ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джулия Ли

Нэнси Паркер и мертвец в библиотеке

Julia Lee

NANCY PARKER’S CHILLING CONCLUSIONS

© Чомахидзе-Доронина М. Ш., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Нашему дорогому малышу Арчи

Нэнси Паркер и мертвец в библиотеке - i_001.png

1. Неожиданная встреча с мисс Лэмб

Журнал Нэнси

Если бы я не поругалась с бабулей и не ВЫСКОЧИЛА из дома в бешенстве, я бы не ушла так далеко. Если бы я не ушла так далеко, то не столкнулась бы с мисс Лэмб.

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА С МИСС ЛЭМБ ИЗМЕНИЛА ВСЮ МОЮ ЖИЗНЬ!!!

Опять я забегаю вперёд, начнём с самого начала.

Рождество в нашем доме прошло довольно уныло. Тётушка Би заболела – это на неё совсем не похоже – и бабуля охала и ахала, что на неё очень даже похоже. Папа мало говорил, но я заметила, что он был расстроен больше обычного. К тому же я ПОТЕРЯЛА РАБОТУ. Я помогала (снова) на рынке, в овощной лавке мистера Бойда. Перед Рождеством всегда много покупателей, а потом: спасибо, Нэнси, и прощай! Даже гнилую капусту не дали с собой.

Вот из-за чего я поругалась с бабулей. Она думает, что я могла бы больше стараться и сохранить работу. Да, могла бы. Но не хотела. Стоять на холоде весь день и торговать овощами – скука смертная. Но бабуля сказала: «Неблагодарная – вот ты кто!» А ещё: «Вечно задираешь нос». А ещё: «Ищешь на свою голову неприятностей!»

Но я-то знаю, что для меня лучше. Пора найти что-то новенькое.

И тут появилась мисс Лэмб. (Хотя всё получилось СОВЕРШЕННО СЛУЧАЙНО.) Я почти перестала злиться на бабулю к тому времени, как добралась до самого конца Хита. Оттуда рукой подать до шикарных магазинов Вейла, так что я решила пройтись – вдруг они ещё не убрали рождественские украшения. Для поднятия настроения нет ничего лучше, чем разглядывание праздничных витрин в морозный зимний день – даже если в карманах пусто. Ведь можно ПРОСТО ПОСМОТРЕТЬ.

И вот я разглядывала витрину канцелярского магазина – книги, ручки, карандаши, – как вдруг кто-то произнёс: «Нэнси Паркер!» Я обернулась и увидела мисс Лэмб – закутанную в пышный меховой воротник – под руку с незнакомой дамой.

(Мисс Лэмб – моя бывшая школьная учительница. Если б не она, я бы никогда не стала вести журнал. Она подарила мне замечательный дневник, когда я закончила школу в прошлом году, в день моего 14-летия, – и с тех пор я пишу!)

(И до сих пор делаю ошибки.)

Мисс Л. сказала, что часто вспоминает обо мне. Я рассказала ей о журнале и как раз перешла к своим приключениям, когда работала горничной, как вдруг дама, которая её саправаждала, поёжилась. «Понятно, – подумала я, – ей не терпится избавиться от меня!» Но, к моему удивлению, она сказала: «Давайте найдём местечко потеплее и послушаем Нэнси там. Предлагаю угостить её чаем с булочками». (Как хорошо, что она сказала УГОСТИТЬ, мне-то платить нечем.) Так мы и оказались в уютной кондитерской с тарелкой пышных оладий. Огорчало только одно: после прогулки на холоде у меня начался жуткий насморк! Эх, мой платок мог быть и почище. Бабуля снова рассердится, если узнает.

Нэнси Паркер и мертвец в библиотеке - i_002.png

Подругу мисс Лэмб зовут мисс Бауман. Она называла мисс Лэмб Минта (сокращение от Араминта), а мисс Лэмб называла её Мэг. Похоже, они знакомы целую вечность и часто переглядывались, пока я рассказывала.

Стараясь вести себя как благовоспитанная леди, я спросила мисс Лэмб, что у неё новенького. Оказалось, она помолвлена – с доктором по имени Джеймс Макдоналд. Она не носит кольца, о помолвке ещё не объявили. (Признаюсь, я не поняла, что это значит. Но она объяснила.) «Перед началом занятий в школе я должна съездить к бабушке Джеймса – знатной даме! Она хочет сама проверить – ГОЖУСЬ Я ИЛИ НЕТ». Мисс Лэмб рассмеялась. «Только после этого мы сможем объявить о помолвке».

