ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Нет, Алексей Николаевич, они затянут это дело на долгое время и неизвестно к какому результату прийдут, поэтому - то я и пришла к вам.

- Я вас не понимаю, что вы хотите этим сказать? - Нахмурился полковник вступаясь за авторитет своих бывших коллег.

- Дело в том, что убийцей Нины может оказаться человек имеющий в городе большой вес и тогда вся работа следователей будет перепутана извращена и все вернется на круги своя. Более того, их ещё и обвинят в халатности.

- Вы подозреваете кого-то конкретного?

- Да, Никиного любовника, который обещал на ней жениться как только у неё родится ребенок. Но как видно он лгал и втайне вынашивал свой страшный план. Боже мой, если б только я могла такое предположить...

- Кто он? Назовите его имя. - Потерев виски, с трудом выдавил из себя тесть.

- Если б я знала. - С горьким сожалением прошептала Реутова. - Я не знаю ни его имени, ни фамилии. Даже места его работы я не знаю.

- А вам не кажется это немного странным? - Подозрительно глядя на неё осведомился тесть. - Дочь на седьмом месяце беременности, а вы не знаете имя её жениха.

- Ника всегда была очень скрытной девочкой, а после того как десять лет назад от нас ушел мой муж и её отец, она замкнулась до предела.

- Почему от вас ушел муж?

- Наверное нашел лучше, а может быть виновата я сама. Он работал в КБ инженером и я постоянно его пилила за маленькую зарплату, за наш неустроенный быт. Вот и допилилась... Уже десять лет как мы живем вдвоем с дочерью... То есть жили... - Исправилась она и опять заревела.

- Перестаньте. - Жестко остановил её Ефимов. - Лучше расскажите все то немногое, что вам о нем известно.

- А известно мне о нем действительно не много. Встречаются они давно, по крайней мере, так мне говорила дочь. Однако в нашем доме он не был ни разу. В позапрошлом году, когда Нике исполнилось двадцать лет, он подарил ей автомобиль "Оку".

- Тогда вычислить его проще простого. - Усмехнулся тесть. - По документам мы легко определим имя дарителя. Так?

- Нет, это не так. - Покачала головой Реутова. - Я над этим уже думала. Нет, он дал ей деньги на покупку автомобиля и машину приобретала сама Ника, так что его имя нигде фигурировать не может.

- Ну хоть что - нибудь она вам о нем говорила?

- Очень не много. С её слов, которые приходилось вытаскивать клещами, я знала, что он обитает где - то на самых верхах. Он высок, строен и обаятелен. Про возраст она умалчивала и из этого я сделала заключение, что он далеко не мальчик, а скорее всего годиться ей в отцы. Еще, опять таки, с её слов я знала, что сразу после рождения ребенка состоится их свадьба, а все остальное, говорила Ника, ты позже и будешь приятно удивлена. Спасибо тебе, дочка, удивила... - Опять захныкала баба. - Боже мой, что же ты наделала!

- Вы хотите чтобы мы помогли вам найти этого человека? - Поморщившись осведомился полковник. - Или вы просто пришли поплакать в мою жилетку.

- Ну конечно же хочу, извините меня, не могу сдержаться.

- Тогда расскажите подробнее о своей дочери, её привычках, нравах, увлечениях.

- Как я вам уже сказала, Ника росла замкнутой девочкой. - Выпив стакан воды начала Людмила Григорьевна. - В восемьдесят девятом, вместе с уходом отца ушло и её детсво. Ника в двенадцать лет стала самостоятельной и взрослой. Зачастую не я её, а она успокаивала меня. Училась она хорошо и даже очень хорошо, совмещая учебу с занятиями в музыкальной школе и спортивными тренировками. В то же самое время она запоем читала беллетристику, философию и даже научные труды. Иной раз я просто поражалась, откуда у неё такая воля и устремленность. Мы с её отцом подобными качествами не отличались, но у Ники времени хватало на все. Уже в десятом классе она стала подрабатывать патронажной сестрой, таскала старухам провизию, медикаменты и ещё умудрялась мыть у них полы.

