ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вера Чиркова

Рабыня по имени Гдэя

Глава 1

– Ко-огда-а мы придем в порт? – в голосе высокой, длинноногой блондинки звучала неприкрытая ярость.

– Через шесть дней, – не глядя на нее, мирно сообщил капитан, продолжая разбирать какой-то прибор.

– Издеваешься? А ты знаешь, что сделает тебе мой папа… – она оборвала реплику, резко развернулась и выскочила из рубки, мстительно дернув дверь, чтобы хлопнуть посильнее.

Однако та не хлопнула… ее удерживала предусмотрительно привязанная цепочка. Сидеть в такую жару в наглухо запертой каютке было истинным мазохизмом.

Блондинка зло рыкнула, ринулась к бортику и с ненавистью оглядела сверху белоснежную яхту, явно намереваясь найти на ней очередную жертву, на которой можно сорвать плохое настроение.

И замерла с приоткрытым ртом, не веря своим глазам. На корме, возле маленького надувного бассейна лежала смуглая девушка в крохотном бикини и алом парео. Ее, Элеоноры, собственном парео, между прочим.

И это наглое воровство привело блондинку в неконтролируемую ярость. Дикой пумой слетев на корму, она бросилась к неизвестно откуда взявшейся наглой девице и застыла над ней карающей десницей.

– Кто тебе позволил брать мои вещи? И вообще, кто ты такая?

– Я рабыня, – открыв ярко-зеленые глаза невозмутимо сообщила незнакомка, – и ничего у тебя не брала.

– А парео?

– Мне хозяин дал. И отойди в сторону, жирафа, солнце загораживаешь.

Хозяин? – подозрительно протянула блондинка, – и кто же твой хозяин?

– Почему только мой? Он хозяин этого судна и значит – твой тоже. Так ты отойдешь?

– Это мое судно, – скрипнула зубами блондинка, совсем забыв про условия договора, – а я не рабыня, а невеста. Это ты играешь в глупые ролевые игры.

– Значит я тут главная, – невозмутимо констатировала смуглянка, – а у тебя никаких законных прав. Сегодня ты невеста – завтра бывшая.

– Ах ты салака копченая, – блондинка занесла для удара руку и дернулась к нахалке, но та ловко откатилась, оставив лишь яркий глянцевый журнал.

Купленный Элеонорой в последнем большом порту.

– И журнал мой стащила!

– Мне хозяин дал, – уверенно отбрила та, и наивно хлопнув выгоревшими ресницами, похвасталась, – но он мне вообще все разрешил брать.

– С ним у меня будет отдельный разговор, – мстительно процедила Элеонора, – а ты снимай мое парео и иди стирать. Да как следует стирай, я после тебя брезгую.

– Зря брезгуешь, – философски заметила рабыня, замирая в позе нимфы, – я не собираюсь отдавать тебе подарок моего хозяина. Подарки дарят не для того, чтобы рабы ими разбрасывались.

– Я сама заберу, – вмиг озверела Элеонора и ринулась к нимфе.

Но та, ловко проскользнув у нее под рукой, уже стояла по другую сторону бассейна.

– Ах ты дрянь…паршивка… – несколько минут Элеонора безуспешно пыталась настичь незнакомку, пока не поняла, что несмотря на длинные ноги, без оружия ей не обойтись.

С минуту она оглядывала палубу, пытаясь определить, что станет тем самым оружием и наконец выбрала. Лопатку для угля, лежавшую в переносном гриле. Взвесила в руке, злорадно ухмыльнулась и двинулась на смуглянку неотвратимым возмездием.

Та ответила широкой радушной улыбкой и отставила в сторону стройную ногу, давая рассмотреть идеально гладкую, блестящую кожу.

– Снимешь?

– Нет!

– Пеняй на себя! – Элеонора замахнулась, словно собиралась прибить лопаткой огромную муху, и в этот миг все вокруг неожиданно пришло в стремительное движение.

Вначале исчезла куда-то наглая рабыня, потом что-то легонько ткнуло блондинку под колено, заставив ногу подломиться. Затем вода бассейна вдруг помчалась навстречу Элеоноре, с всплеском принимая девушку в свои прохладные объятья. Напоследок намертво зажатая в ее руке лопатка рубанула острым краем по голубой стенке, раздался хлопок и блондинку куда-то неумолимо потащило.

А через мгновение, безжалостно ударив о стойки перил, оставило отплевываться на остатках бассейна, в последних струйках схлынувшей за борт воды.

