ЛитМир - Электронная Библиотека

Кто бы мог подумать, что когда-нибудь он будет спать с кошкой в одной постели. Пантеры свободолюбивые создания, вечно себе на уме, не привязаны к дому, притом очень опасные и дерзкие. Лет десять назад они часто конфликтовали с волками, и заканчивались такие конфликты, как правило, печально. В драке кошки становятся только сильнее, в их кровь поступает больше адреналина, они даже боли не чувствуют. Одна из известнейших историй таких роковых встреч, это история о том, как смертельно раненая пантера одолела трех волков и даже смогла уйти, но вскоре ее нашли мертвой в одном из парков.

Андрей взял с тумбочки телефон. Восемь утра. А в девять он должен быть в ресторане, чтобы оценить подготовку к банкету, после уже ехать по остальным делам. И вообще, чего он собственно ждет? Ему тоже надо умыться.

– Даша? – постучал в дверь. – У тебя все в порядке?

– Все в норме! – раздалось из недр помещения.

– Я могу зайти?

– Заходи!

Вот! Как он и думал, кошка не против. Тем более посмотреть на нее снова без одежды хотелось до безумия.

Осторожно открыв дверь, зашел внутрь и сразу увидел ее. Рамонова стояла в душевой кабине и намыливала себе волосы, а кабина-то прозрачная, потому сейчас ничего не мешало любоваться фигурой. Боже, у девчонки шикарное тело. И тут же представил, как прижимает эту кошечку к стене, как коленом раздвигает ей ноги и…

– Будешь мыться? – вырвала его из диких фантазий. – Я почти уже всё.

Мыться? Да, дьявол его задери, он будет мыться. И, стянув с себя трусы, забрался к ней в кабину.

– Ничего себе, – опешила от такой прыти, – я вообще-то имела в виду… – но договорить не успела, Назаров закрыл ей рот поцелуем.

Даша не смогла не ответить. Любого другого мужика уже бы отправила куда подальше, но не его. Что происходит между ними, она до сих пор не понимала. Зато целовала и обнимала волка так, будто только что поклялась ему в вечной верности.

– Андрей, – кое-как совладала с собой, – перестань…

– Да ты сама хочешь продолжения, – подхватил ее под бедра и прижал спиной к кафельной стене.

– Не важно, чего я хочу. Важно, чего нам никак нельзя делать.

– Скажи честно, ты бы переспала со мной?

– Да, – и сама впилась в его губы, проникла в рот языком, но так же внезапно прервала поцелуй, – только нельзя. А сейчас, пожалуйста, отпусти меня.

– Даша, – прорычал, уже еле сдерживаясь.

– Прости, но нет.

– Вчера я тебя отпустил, хотя мог и трахнуть, – еще сильнее вжал в стену.

– Учти, я буду сопротивляться, – выпустила когти, – буду кусаться и царапаться. Не думаю, что Элина обрадуется, когда увидит следы от когтей или укусы. Да и болят они потом ужасно. У нас в слюне какая-то фигня содержится, разъедает раны.

– Да плевать, кусай и царапай, – припал губами к шее.

– Андрей, – обняла его за голову, – возьми себя в руки, прошу тебя.

Стиснув зубы, он все-таки опустил ее на пол, потом отошел в сторону.

– Тогда уходи. Немедленно. Иди на завтрак, там все оплачено. А я спущусь чуть позже.

– Спасибо, – и сама еле сдержалась, чтобы не броситься к нему в объятия.

Стоило ей покинуть ванную, как Назаров со всей силы ударил кулаком в стену. Удар получился такой силы, что кафель потрескался и осыпался. Но ничего, он и за это заплатит.

Глава 6

Какое безумие, какое адское безумие! Что я творю?! Дура! И как я вообще оказалась в этом отеле? Да еще с ним! А Назаров?! Какого черта творит он? Блин, губы теперь горят огнем. И запах его на мне, от которого голова кругом, от которого все мое звериное нутро требует сейчас же вернуться обратно в руки волка. Все-таки я ненормальная, с ненормальным влечением к волкам. Какая-то неправильная кошка.

Ресторан искать не пришлось, яркий аромат омлета привел куда надо. Столик я выбрала подальше от окна, ибо от яркого света и вчерашнего алкоголя глаза грозились вот-вот лопнуть. Да, я помню, как пошла в клуб, как пила там, танцевала с кем-то, но на этом картинка обрывается.