В девятнадцать лет легко, без труда она поступила в педагогический институт на факультет иностранных языков и уже через полтора года свободно говорила и читала на трех языках. Но по окончанию третьего курса в связи с беременностью была вынуждена взять академический отпуск. Вот такой была моя Ника. Не подумайте, что я её расхваливаю, она действительно была такой.

- Расскажите об её окружении.

- Собственно говоря его и не было, если не считать меня, да двух её школьных друзей, Вали Граневской и Саши Коновалова.

- Что они из себя представляют?

- Валя, студентка политехнического института, девушка взбаломошная и экзальтированная, но в общем добрая и отзывчивая. Саша Коновалов вечный Никин воздыхатель. Он никуда не поступил, а поскольку к службе в армии оказался непригоден, то в данное время трудится рабочим на заводе.

- Как на него подействовала беременность Ники? - Насторожился Ефимов. - Он знал, что она встречается с большим Дядей?

- Этого я вам сказать не могу, но когда он узнал о том, что Ника беременна мне показалось, что он вот-вот потеряет сознание.

- Вы не могли бы нам оставить их адреса и телефоны?

- Труда это не составит. - Вытаскивая блокнот ответила Реутова. - Но уверяю вас, они здесь не причем.

- А мы их пока и не подозреваем. - Забирая протянутый листок проворчал полковник. - Но проверить обязаны.

- Да, конечно, я понимаю, но мне кажется, что если начать с поисков Никиного любовника, то результат будет ощутимей.

- Людмила Григорьевна, мы учтем ваши пожелания. - Заверил её полковник. - А теперь расскажите о том вечере в среду, когда вы в последний раз видели свою дочь.

- Да все было как обычно. С работы я вернулась в седьмом часу. Ника уже успела приготовить ужин. Мы вместе сели за стол. Кто знал, что это наш последний ужин! Она шутила и смеялась и вообще казалась счастливой. Потом она стала собираться. Я спросила, куда? Она рассмеялась и ответила, что на этот раз идет к подруге Валентине. Потом поцеловала меня и ушла. И это был её последний поцелуй. Боже мой, кто, ну кто мог знать, что она идет на смерть!

- Людмила Георгиевна, остановитесь. Скажите, как Нина объясняла вам свои отлучки когда уходила к своему любовнику? Сосредоточтесь, это очень важно.

- Как? Да по разному. Первое время, пару лет тому назад, она лгала, говорила, что идет в институт или к подругам, а позже, когда у неё вдруг появилась машина и все тайное стало явным, она в общих чертах, не вдаваясь в подробности объяснила мне истинную суть вещей и уходила уже откровенно.

- Как долго длились их свидания?

- Обычно к утру она была дома. Чуть смущенная, но радостная и счастливая. Как правило с двумя букетами цветов, один из которых её поклонник передавал для меня.

- Вы не помните, на какой машине он обычно привозил и увозил ее?

- Я ни разу не видела его машины. Обычно Ника пользовалась своей, либо нанимала такси, а может быть он высаживал её где - то подальше, не знаю.

- А в этот раз Ника брала свою "Оку"?

- Нет, она и по сейчас стаит в гараже.

- Как назначались их встречи? Он звонил или они договаривались заранее?

- Трудно сказать, телефон стоял у неё в коинате, но несколько раз, когда дочери не было дома он натыкался на меня. Очень корректно и вежливо, называя меня полным именем, справлялся о моем здоровье и извинившись давал отбой.

- Вы бы могли узнать его голос?

- Вне всякого сомнения. Жирный баритон с едва уловимой картавинкой. Я возненавидела его ещё три дня назад, когда Ника не пришла во время.

- Как она его называла за глаза?

- Да никак, просто, мой кавалер.

- А по телефону? Не поверю, что вам ни разу не пришлось стать хотя бы невольной свидетельницей их разговора.

- Да, такое действительно случалось, но и в этих диалогах она называла его совершенно нейтрально. "Мой милый", так обращалась она к нему.

- В вашем доме есть какие-то предметы или вещицы которые он совсем недавно дарил вашей дочери? - Помня о целлофановой сигаретной упаковку вмешался я.

3
{"b":"69130","o":1}