ЛитМир - Электронная Библиотека

Если подумать, я не помню, когда так хорошо спала.

– Отомри, пора выдвигаться, – махнул он рукой перед моим лицом.

Поспешно кивнув, я поднялась на ноги, перекинула сумку через плечо и, приказав Каэру принять прежнюю форму, подняла его на руки.

К вечеру второго дня мы добрались до центра руин. За это время на нашем пути встретилось больше тридцати одиночек заблудших и три группы демонов, две из которых оказались серьезными противниками. Несколько адептов с боевого факультета выбыли из практики. Харвей и Стейн получили серьезные раны, остальные, включая меня, незначительные.

Вернее, я получила пару царапин и ушибов только благодаря Ларэю и, как бы странно это ни звучало, Райсу и Алике, страховавшим меня во время третьего боя. Смею предположить, что это была «просьба» Туана, который отводил в сторонку поочередно сначала Райса, после Алику. И если некромантка от состоявшегося разговора была просто раздражена, то бледная моль, он же Райс, уж совсем мертвецки побелел. Но оба смотрели в мою сторону так, словно хотели закопать под ближайшим кустом.

Вот уж теперь не знаю, стоит ли благодарить Туана за такую поддержку. Чую, мне это аукнется не самым приятным образом. И, кажется, прямо сейчас начало аукаться каким-нибудь смертельным проклятием, к слову, запрещенным королевством. Иначе как объяснить мое внезапное паршивое состояние? И ведь помощи ждать неоткуда. Так сложилось, что мы с Райсом были отправлены на разведку только вдвоем.

Меня мутило, в ушах начало звенеть, в висках стучало, а после голова и вовсе закружилась. Мир пошел волнами, в глазах на мгновение потемнело. Чувствуя, что падаю, я безвольно ловила пальцами воздух в надежде за что-то ухватиться. И ухватилась. За Райса! Но тут же отпрянула от него, словно от голодного умертвия.

Я еще никогда не испытывала такой кровожадной жажды мести… да чуть ли не убийства! Моего! Это настолько выбило меня из колеи, что я, не задумываясь, спросила:

– За что ты так меня ненавидишь?

Некромант ошалело выпучил глаза и на мгновение замер, явно обескураженный вопросом.

– Что я тебе сделала? – потребовала я ответа, вцепившись в его руку.

– Ты отвергла меня и унизила, – последовал ответ, которого я никак не ожидала услышать, и по сути дела, я вообще на него не рассчитывала.

А если уж начистоту, мне в принципе было плевать. Я вопрос задала неосознанно, поддавшись этому странному наваждению. А Райс после своих слов вздрогнул, будто от удара. Стоял потрясенный, с трудом осознающий, что только что ляпнул.

– Какого демона? – выдохнул он, вырвав руку.

Харвей что-то похожее упоминал. Мол, Наиса ему задала трепку. Это как же нужно было признаться в чувствах, чтобы девушка ему врезала? Впрочем, зная Райса, догадываюсь. А теперь он свою обидку залечивает посредством моего унижения?

– Эй! Это, к Бездне, не повод желать свернуть кому-то шею! – гневно выпалила я.

Я продолжала стоять, с ненавистью смотря на некроманта, он не менее «приятным» взглядом уставился на меня, по всей видимости, борясь с желанием в самом деле меня придушить.

Что тут вообще происходит? Мы угодили под влияние демона, или это близлежащий очаг Тьмы так действует?

– Наиса?

На мое плечо опустилась ладонь. Гнев исчез, на его место пришло размеренное спокойствие.

– Туан?

– Вы не возвращались. Что у вас тут происходит?

Если б я знала!

– Ничего, – сердито бросил Райс, развернулся и, почесывая затылок, ушел в сторону лагеря.

– Ты в порядке?

Туан повернул меня лицом к себе, заглянул в глаза, его ладони на плечах сжались сильнее, и в этот момент меня переполнило чужое чувство беспокойства и… обиды?

Раньше ощущала жажду мести Райса, теперь это. Что творится? Кажется, дело не в демонах и очаге, это со мной что-то неладное.

– Наиса?

– Все нормально, – неуверенно ответила я.

