ЛитМир - Электронная Библиотека

Артем Каменистый

Вера в ближнего

Глава 1

Жизнь девятая. «Не бойся, они не сработают»

– Я видел все. Я видел то, о чем даже рассказывать не хочется. Потому что ни один нормальный человек мне не поверит. Да и ненормальный тоже. Я даже видел такое, во что и сам не верю. Сегодня я видел, как серые твари пытались порвать элитного нолда. Большая стая серых против огромного железного человека. И еще они там вырезали всех, кто под руку попался. И смотрел я на это с такого места – лучше не придумаешь. Даже не из первого ряда. Можно сказать, что я из персональной ложи на этот спектакль любовался. Там только попкорна не хватало и стекла бронированного. Но я не жалуюсь, я почти всем доволен. Мне нравятся редкие зрелища. У меня зависимость. Смотрел бы на них и смотрел. Как ты там говорил? «Они не сработают»? Так ведь было? И вот прямо сейчас мы любуемся на атомный взрыв. Красиво выглядит. Спасибо тебе, Читер. Рядом с тобой всегда есть на что посмотреть.

– Ты ошибаешься. Это не атомный взрыв.

– Ну да. Конечно. Не атомный. А я тогда подводный летчик из бронеконной дивизии. По-твоему, что, это петарда с дерьмом хлопнула?

– По-моему, ты раздуваешь из мухи слона.

– Это я-то раздуваю? Мне что, делать нечего?

– Ну… непохоже, что ты сейчас чем-то сильно занят.

– Читер, дружище, да нас только что за километр ударной волной зашвырнуло. Мы ведь улетели вместе с машиной. Круто улетели. Тополиный пух по сильному ветру так не летает, как мы улетели. Я и взрывы разные видел, и другого дерьма насмотрелся, но с таким сталкиваюсь впервые. Это не простой взрыв, это взрыв атомный.

– Не преувеличивай. Никуда мы не летали. Ты просто не справился с управлением на крутом повороте. Такое бывает.

– Частично согласен. Я сделал все, что мог, но чертовски трудно справляться с управлением, когда поблизости взрываются атомные снаряды.

– Клоун, ты по жизни кто? Ты ведь механик, а не сапер. В механике ты, может, и спец, но не во взрывах. Там, под крепостью, столько тонн всякого добра лежало… Да там… Как бы тебе объяснить. Черти тянули к себе все, что взрывается. Эти недоразвитые сидели на тысячах снарядов и тоннах взрывчатки. Там этого добра на мировую войну хватит. Поездами они это завозили, что ли? Там просто нереальная гора взрывчатки. Я, когда землю просвечивал, за голову хватался. Это все равно что жить на пороховом погребе. Вот оно и шарахнуло. Это не атомный взрыв, это просто очень большой обычный взрыв.

– Ага, ну да, конечно, как скажешь. Просто очень большой взрыв, такое случается. И почему я впервые слышу про то, что там было много обычной взрывчатки?

– Вообще-то мы с тобой важным делом занимались, а не болтали.

– Но про атомные снаряды ты ведь рассказать успел, да?

– Клоун, про атомные – это было важно. А про остальное – мелочи. Некогда отвлекаться на всякую ерунду.

– Ерунду? Мелочи, говоришь? Да эти самые мелочи только что снесли нас с дороги. Из-за этих самых ни разу неатомных мелочей мы с тобой висим на краю обрыва. И еще эти мелочи очень даже бодро поднимают мне шкалу радиации. Да и тебе, думаю, тоже. Я, конечно, не великий спец в ядерной физике, но как-то это странно, когда после простого взрыва по мне отрабатывают все эти гамма, бета и альфы с нейтронами. Это не просто дерьмо, это дерьмище. При обычном взрыве такого не бывает.

– Все нормально, – упорно стоял на своем Читер. – При таком взрыве корпуса снарядов не выдержали и разлетелись. Я тоже не физик, но тут и дураку понятно, что в корпусах были килограммы фонящей грязи. Эту грязь разнесло на пыль, если не на атомы. Вот этой пылью нас и накрыло.

– Ну да, взрыв, по-твоему, ни капли не атомный, но дышим мы почему-то плутонием. По-твоему, это нормально, да? Вот как же с тобой, Читер, сложно спорить… Ты готов ведро дерьма выхлебать, доказывая, что это яблочное повидло. Вот никак тебя с места не сдвинуть, как баран рогами упираешься.

