами. Утро в постели ты провел явно не один. Но встал достаточно быстро, чтобы забыть умыться. Вкупе с тем, что на тебе следы бетона, гарь, перегар, ты весь помятый и встревоженный, то… Пить ты точно не хочешь. А значит, подсел сюда, чтобы, пока Грибовский разбирается с Лиго, разузнать у меня что-нибудь про взрыв в посольстве.

Алекс снова присвистнул.

– В одном ты ошиблась.

– М?

– Я бы выпил, но… не думаю, что ты знаешь, что такое “Русский чай”.

– Понятия не имею, – согласилась эспер.

Они немного поиграли в гляделки.

– Расскажешь?

– С какой стати? – фыркнула девушка. – Ни для кого в “Раю” не секрет, что красноволосый – законник. Помогать ему – навредить кому-то из наших.

– Справедливо. – Алекс провел пальцем по стойке. Блестки, пудра, губная помада… В клубах ночью всякое происходит… – Но, поверь мне, обладательница чудесного кончика носа, я последний, кто заинтересован вредить кому бы то ни было из “Подземного рая”.

С этими словами Дум сжег “пыль” лиловым пламенем.

Барменша отшатнулась и потянулась под стойку.

– Это будет большой ошибкой, – предупредил Алекс.

Он понятия не имел, лежал ли там заряженный серебром “Пустынный орел” или находилась кнопка, по нажатии которой прибегут разнообразные неприятные личности.

Так или иначе – любой из этих и каких бы то ни было других вариантов не сулил ничего хорошего. Причем не сулил сразу обеим сторонам.

– Ты темный, – выдохнула девушка.

Стаканы, до этого мирно парившие вокруг ее миленькой головы, вдруг показались Алексу хищными наконечниками стрел.

– Все верно, мисс Марпл.

– Только не мисс Марпл, – пренебрежительно отмахнулась девушка.

– Чем тебе не угодила старушка?

– Быть девственницей с седыми волосами? Избавь меня от этого, пожиратель девственниц и детей.

– Девственниц? Избавь меня от этого, мутантка. Я люблю поопытней. Так сказать – совмещаю удовольствие и самообразование.

– А что? – коварно, истинно по-женски, расплылась в улыбке красотка. – Есть еще чему учиться, антихрист?

– Нет предела совершенству, человек Икс.

– Человек Икс? – Вдруг из голоса девушки пропала вся наигранная бравада, за которой она явно скрывала беспокойство. – Ты сексист, что ли?

– В смысле?

– В прямом. X- и Y-хромосомы.

Алекс еще раз окинул взглядом барменшу. Почему-то теперь она действительно стала выглядеть для него сущим ребенком. Такой классики кино не знать…

– А если назову тебя Вандой? Алой Ведьмой?

– То получишь в глаз стаканом, извращенец. Я в школе про месячные от пубертатных прыщей наслушалась. Не хватало еще от темного.

– Понял, осознал, – поднял ладони Алекс. – Честное антихристское, не имел даже тени умысла оскорбить или унизить. Просто прошелся по классике фантастического кинематографа.

Они еще немного смотрели друг другу в глаза, после чего рассмеялись.

Когда в легких закончился воздух, а животы уже разболелись, то, утерев слезы, девушка тихонько спросила:

– Ты действительно не причинишь ему вреда?

Ему… уже хоть что-то.

– Поверь мне, красавица, вредить кому-то, кого я не знаю, не входит в перечень моих дел на день грядущий.

– Ты темный!

– Стереотипное мышление, – устало протянул Алекс. – Поверь мне, с куда большей радостью я бы провел время в закрытом, тусклом помещении с двумя красотками младше двадцати лет. С пятью бутылками виски. Упаковкой хороших сигарет. Возможно – с коксом, для девушек, разумеется, и за исследованием новых заклинаний, чем вот с этим всем. – На последних словах Алекс обвел рукой помещение в целом. – Но вынужден батрачить как не в себя по причинам… о которых тебе будет скучно слушать.

– А то сейчас прям весело было.

– Вот, – Дум вздернул указательный палец, – теперь ты меня понимаешь. Так что давай сделаем так. Я избавлю тебя от своего общества, как только ты выложишь все, что знаешь о происшествии у посольства зверушек.

– Зверушек?

Алексу показалось или в отражении зеркал, служивших полками для разнообразных бутылок, он увидел промелькнувшего лесного грызуна?

8
{"b":"690794","o":1}