ЛитМир - Электронная Библиотека

– Во-первых, я на тебя потратил десять золотых… или около того. Небольшие деньги, но неприятно, если ты помрешь сегодня же. Во-вторых, я устал и не в настроении сегодня развлекаться, – он добавил средний палец, обозначая «два», и сразу же безымянный. – В-третьих, если завтра у меня будет настроение развлекаться таким образом, то я заставлю пятерых элохов иметь тебя в такие отверстия, о которых ты даже не подозревала.

– Что?!

Я попыталась вырваться, но он только крепче сцепил пальцы, а мой страх его, похоже, лишь позабавил:

– Ну, минимум один участник этой оргии не будет против – ты Скирану понравилась, иначе он и не стал бы спрашивать. И теперь, прежде чем меня за что-то благодарить, вспомни, что уже завтра можешь пожалеть обо всех благодарностях. Так что не трать слова попусту.

– Я запомню, – опустила глаза в пол, чтобы он в них не разглядел вспышку ярости – ни в коем случае не увеличенную его магией, а именно заслуженную.

– Идем, твоя комната там, – он повернул моим телом в левый коридор, не позволив даже холл осмотреть. – Кстати, а как ты оказалась в семействе Нами? Тебя же не выкрали у Ноттена? Тогда мою покупку посчитают незаконной, а я терпеть не могу, когда меня обвиняют в придуманных грехах, как будто своих не хватает.

Он толкнул четвертую по очереди дверь и только в комнатушке меня отпустил. Я невольно потерла локоть и отступила – сзади тут же зажглись фонарики, подобные были в башне Ноттена. Пространства здесь было немного, оно вмещало лишь кровать и узкую тумбу, оставляя свободным пятачок не больше метра. Но я радовалась отдельной спальне, заметила и засов на двери – почти амбарный, тут скорее окна вынесут разбушевавшиеся маньяки, чем смогут вломиться в дверь. Чисто, светло и уединенно, мне ничего больше и не надо. Но в данный момент сильно раздражала теснота – на этом самом пятачке мне даже отступить некуда от неприятного господина. А с такого расстояния и он казался огромным элохом, распахнувшим крылья.

Но Ринс не уходил – он задал вопрос и ждал ответа.

– Вы сами продали господину Тейну амулет для обмана айха Ноттена, насколько знаю, – начала я, а потом уже более уверенно изложила всю историю своей регулярной перепродажи новыми владельцами.

Он слушал молча и сосредоточенно. В конце – на его появлении в доме Нами – кивнул, мол, все ясно. И неожиданно сказал то, чего я никак не ожидала:

– Завтра до обеда я занят, а после смогу выделить пару цинов, чтобы спустить с Тейна шкуру. На Ноттене сработало? Надо же, я не был уверен. Расту.

Я бы многое отдала, чтобы сейчас оценить выражение его глаз – он так шутит?

– Айх… Вы продали господину Тейну амулет, он его использовал, и за это вы же его и убьете?

– Не убью, а спущу шкуру. Буквально. Ноттен потом залечит, все равно не выдержит. Он добр даже к своим обидчикам.

– Умопомрачительная логика! – не удержалась я. – Продать-наказать, продать-наказать. Удивляюсь, как у вас еще свободное время выдается.

Ринс усмехнулся – у него на самом деле приятная улыбка, если на секунду потерять разум и забыть, кому она принадлежит.

– Я продал амулет, прикрывающий любую ложь. А накажу за нарушение статусных границ. Государство держится не на королевской семье – замени любого из этих венценосных ошметков, никто и не заметит. Власть стоит на силе – двух айхах. Ноттен может быть какой угодно бесхребетной тряпкой, но он остается айхом. То есть даже попытка государственного переворота не выглядит так убого, как неуважение к одной из настоящих ведущих сил. В моих глазах, конечно. Но Тейну от этого легче не будет, и у других охотка надолго пропадет.

– Или для вас просто выдалась возможность поразвлечься? – я увидела в его словах не только поддержку напарника.

– Почему не совмещать приятное с полезным? Зверствовать во благо порядка – мог ли я придумать себе судьбу лучше?

Я развела руками, просто не зная, как на это реагировать. Однако на поверхность всплыла очень важная тема:

– Айх Ринс, а я могу спросить… о вас?