Она рассказала, что бабушка живёт в огромном доме за городом, и когда она приглашает гостей, они приезжают со своими слугами – камердинерами, горничными, водителями. Конечно, мисс Лэмб – простая школьная учительница – не может позволить себе такую роскошь.

И тут мисс Бауман стала дёргать бровями и подмигивать. «Минта, тут и думать не о чем. Ответ прямо у тебя перед носом!»

Я не очень поняла, о чём речь. Но кое-какие ДОГАДКИ у меня появились.

«Из Нэнси получится идеальная камеристка, – продолжила мисс Бауман. – Она знает, как принято вести себя в поместьях. И она сама говорит, что недавно потеряла место и никаких планов у неё нет».

Теперь я точно поняла, куда она клонит.

Я работала горничной и экономкой и умею готовить пирог. Но я никогда не занималась ничем сложным – платьями, причёсками. Никто меня не просил. До сегодняшнего дня.

Они опять переглянулись – мисс Бауман явно радовалась своей идее, – и мисс Лэмб сказала: «Что ж, ты бы согласилась, Нэнси?»

Вообще-то меня нельзя назвать рукодельницей и у меня нет секретного способа выводить жирные пятна с шёлка. Но ПИРСПИКТИВА привела меня в ВОСТОРГ. Она была единственной учительницей в школе, которая разглядела, что голова у меня не пустая.

Поэтому я ответила и глазом не моргнув: «Думаю, я могла бы сыграть роль камеристки. Пару дней. Вряд ли это так трудно».

Тут мисс Лэмб расхохоталась и заметила, что работы будет немного, поскольку у неё нет модных платьев и она всегда сама делает себе причёску – то есть просто закалывает пучок. (Она явно не страдает из-за непослушных кудряшек, как я.)

Я сказала им, что мечтаю стать актрисой, а это прекрасный опыт. Даже если никто, кроме меня и мисс Лэмб, не узнает, что я играю роль. Конечно, я уже поняла, что мне никак не осуществить свою главную мечту – быть ДЕТЕКТИВОМ, – пока я не стану старше (и мудрее?!). Зато шанс поактёрствовать – как раз то, что нужно. К тому же мне совершенно нечем заняться.

Когда мы вышли из кондитерской, мисс Бауман дала мне 5 шиллингов на новый журнал. Она сказала: «Не терпится прочитать про твоё следующее приключение, обязательно всё запиши». Я не потратила все деньги сразу. А пошла в канцелярский магазин и купила вот это – маленький чёрный блокнот – он как раз подойдёт. Он помещается в карман, и его легко спрятать. А это очень важно – как я узнала на собственном горьком опыте!!!

2. Домашний халат шерлока холмса

Квентина Айвса тошнило. Он ворочался на заднем сиденье нового автомобиля отца. На каждом повороте его мотало с одной стороны на другую – на гладком, кожаном сиденье; а дорога за городом такая извилистая. За окном кружился снег, ничего не видно. Глядя на метель, он почувствовал, как тошнота снова подступает к горлу.

Отец Квентина был в восторге от машины. Она был намного мощнее прежней, и он ехал быстро, несмотря на непогоду. Время от времени миссис Айвс, на переднем сиденье, теряла терпение:

– Право же, Джеффри! Неужели нужно так гнать?

Однако мистер Айвс не обращал никакого внимания на её слова.

Они направлялись в поместье Мидвинтер. Утром, за завтраком, мистер Айвс отвлёкся от чтения газеты и сказал:

– Напомните, зачем мы туда едем?

Миссис Айвс ответила:

– Затем, что нас пригласила леди Слит!

– А откуда мы знаем леди Слит?

– Ты её не знаешь, Джеффри. Пока. Мы с ней состоим в одном благотворительном комитете.

– Так вы подруги? Впервые слышу. Разве не ты говорила, что она ничтожество?

Миссис Айвс всех так называла, но теперь она торопливо принялась намазывать на тост мармелад и уточнила:

– Вовсе нет. Никогда я такого не говорила. Что за ерунда? Возможно, давным-давно я выразила определённые сомнения в её личных качествах, но это было до того, как мы познакомились…

1
{"b":"692809","o":1}