ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец я пришел в себя настолько, что вновь возобновил прогулки. Правда, всего на один километр. Полувосстановился, – так сказать. Но понял: чтобы жить, я должен ходить, ходить и ходить. Пусть на небольшие расстояние, пусть ненадолго, пусть небольшими расстояниями, но зато часто.

Казалось, уже свершились все возможные неприятности. И мы с Тоней решили: главное для сохранения и продления наших жизней в наши-то 90 лет, – это спокойствие, спокойствие и спокойствие…

Но тут!!!

14 июля 2019 года умер мой младший брат Лев. Он моложе меня на 4 года, по в последние несколько лет страдал от жестокого Паркинсона. Не мог ходить, вес больше лежал.

В тот день позвонила его жена Ира и сказала в трубку: «Лева умер».

Лева не смог дольше терпеть такие страдания, написал своей Ирочке прощальное письмо и выпил разом все лекарства.

Скорая отвезла его в Склифосовского, ему сделали операцию, но у него случился инфаркт и он скончался.

17 июня были похороны. Провожающих было немного: жена Ира, три ее подруги, сын Георгий Львович и мы с Тоней. Вот мы стоим в зале для прощания, смотрю, а брат лежит как живой, но холодный, как камень. У меня сдавило горло, и я с трудом только и смог произнести: «Прощай, брат».

Прощай! Действительно мы теперь никогда не сможем увидеться! Никогда?!

Стрессы и борьба за жизнь

Для сохранения бесценного дара – жизни – необходимо постоянно бороться со стрессами.

Разобью простые рекомендации по пунктам.

1. Исключать факторы, сокращающие жизнь. Полностью исключить курение и наркотики; спиртное – не более 50 г крепких напитков (водки или коньяка) или 1 стакана вина в сутки (кроме юбилеев и праздников). Избегать длительного обездвижения или гипокинезии – сидения у компьютера или телевизора.

2. Непрерывно тренировать свой мозг чтением книг и газет, участием в различных дискуссиях, совершенствоваться в своей профессии или хобби.

3. Научитесь бороться со стрессами, не впадайте в апатию, а сразу же займитесь физическими нагрузками. Подавите в себе зависть или обиду. Любуйтесь природой, картинками, читайте, слушайте музыку. Помните: обида и ненависть сокращают жизнь. Умейте прощать глупости близких. Знайте: исправить человека наказанием невозможно. От человека, который вам не нравится, лучше отойти и держаться от него подальше.

Вроде все правильно. Но тут, в свои 90 лет, осознаешь, что все эти советы хороши до 85 лет, в крайнем случае, до 90. Но когда тебе уже полных 90 лет, то в тебе нет той жизненной силы, которая бы восстанавливала общее ослабление, нет в тебе резервов, как было в 60-т, в 70-ть.

Именно такими советами и рекомендациями полны пресса и печать, а для 90-летних почему-то никаких советов. А ведь мы тоже люди. Хотя, как мне кажется советы для таких пожилых, 90-летних должны давать только сами 90-летние, но увы, таких почему-то не печатают…

Международная жизнь – с высоты моего… возраста

Жизнь идет, а вокруг полно «грандиозных» международных событий.

На Украине выборы президента. С позором проиграл президент Петр Порошенко. Получил 25 % (1/4) голосов. При этом 75 % (2/3) получил юморист-актер Владимир Зеленский. Дальше – больше. Он сразу же распустил думу и на выборах его партия сразу же получила 60 % – т. е. абсолютное большинство.

Зеленский отменил неприкосновенность депутатов и стал полноправным правителем Украины. Но! Пока что он ничего толком не делает, только, похоже, собирается распродавать землю.

Президент США Дональд Трамп полностью разрушил мировую систему сдерживания. Вышел из Соглашения о запрете ракет средней и малой дальности (от 500 до 5000 км) и из всех других подобных соглашений. Собирается атомные бомбы размещать в космосе. Утверждает: мол, надо сдерживать Китай.

Трапм наложил пошлины в 25–35 % на все китайские, а затем и европейские товары. В ответ китайцы объявили о прекращении всех закупок американских товаров, включая автомобили.

В общем, началась торговая война между США и Китаем.