– Доброе утро, – подошел ко мне официант, – желаете шведский стол или принести меню?

– Шведский стол.

– Хорошо, – и быстренько откланялся.

Ой-ёй, бедная моя голова, бедные глаза, бедные уши… будь я дома, забралась бы в холодный душ и стояла там как минимум час, причем в шкуре, зверь как-то быстрее справляется с похмельем. С превеликим трудом я все-таки поднялась и отправилась к кофемашине. Сегодня же еще банкет! Одно радует, юбилейный торт заказчик привезет с собой, с меня только десерты по меню. Но и их надо готовить в состоянии стояния.

– Совсем все плохо? – как всегда раздалось неожиданно. Хотя, я бы сейчас и стадо слонов не услышала.

– Не совсем, но очень, – прижала холодную ложку к правому виску.

– Иди за стол, сейчас принесу кофе. Тебе какой?

– Латте и два пакетика сахара.

– Хорошо.

Помимо Латте скоро на столе появился и омлет с ветчиной и грибами, и блинчики с вареньем.

– А теперь, – сел за стол снова хмурый волк Андрей, – рассказывай, какого черта вчера произошло. У нас на все про все полчаса от силы, потом на работу.

– А что произошло особенного? Я в клуб пошла. Развеяться, потанцевать.

– То есть, ты часто так развеиваешься? – совсем сошлись брови у переносицы.

– Не часто, но бывает.

– И где потом просыпаешься?

– Дома, Андрей Александрович, я всегда просыпаюсь дома. И вообще, что за допрос с пристрастием? Я не обязана оправдываться или объясняться.

– Судя по тому, что я видел вчера, дома ты бы никак не проснулась, – ой, а как бесится-то, как желваки ходуном ходят на скулах.

– Окей, выходит, ты меня спас. Только, с какой стати? Следил за мной?

– Угу, следил, – достал из кармана телефон, что-то там поискал, после чего развернул ко мне экраном, – мне прилетело в одиннадцать вечера. Узнаешь номер?

Н-да, дала я маху. Получается, сама его вызвала, но он мог бы плюнуть и не ехать. Только вот не плюнул и приехал. Конечно, Назаров не в курсе, что пантера всегда приводит меня домой, в каком бы состоянии я ни была, она же защищает от любителей воспользоваться нетрезвым состоянием девушек.

– Что ж, мне стыдно, – отпилила кусочек блинчика. К слову, блины я пеку лучше, – после кейтеринга и последующей встряски я была на нервах.

– Ешь, давай, – кивнул на омлет, – похмелье быстрее пройдет.

– Надеюсь, из-за меня у тебя не будет проблем? – глянула на него исподлобья.

– Не будет.

И повисла тишина, но я чувствовала, Андрей чего-то ждет. Наверно, разговора о том, что случилось в душевой, однако первым заговорить не решился, а я не стала затрагивать тему, нам пора завязываться с этой чехардой. У меня всегда было правило – не связываться с чужими мужчинами. Я и так уже слишком много себе позволила. Назаров волк – это раз, мой босс – это два, он занят – это три. Вот они, три железобетонных аргумента, чтобы даже не смотреть в его сторону.

– Я вызову такси, – отставил пустую чашку.

– Думаю, нам лучше ехать на разных машинах.

– Твоя воля.

Так и разъехались. Уже в такси меня накрыло – сердце заныло, слезы подкатили, вдруг я ощутила себя такой одинокой. Хотя, я и есть одинокая. Бабушка была последней моей родней. Благодаря природе и характеру, все эти годы удавалось не падать духом, тем более была мечта – добиться успеха и признания, собственно, эта мечта никуда не делась, в остальном все не очень хорошо. Я постоянно гонюсь за каким-то эфемерным счастьем, а пора бы уже повзрослеть и посмотреть на мир без розовых очков. Если хочу семью, то и выбирать надо серьезно настроенного кота, а не кобелей всяких собирать. Вот зачем я отказала Виктору? Он как раз такой, каким и должен быть мужчина – спокойный, рассудительный, добрый, надеюсь, порядочный, а еще профессионал своего дела. Густаво спокойно может не прийти на работу, потому что знает, су-шеф его не подведет. Всё, пора менять свою жизнь к лучшему, пора поступать по-взрослому.

12
{"b":"692169","o":1}