ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  **-** 20**

  По ночам я слышу далекие гудки поездов и храп Полковника. Если случается наложение, побеждает храп.

  Здесь не лают собаки, не кричат птицы, не крадутся сквозь заросли кошки, не ездят машины и не живут люди.

  Получается, что мы с Полковником - единственные млекопитающие на всю округу. В какой-то степени - также единственные пернатые, земноводные, пресмыкающиеся (мы пресмыкаемся гордо!) и даже членистоногие.

  Вот такие дела.

  Можете считать это записками натуралиста, дневником бесноватого Робинзона - да хоть просто бредом. . Мне плевать. Я вообще не уверен, что сия писанина попадется кому-то на глаза. Но если попалась -не обессудьте.

  Да, вот еще. Где-то там меня как-то звали. Здесь это не имеет значения. Здесь я Лейтенант. Хотелось бы, конечно, подняться по служебной лестнице, но пока дело идет с большим скрипом.

  Нет, все-таки нужно объяснить, что я вообще тут забыл. Или нашел.

  Неделю пребывания в этих чудесных местах я бы приравнял годам к семидесяти обычной, размеренной жизни. Ладно, округлим до ста.

  В таком случае, около сотни лет назад я появился здесь, имея при себе (на себе) здоровенный рюкзак, каковой набил всем, что счел нужным. Разумеется, не учел и не рассчитал.

  Рюкзак вольготно расположился у меня на спине, елозил по лопаткам и постукивал по заду. Я возненавидел его практически сразу, казалось, что это не я куда-то собрался, а он собрал меня в дорогу и ткнул в спину: иди.

  Нас останавливали дважды, и оба раза из-за него - в метро и на вокзале.

  Справедливости ради замечу, что второй досмотр, возможно, спровоцировал я сам.

  Когда мы встретились глазами с потным, багроволицым сержантом, я был устал, зол и не скрывал этого. Сержант понял меня превратно и приступил к исполнению служебного долга - с полагающимися расспросами, недоверчивым похмыкиванием и тщательным осмотром содержимого.

  Изнасилованный рюкзак долго отказывался принимать обратно то, что было из него так безжалостно извлечено. Я пихал, надавливал, вкручивал, а с кончика носа одна за другой стекали капли пота. Сержант стоял рядом, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. Моя возня его забавляла.

  Электричка (разумеется, уже не та, на которую я планировал сесть), потом автобус, у которого дрожали, стучали и скрипели все возможные сочленения. Потом я приехал...

  А знаете, что? Выберите, как говорится, из предложенного списка:

  Вариант А. Я давно этого хотел. Уехать. Исчезнуть, раствориться где-то во времени и пространстве. Нет, не насовсем, конечно - насовсем пока рановато. Неделя, две, месяц. Выключить телефон и заставить себя не включать его. Потом узнаю, кто меня искал и зачем. Не обливаться холодным потом, случайно назвав женщину К. именем женщины N. или наоборот. Не вздрагивать, когда начальство дружески похлопывает по спине. Не отвечать на десятки идиотских вопросов, не пялиться на экран, где то орут друг на друга под сатанинские усмешки ведущего, то скачут козлами и разевают рты под фанеру, не... Наверное, достаточно. Вам ведь тоже иногда этого хочется, или я ошибаюсь?

  Методика проста. Берем карту, тыкаем в условно случайную точку. Нам ведь не хочется оказаться за сотни километров в какой-нибудь дальней глуши? У нас и поближе найдется, в пределах часа-двух езды от города. Так что тыкаем случайно, но аккуратно.

  Я сделал именно так.

  Вариант В. Суть контракта: мне указывают место и срок пребывания. Я прибываю, пребываю и описываю. Записки публикуются на Интернет-портале N. Эксклюзив. Гонорар. Слава.

  Вариант С. Последний покемон. Всех остальных я уже нашел, Еще немного - полная победа, мой блог в топах, друзья в восторге ( в смысле, отчаянно завидуют, но делают вид, что очень за меня рады).

  Вариант D. Прячусь от тех, с кем лучше бы вообще не встречаться. Надежда на положительный исход очень невелика. Но если скроюсь на время, да так, чтобы никому в голову не пришло, где я, возможно, пронесет. Возможно, но...

  В автобусе нас было трое: я и два печальных узбека. Они молча сидели рядом, обхватив здоровенные пакеты. На одном из поворотов ближайший к проходу пакет временно вышел из-под хозяйского контроля и выплюнул на пол несколько упаковок "Доширака". Я было пожалел узбеков, но сразу вспомнил, что как минимум треть моего рюкзака занимают такие же упаковки.

  А может быть, они были совсем не печальные., просто очень уставшие. Возвращались с какой-нибудь стройки в какое-нибудь временное жилище, молча наблюдали за изгибами дороги и привычным узором трещин и ухабов. Может быть... Да какая мне, в сущности, разница?

  Остановившись там, где я попросил, водитель бросил на меня удивленный взгляд. Мол, мужик, ты в себе? Ты точно именно здесь хочешь выйти?

  Выходя, я кивнул ему, улыбнулся, кивнул за компанию и узбекам.

  Автобус постоял еще с минуту, словно приглашал меня вернуться, но я не принял приглашения. Не понял намека, не заметил предостережения - так или иначе, унылое транспортное средство отползло от обочины и затрюхало дальше. Две черные головы на фоне освещенного салона были видны еще долго. Потом автобус одолел поворот и исчез.

1
{"b":"691064","o":1}