Я легонько высвободилась из рук некроманта, и вместе с прикосновением ушло наваждение посторонних эмоций. Но когда Туан взял меня за руку и повел в сторону лагеря, я больше не ощущала его чувства.

Выходит, мне показалось?

Глава 4

К месту первого очага нам удалось добраться на три с половиной часа позже намеченного времени, и потому сон пришлось отложить. Почти до рассвета мы занимались установкой и активацией артефакта. Ну, если точнее, Туан и Харвей занимались, а остальные, включая меня, поддерживали барьер, который создавался нами около часа. Но хуже всего, что я не оправдала собственные ожидания и очень переоценила силы. После трех часов поддержания барьера я просто повалилась на землю полностью обессиленная, неспособная пошевелить даже пальцем. Если бы не Ларэй и Яиль, которые подхватили порванные нити барьера, источники Туана и Харвея могли подвергнуться повреждению. Случись это – и меня бы на месте препарировали!

Когда куполообразная сеть стала исчезать, адепты с громкими стонами рухнули на землю. От активированного артефакта начал исходить голубоватый свет, он медленно окутывал столб черного пламени, расползаясь по нему, словно иней по стеклу. Заблудшие, которые тянулись к очагу, будто металл к магниту, растворились среди разрушенных домов.

Первая задача была выполнена. Но мне стало очень тоскливо. Нет, я, конечно же, была рада, что один очаг закрыт, но собственное обессиленное тело жутко раздражало. А вот Туан каким-то невообразимым чудом не только оставался на ногах, но еще и Харвея приволок на себе, посадив рядом со мной.

– Остальным займемся мы. Хорошая работа, адепты, – довольным тоном возвестила Шона.

Так как все продолжали безвольно отлеживаться на земле, солдатам приходилось попросту обходить и даже переступать через нас! Ну как же! Уважаемым господам, беспрекословно выполняющим все указания Его Темнейшества, нельзя было вмешиваться в нашу практику, то есть вот совсем нельзя. А потому в лагерь адепты добрались, когда немного восстановили силы. К превеликому сожалению, моя тушка силами восполняться не желала. Так что когда Туану пришлось нести меня в лагерь на руках, я мысленно ругалась на чем свет стоит.

– Ты чуть не угробила нас!

Раскрасневшийся и явно пребывающий в бешенстве Райс чуть ли слюной не брызгал.

Я бы, конечно, что-нибудь сказала, но по-прежнему была не в состоянии. Мне было так плохо, что реагировать могла лишь глазами. Вот и состроила взгляд, полный вины. Хотя адресован он был Туану.

– Умолкни, – устало выдохнул Харвей. – Наиса лишь недавно начала взывать к источнику, но вполне сносно справляется, – выступил в мою защиту орк.

– Она подчинила себе демона! И не просто какого-нибудь, а огненного цукая! – возопил Райс, размахивая руками. – Все в академии поговаривают об этой странности. Как той, кто не использовала магию, удалось подчинить такого зверя?!

Это так странно? Впервые слышу!

– Я согласна с ним, лэр Ариас, – выступив вперед, уверенным голосом заявила Сая.

Вот только этой «подолью-ка я маслица в огонь» не хватало!

– За время практики Мэй вполне неплохо справлялась в каждом бое, – не разделила Алика истерию Райса и Саи. Что удивительно, некромантка уже не в первый раз встает на мою сторону. – Удерживать барьер сложно даже солдатам, ничего удивительного в том, что Мэй не выдержала. Еще несколько минут, и половина группы бы отсеялась.

С большим удовольствием пожала бы ей руку, да только мои конечности все еще плохо меня слушаются.

– Туан, твои чувства к этой безродной застилают тебе глаза, – с яростью прошипел Райс.

– На что ты намекаешь?

Мне вот тоже было интересно. Видимо, наша «разведка» и случившееся в ней полностью отшибли мозги этой бледной моли Райсу.

– Она дочь предателей!

Как же сейчас не хватает атакующего покрова. С превеликим бы удовольствием наслала на него бесконечные подзатыльники!

А бледная моль продолжил:

– На тренировке появились арахниды, поговаривают, там был заклинатель. Мы ждем, что его мерзкие собратья загонят нас в ловушку. И все это началось, когда безродная вновь прибегла к магии!

8
{"b":"692807","o":1}