ЛитМир - Электронная Библиотека

Бэла Эфроc

Еще поэзия жива…

Посвящаю этот сборник всем, кто меня любил и любит, кто верил в меня и верит

Предисловие

Поэтическая лирика – тонкий источник света. Как важно не дать этим искрам погаснуть, не сделать окружающий мир темнее и прозаичнее, не убить поэзию.

В Библии сказано: «Да будет свет», но ведь это означает и «Да будет поэзия», не так ли?

С уважением, Бэла Эфрос

«Ещё поэзия жива…»

Ещё поэзия жива
На этих скомканных страницах
И раствориться на ресницах
Она торопится, дрожа.
В ней скрыта тайная борьба
Души изменчивой терзаний
С наплывом сумрачных желаний,
В которых спрятана судьба.
В ней памяти жемчужный след
Оставлен крыльями мечтаний
Средь сладостных воспоминаний,
Средь упоительных побед.
Чтобы осталось навсегда,
Наперекор смертям и тленью,
То свыше данное прозренье,
Где оживает красота.
Ещё поэзия жива…

«Откуда приходят стихи?..»

Откуда приходят стихи?
Из листьев, из пены морской,
Цветов полевых на пути,
Дороги, пройденной мной.
Ракушек на белом песке,
Из скрипа уключин рыбачьих,
Из плеска тихой волны
И птиц улетающих плача.
Из облака тяжких седин,
Из неба голубизны,
Пряного духа травы,
Ложащейся на пути.
Из светлого дня торжества,
Из угасанья его,
Молчания ночи и сердца
Невысказанного моего.

«В беседке ливень переждём…»

В беседке ливень переждём,
Пускай гроза ещё позлится,
Ведь то, что здесь мы обретём,
Уже вовек не повторится.
Утихнет вешняя гроза,
Листва омытая трепещет,
И сладкий голос соловья
Былым признанием воскреснет.
Вновь засияет небa синь
И грозовые клочья ваты
Поросший соснами утёс
Стряхнёт как великан лохматый.

«А слова уплывают, как сны…»

А слова уплывают, как сны
В бесконечное никуда,
Не остры они, не быстры
И уходят в песок как вода.
Не цепляются на ветвях,
Не ложатся на клейкой листве,
Рассыпаются словно прах
В переливчатой пустоте.
Но когда-нибудь, не сейчас,
Перемаявшись в тишине
Они явятся в звёздный час
Чтобы снова присниться мне.

Абстракция

За солнцем сворачивая на восток
Зелёного ветра и воли глоток
Сливаются в крике безмолвном:
На белом, на красном, на чёрном,
На жёлтом и синем! Пусть все неправы,
И кисть не достанет до той глубины,
До той сияющей вьюги
Морозного неба подруги,
Что сходит на землю порою ночной,
Её припорошив своей сединой,
И пёстрым плащом самозванца
Безмерное ловит пространство.

Марк Шагал

Всему свету он понятен —
Разве может быть иначе,
Если мир его души
Вечным Витебском захвачен.
Страны, люди, города,
Пережил – не перечесть,
Пронеся в себе тепла
И любви благую весть.
Душа рвётся к синеве,
Близко ль, далеко ль от дома
Оставляя на холсте
Память сердца молодого.

Кандинский

Кандинский! Огненного жала
И ярких красок остриё!
Где ты берёшь своё начало
И продолженье где твоё?..
За счастье самовыраженья,
Свободы правду без прикрас,
Что чужда рабскому смиренью
И сладко окрыляет нас,
Не поддающееся тленью
И временем не сметено,
Дал живописи воплощенью
Недостающее звено.
Стал воплощением простора,
Искусства радостной игры,
Смеющегося небосвода
На грани жизни и мечты.
Где многоликое пространство
На полотно помещено,
А всё его непостоянство
Сиянием окружено.
Холмы, под жидким изумрудом,
Кремнистые вершины гор
И нестареющее чудо
Открытий, озарений, снов.

«В час полуночи, час прозренья…»

В час полуночи, час прозренья
Дальних звёзд настигает свет
И дарует душе вдохновенье,
Юной музы летящий привет.
Дай и мне бесплотные крылья,
Чтоб разверстой порою ночной
Я сравнялась в минуту всесилья
С седоком колесницы златой.

Античная трагедия

Кому издревле не было равных,
Олимпийцам они сродни!
В упоеньи побед державных,
Не считавшим счастливые дни.
И они не избегли напасти,
Что слепая готовит судьба.
Чтоб противиться гибельной страсти
Сила разума слишком слаба.
Небожителей развлеченья —
Не на равных с людьми игра.
Прихотливые их увлеченья
Месть и ревность мешают, губя.
Грома яростного раскаты
Оборвут пленительный сон,
Предсказаний жертвенным чадом
Будет жребий навек скреплён.
Всё закружится в танце манящем,
Хора глас сердца бередит
А возмездие в плаще летящем
У порога незримо стоит.
Роковое приходит прозренье,
Когда нечего больше терять.
В сладострастии разрушенья
Божества угадана власть.
Что ж осталось от уходящих,
Кто уснуть не даёт до сих пор,
От героев и дев скорбящих
Как не вечный, сердечный спор?
Затерялись в сумраке даты,
Занесло песком имена.
На развалинах древних театров
Блеют козы и жухнет трава.
И не надо в конце многоточий,
Жизнь не даст быть себя мудрей.
Век героев – ночи короче
И обманчивей ласки морей.
1
{"b":"692754","o":1}