ЛитМир - Электронная Библиотека

.... Святозара, проснувшись, лежала с закрытыми глазами и прислушивалась.

Что ее разбудило? Холод? Конечно, она снова замерзла, но это не то… Тогда что? И снова это чувство тревоги нахлынуло на нее, окатив волной холода всю до самых пальцев на ногах.

Ей было знакомо это чувство – что-то приближалось – она это чувствовала.

И снова вопрос – где она сейчас? Услышав разговор, поняла – дружинники, ее охрана, здесь и пазл сразу сложился. Но вставать она не торопилась, впрочем, как и говорить, стала вслушиваться в разговор

– Она конечно княжна, да больно странная… Опять же, чего от всех хорониться? Платье мужское надела?

ОХ, не нравится мне это

– Да и взялась откуда?

– А князь ей доверяет… Может сами ее здесь… Ну, князюшке скажем – мол, напали хазары, не смогли уберечь. Чего там? – Девка ведь, вот коли б наследник, а так?

А еще лучше, скажем – сгинула неизвестно где и как!

– Как это?

– Вот тут была – и нет ее! Что скажешь?

– Голова надоела? Да и князь ей не просто доверяет – он ей что-то поручал… Ведь не просто так скитаемся, бегаем, хоронимся. И грамота у ней какая-то

– ?!

– Она ее никому не то что в руки – глазом смотреть не дает!

– А ты откуда знаешь?

– Видел краешек… Когда передевалась.

– Да ты что?!

– Тихо ты! Разбудишь – она и спит чутко. Я порой думаю – вовсе не спит… А грамоту видел – в верхней одежде, когда переболокалась в мужскую одежу. Не голой же?

Я после, как хоронил ту женскую, всю обшарил – нет ничего! Да и эту так как смог – больше не видел. Вот только точно знаю – есть у ней грамота! Эх, кабы узнать – что у ней?

– А лучше забрать! Да свести куда следует!

– Да ты никак лазутчик?!

– Да ты что?! Не

Вот только с другой стороны посмотри… Посмотри, што деется? Что назревает? Олег замыслил не по себе шапка.

Второй резко обернулся:

– Дурное замыслил?! А не боишься, что я тебя сам здесь и порешу?! Потом перед Олегом и отчитаюсь

– А потом как с ней одной? Да и Олег по головке не погладит за самоуправство

– Ишь ты, обо мне забеспокоился? Ладно! Но учти – последний раз терплю подобные речи!

А перед Олегом сам отвечу!

Святозара слышала уже не в первый раз подобное и понимала – еще чуть-чуть… и защищаться придется уже от «охраны»… Правда и ехать осталось уже совсем не много. Она их не боялась – знала, что справится, однако терять зря силы не хотелось, тем более поднимать руки на своих же.

Она встала и направилась к костру. Конечно, все сразу смолкло.

– Княже, лебедь ты наша, что ж вы не спите? Как утром поедете?

– Как всегда. Замерзла я. А поедем сейчас!

– Да как же это? Ночь ведь, не ровен час…

Святозара посмотрела на него пристально и спросила:

– Неужто боишься, кто бы до меня вперед тебя не добрался?

– Да что ты, княженка! Откуда речи такие? Али сон какой?

– Может и сон. Только хватит часа на сборы, и с богом! К вечеру, коли бог даст, будем ужо на месте! … Вещи лишние здесь под дубом и схороним – налегке пойдем!

******

Кира проснулась вся в поту в своей кровати. Ну слава богу! – Это лишь сон! Однако какой яркий!

Она хорошо помнила те события, а так же то, что было потом! И главное, то щемящее чувство тревоги, зародившееся во сне, ее так и не отпустило!

Она встала. Прошла на кухню и вскипятила чайник. Сделала себе чай и стала его пить с медом.

Надо же… Так свыклась в то время с этим именем, что откликалась на него до сих пор! А может, это пришло время?

Последнюю мысль Кира попыталась от себя отогнать как можно дальше. Все уговаривала себя и повторяла как мантру – нет, еще рано, я ошиблась!!

Очнулась она лишь от прикосновения дочери – та обняла ее за плечи.

– Мам, ты чего? Вообще спать ложилась?

От неожиданности Кира вздрогнула и сильно сжала чашку руками.

– Это ты? Со мной все хорошо, просто пила чай и задумалась. Почему сама не спишь?

– Да я уже в институт встала.

Посмотрев на время, Кира поняла – ночь закончилась. Быстро встала и стала готовить завтрак.