Ну а у нас в Крыму стало отдыхать по 7 миллионов человек в сезон. Еду по новому автомобильному мосту через Керченский пролив.

Болезнь Тони

Меня мой рак простаты не тревожит, живу уже полтора года после постановки диагноза: неоперабельный рак 4-й стадии. Вроде буду жить. Но!

Начался сентябрь 2019 года.

Вдруг! С Тоней стало плохо, очень плохо. Начался жуткий чёс: все тело чешется, ни спать, ни есть. Само тело стало коричневым. Мои предложения госпитализироваться жена гневно отвергает. Говорит: умру дома. Лежит, стонет.

Вызвал врача. Врач пришла, поглядела, даже разговаривать не стала, написала выписку: «на госпитализацию» и вызвала скорую помощь.

Вскоре приехала скорая. Тоня – ни в какую, категорически отказалась от госпитализации, сразу же подписала отказ.

Но всю ночь она стонала и зверски чесалась. За неделю совсем исхудала и стала совсем коричневой. Наутро как-то сказала: «Больше не могу, везите, куда хотите».

На помощь приехала ее племянница Лена, ей 64 года. Собрали мы Тоню. Позвонил я в скорую.

И вскоре Лена поехала с Тоней в Боткинскую больницу; меня же не взяли. Состояние и вид Тони были просто ужасны…

Лена пробыла в больнице, пока Тоне делали исследования и оставалась до тех пор, пока ее не положили. Вернулась к нам домой в 22:00, и сразу с порога сказала, что с моей Тоней все очень плохо.

Это было 4 сентября, среда. Два следующих дня – в четверг и пятницу – Лена навещала Тоню одна. В субботу разрешили с ней увидеться и мне.

Боткинская больница. Корпус 22, этаж 6, отделение 50, палата 6.

Увидев в каком состоянии Тоня, я заплакал. У меня из глаз потекли слезы.

Она лежала и не двигалась. Говорила с трудом и почти невнятно. И при этом… заботилась обо мне! Говорила, чтобы я продолжал строго соблюдать режим и не забывал о прогулках.

Все-таки Лена покормила ее свежим теплым рыбным бульоном, и она еще скушала 1/3 котлетки.

Тоне непрерывно ставили капельницы. Чёс уменьшился, но, как выразилась Тоня, «еще сохранился в ослабленной силе».

Они с Леной выставили меня из палаты в коридор, где я сел в кресло. Но и сидя там я плакал.

А в это время…

На улицах проходят демонстрации молодежи, они кричат и требуют: «За честные выборы!» Выборы будут 8 сентября, и он совпадают с Днем города.

Повсюду гулянья, вечерами фейерверки, – даже в нашем «спальном» районе.

Я смотрю на все это и понимаю, какая же все это ерунда, вся эта земная суета.

В какой-то момент я вдруг почувствовал, что… начал себя ненавидеть. Жена лежит, а я хожу, ем, пью и ничего не могу сделать. Только сижу дома и жду, когда Лена придет из больницы от Тони.

Жуткое состояние. Ждать и не знать, что же с Тоней, как она…

Не выдержал, позвонил Лене на телефон. Она сказала, что Тоня покушала и спит, и что состояние ее не лучше, но и не хуже. И то слава Богу…

Тоне поставили диагноз: закупорка желчных сосудов, – от чего она стала желто-коричневой.

Две недели интенсивной терапии. Все время – промывка капельницами и соответствующими лекарствами: уколы, капсулы, таблетки.

Наконец через две недели Тоне стало чуть полегче и ее наконец выписали. Из больницы ее привезли на такси Лена и ее подруга ля.

Но состояние Тони ужасное – она не встает. У Лены закончился отпуск, она больше не может оставаться. Так я остался один.

Сам варю разнообразные каши, накрываю на стол, ставлю виноград, соки, фрукты и овощи – чего только Тоня захочет.

Она, опираясь на меня, доходит до кухни, но сидит с трудом, стонет. И затем я отвожу ее в постель. Сам что-то ем, мою посуду, после чего иду в магазин.

Слава Богу, одна соседка – добрая душа – стала варить нам супчики, то борщ сделает, а то и сырники.

2
{"b":"693253","o":1}