– Только давай не будем про «сдвинуть», – попросил Читер. – Вдруг накаркаешь…

Тема и правда из тех, которую в данной ситуации упоминать страшновато. Бронированный грузовик, на котором парочка уходила из крепости Чертей, очень не вовремя и очень резко вошел в крутой поворот, подставив накренившийся бок под ударную волну. Несмотря на то что удалились чуть ли не на километр, досталось ему неслабо. Тяжеленную машину подтолкнуло так, что снесло с дороги, будто ящик картонный. Перевернувшись несколько раз, она замерла брюхом кверху на краю десятиметрового берегового обрыва. Под ним сейчас стремительно снижался уровень водохранилища. Плотина, получившая при взрыве значительные повреждения, больше не могла сдерживать воду, и та бурным потоком растекалась вниз по ущелью. Процесс развивался быстро и, должно быть, шумно. Однако оглушенные уши работали скверно, и потому казалось, что все происходит в полной тишине.

Но то, что рев потока не слышен, – ерунда. Полностью безобидная ерунда, не заслуживающая внимания. А вот положение, в котором застыл грузовик, сильно напрягало. Кабина, обвешанная тяжелым металлом, неустойчиво зависла, не сказать, что над пропастью, но лететь прилично. А внизу, после падения, окажешься на таком течении, против которого выгрести нереально.

А если при этом еще и покалечит, попахивает гарантированным сливом.

И в игровом смысле – отправка на воскрешение, и в самом что ни на есть прямом.

Потому что сольешься в том самом потоке. Затащит в водоворот, протолкнет через переплетение арматуры и бетонных обломков, после чего сбросит с высоты остатков немаленькой дамбы.

Несмотря на то что ни Читер, ни Клоун не заработали серьезные травмы, покидать машину они не торопились. И дело тут, конечно, не в том, что обоим нравится щекотать нервишки, пребывая на грани грандиозного падения с перспективой нехорошего исхода. Увы, но одна дверца кабины оказалась заблокирована обломками деревьев. Раньше они росли на краю обрыва, но их смела машина, когда переворачивалась. Вторая свободна и даже слегка приоткрылась сама по себе – замок не выдержал. Однако она нависала над водой, которая протекала дюжиной метров ниже. Выбраться через нее физически крепкий человек сможет, но тут мешают два момента.

Первый: Читер с Клоуном не слабаки, но оба сейчас далеко не в первоклассной форме. Жизненные превратности последних часов здорово потрепали.

Второй момент: перемещение двух человек сместит центр тяжести грузовика. А машина сейчас пребывает в состоянии неустойчивого равновесия. Где-то металл поскрипывает нехорошо, где-то зловеще хрустит подминаемый грунт. В такой ситуации страшновато совершать какие-либо телодвижения. Вот и валяются оба на потолке кабины, развлекая друг друга разговорами на тему поражающих факторов ядерного взрыва.

– Если прямо щас не выберемся, дерьма наедимся. – Клоун наконец озвучил очевидное. – Радиация – фигня. Шкала растет медленно, помереть от этого мы вряд ли успеем. Но как механик скажу тебе точно: машина долго так лежать не станет.

Читер указал вниз:

– Тут люк есть.

– Я надеюсь, ты это шутишь, а не всерьез, – заявил Клоун. – Это не люк, это дерьмо. Он в землю упирается. И эта дверь нам не светит, там с пилой и топором выбираться придется. Значит, остается вот эта. А я, блин, вообще ни разу не акробат. И еще мне очень хреново. Не факт, что выберусь. Надо было спек приберечь для такого случая. На спеке я бы отсюда ракетой улетел.

– Без спека мы бы не выбрались из крепости, – устало ответил Читер.

– Твоя правда, – согласился Клоун. – Но как-то это обидно. И скажу тебе как человек, который знает о машинах все. Если мы сейчас не свалим, то сами свалимся. Прямо сейчас свалимся. Мы ведь тут не просто так, мы ведь на детских соплях держимся. Тут не скала и даже не плотный грунт, тут дерьмо. А техника тяжелая, долго так не провисим.

– И что предлагаешь? – спросил Читер.

– Как это что? Я же сказал – сваливать надо.

1
{"b":"691605","o":1}