– Нет, – он повернулся к двери. – Я и так потратил на тебя времени больше, чем на любого слугу. Может, они поэтому мрут так часто?

Последний вопрос был явно риторическим. Через секунду я осталась в своем новом жилище в одиночестве.

Глава 7

Я не могла знать, когда айх снимает повязку, а по ощущениям ничего не замечала. В этом, думаю, и есть основная проблема – нет четкой границы «до» и «после», которая разделяла бы и отношение к собственным чувствам. Однако я и поздно ночью не наблюдала в себе ничего неординарного, не вызванного адекватной оценкой ситуации. Мне страшно, неприятно, тревожно из-за банального незнания многих вещей – и все эти эмоции полностью оправданы.

Захотелось в туалет. Я долго сидела возле запертой изнутри двери и прислушивалась к шуму в коридоре. В определенный момент все стихло – слуги разошлись по своим комнатам, но я на всякий случай выждала еще полчаса. Потом осторожно выглянула и обрадовалась полному безлюдью. Кралась все равно на цыпочках, так меня привел в тонус недавний разговор с айхом.

Нужная комната обозначилась почти сразу – я открыла большую белую дверь и некоторое время с недоумением осматривалась: здесь было все для удобства – множество изолированных кабинок, в каждой из которых находилось подобие унитаза и подобие ванной с той же системой наполнения, которую я уже изучила у Ноттена и Нами. Практически маленькие комнатки и тоже с запорами изнутри. Всё предусмотрено. Всё во благо выживания прислуги.

Я так же тихо вернулась в свою комнату, там уже успела в тумбе отыскать предметы первой необходимости – подхватила полотенце и сорочку, которая явно была мне не по размеру, зато до пят и застегивающаяся до самого горла, без намека на приталенность и фривольность: в такой и в монастыре можно прослыть самой пуританской скромницей. И понеслась обратно. После горячей ванны с душистыми порошками я ощутила себя заново рожденной, и за все время меня ни разу не побеспокоили, никто в ванный отсек даже не заглянул, а я тщательно прислушивалась. Хотя вряд ли стоит удивляться: если работы у слуг много и встают они спозаранку, то не горят желанием блуждать по замку ночами.

Вышла в коридор почти расслабленно, но тут же об этом пожалела. Подскочила на месте и зачем-то начала оправлять и без того очень скромный ночной мешок, старательно отводя взгляд от раскосых глаз могучего элоха.

– Я напугал тебя? Прости. Меня зовут Скиран.

– Катя, – выдавила я.

И лучше бы смотреть в глаза, честное слово. Не так уж и жарко здесь, чтобы щеголять обнаженным бодибилдерским торсом. Я уставилась в стену – этот вариант показался менее энергозатратным. И, опомнившись, поспешила добавить:

– Извини за недавнее, я не знакома с традициями твоего народа… как айх и сказал.

– Я и не требовал от тебя извинений. Но мы можем общаться, Кати?

И снова я не стала поправлять, они как сговорились. Ринс упомянул, что я понравилась элоху. Может, и преувеличил, а может, сразу своим похотливым нутром чует, где гормоны готовы к бою. Вот только выбор у меня небогат, даже одиночки знают, что изредка необходим хоть какой-то круг знакомств – как минимум, для получения своевременной информации. А в моем случае любая информация запоздалая.

– Конечно, можем, – неуверенно ответила я. – Ты тоже живешь в этом крыле?

– Нет, – по голосу я догадалась, что он заулыбался. Интересно, а как их женщины у элохов выбирают себе пару, если до этого момента не могут нормально рассмотреть лицо? По форме сосков или количеству кубиков на прессе? Хотя и на моей родине некоторые дамы вполне готовы делать выбор только на этом основании… Скиран продолжал объяснять: – Все элохи живут наверху. Я спустился сюда в надежде увидеться с тобой. Богиня ко мне благоволит.

Понятно, значит, Ринс не ошибся. И как теперь себя вести? Друзья не помешают, но не хотелось бы нарушить еще пару десятков традиций, после которых этот гигантский симпатяга получит право делать со мной все, что заблагорассудится.

11
{"b":"693364","o":1}