– Сейчас завтрак сделаю… Омлет будешь?

– Мам, да зачем? Я уже одеваюсь. А у тебя сегодня как? Может, ляжешь поспать?

– Нет, нет. Мне сегодня к 10. Да и выспаться я успела.

– Мам, ну зачем так много работать? Наверняка ведь по работе что-нибудь думала…

– Так, ладно! Садись за стол – все готово.

Дочка быстро убежала в институт. А вот Кира никак не могла сосредоточиться. У нее весь день все валилось из рук. Не выдержав, Кира после обеда ушла с работы.

Поехала за водой в ландшафтный заказник на родник «Холодный».

Здесь всегда есть народ – одно из трех лучших мест «благой» воды, поэтому на одинокую женщину, набирающую воду из родника, никто не обратил внимания. Ну стоит, о чем – то думает… мало – ли? Однако было в ней и кое-что иное – выражение ее лица. И уж совсем выбивающееся из общего поведение – она сняла с себя браслет и бросила в воду.

Казалось бы, ну надоел, может, чей-то подарок, кто стал вдруг чужим и далеким – бывает! Вот только браслет не просто упал на дно – он сразу стал уходить в грунт, словно кто-то его тянет вниз, под землю, как огромный магнит притягивает к себе металл. И уж вовсе не понятны ее слова, перед тем как бросить в воду: «БЕРЕГИ ИХ! УМОЛЯЮ!»

Впрочем, подмечать странности было не кому – все были заняты собой.

А Кира набрала воды и отправилась домой. Она хотела приготовить что-нибудь особенное.

Стало ли ей лучше? – этого никто бы не понял, даже специально наблюдая за ней – она не из тех, чьи эмоции отражаются на лице, их нельзя было прочесть.

.... – Мам, я дома! М-м-м, как вкусно пахнет!

Дочка, едва успев раздеться, вбежала в кухню.

– Мам! Это же уйму времени у тебя заняло! Зачем?

– Разве не нравится? Вроде раньше любила.

– Да ты что? Не просто люблю – АБОЖАЮ! У меня сейчас от запахов слюнки побегут! Однако сколько на это все нужно времени! С ума сойти!

Кира рассмеялась:

– Иди мой руки – все готово. Сейчас на стол накрою…

Они сели обедать. Дочка ела с большим аппетитом, а Кира – не столько ела, сколько печально смотрела на дочь.

Дочка, почувствовав ее взгляд, подняла глаза:

– Мам, что-то случилось? Почему так смотришь?

– Тебе показалось. Еще хочешь?

– Ой, нет! Я уже не просто наелась, а объелась.

Смеется.

– Как волок на свадьбе из мультфильма?

– Почти, только что нет желания петь.

Кира взяла со стола посуду поставить в мойку.

– Мам, оставь. Я сама вымою. А, кстати. У тебя ведь были где-то записи нашей родословной?

В это время у Киры задрожали руки, и она выронила посуду. Покачнулась и, чтобы упасть, оперлась о стол.

Дочка с испугом подскочила к маме.

– Мам, тебе плохо? Что с тобой? Может, скорую?

Кира медленно села на стул, пытаясь унять дрожь:

– Нет, дочка, все так, как должно быть. Круг замкнулся.

– Мам, ты о чем?

– Прости. Видимо действительно плохо спала – чуть-чуть голова закружилась.

– А еще все это готовила! Зачем? Я сама прекрасно могла приготовить! Может, ляжешь?

– Нет, нет. Уже все прошло.

Ты что-то говорила о родословной – зачем тебе?

– С тобой точно все хорошо?

– Говорю же, все нормально.

– Ну смотри сама, а то легла бы.

– Ты проигнорировала мой вопрос.

–А так – нам сегодня в институте сказали написать свою родословную, насколько сможем. Вот я и вспомнила – у нас же где-то было?

– Сейчас принесу, подожди здесь.

Кира вышла в кабинет и вскоре принесла огромную коробку:

– Вот здесь все, что я смогла собрать…

– Ничего себе?! Да тут уже готовое разбирать месяц, не меньше! Ничего себе.

– А вам, что – срочно? Впрочем, здесь все упорядочено по фамилиям и веткам: вот Вяземские, здесь Сибиряковы, Мамаевы и Борисовы… А это то, что раньше тебя впечатлило больше всего – княжна, ведущая свое родство от Рюриковичей.

1
{"b":"692036","o":1}