– Что здесь происходит? – вопрос капитана прозвучал гласом небесным.

– Она меня толкнула, – отбрасывая с лица мокрые лохмы и пытаясь подняться, оскорбленно рявкнула Элеонора.

– Врет, – печально возразила рабыня, и теперь ее голосок был мелодичен и нежен, как трель соловья.

– Нет! – Зло взвизгнула блондинка, пытавшаяся встать, неуклюже цепляясь за бортик. Лопатку она так и не бросала, – Почему же я тогда упала?

– Не рассчитала траекторию удара, из-за непривычного веса орудия. – Веско, как профессор сообщила смуглянка и с ехидцей добавила, – Прежде ты, наверное, только ракеткой замахивалась или просто своей оглоблей. А я толкнуть тебя в бассейн никак не могла, так как в этом случае ты упала бы на спину. Ведь бежала прямо на меня.

– Но меня что-то коснулось под коленкой! Это была ты!

– Вполне вероятно, задела случайно, – спокойно пожала плечами рабыня, – но я этого не заметила, так как прыгала в сторону от твоего удара. Ведь этой лопаткой и голову человеку пробить можно.

– Да такую воровку и убить не жаль! Макс, откуда на моей яхте взялась эта шлюха?

– Бедный хозяин, – посочувствовала рабыня, кошкой скользнув к молча слушавшему их молодому мужчине, одетому лишь в полотняные белые бермуды и пляжные шлепки. Только фуражка, надвинутая на лоб, говорила непосвященному, кем он является на этой яхте. – как тебе трудно с такой грубой и лживой невестой! Хочешь, помогу сбросить ее за борт? Никто не узнает… скажем, сама упала и сразу пошла ко дну.

– Ах ты мерзавка, – вспыхнула праведным гневом блондинка, пытавшаяся снять мокрую тряпку, еще недавно бывшую белым воздушным сарафаном от кутюр, – уголовница проклятая! За такие слова тебя сейчас запрут в трюме, а в порту я лично сдам полиции.

– Мой хозяин добрый и умный, – гордо возразила нахальная незнакомка, – и, в отличие от тебя, обладает чувством юмора.

– Причем тут юмор? Макс, чего ты стоишь? Отправь ее в трюм! Эта шлюха опасна! Макс? Я с кем разговариваю?

– Не видишь, жирафа, мужчина не желает с тобой разговаривать! – мгновенно встряла рабыня.

– Макс! – истерично рявкнула Элеонора, дернула наконец-то обнаруженную молнию и рывком спустила с плеч злосчастный сарафан. – я жду ответа!

– Ты не забыла, – спокойно поинтересовался капитан, – что это я первый задал вопрос и уже полчаса жду ответ?

– Какой еще вопрос? – подозрительно нахмурилась она.

– Что тут происходит?

– Можно я расскажу, хозяин?

– Нет. Я спрашиваю свою невесту, одним махом спустившую за борт пять кубов пресной воды.

– Какой еще воды? – все стремительнее закипала блондинка.

– Твоя невеста, хозяин, совсем дура, – печально констатировала смуглянка, – не знает, что в бассейны наливают пресную воду.

– Где моя лопатка? – начала закипать Нора, – сейчас я добью эту нищебродку и выброшу в море. А потом разберемся с тобой… дорогой женишок!

– Разве с женихами так разговаривают? – покачала головой рабыня, укоризненно глядя на блондинку, – с мужчинами нужно обращаться ласково и бережно, заботиться и жалеть.

– Чего? Это теперь каждая шлюха будет учить меня, как обращаться с моим собственным женихом? – окончательно озверела невеста.

Сбросила с ноги мокрую тряпку, бывшую недавно дизайнерским нарядом и, подхватив лопатку, снова пошла в наступление.

Стоявшие напротив враги как-то очень согласованно шагнули в разные стороны и пока она выбирала, с кого начать расправу, битва неожиданно закончилась. Макс почему-то оказался сбоку и ловко перехватил её сжимавшее рукоятку запястье. А потом без особого труда выхватил лопатку из не привыкших к таким усилиям рук и передал вовремя возникшему матросу.

– Иди в свою каюту, Нора, и не забудь, что я вынужден ввести ограничения на душ. Не более двух раз в день по три минуты. Нам идти еще шесть дней, а запас пресной воды ограничен.

1
{"b":"692320","o":1}