ЛитМир - Электронная Библиотека

Как будто зря пугали. Да этот монстр тысячи людей в страхе держит, и я не исключение, будь треклятый чернокнижник трижды проклят. Я предпочла сменить тему:

– То есть ты не раб? Служишь, но господин к тебе и другим элохам относится иначе и не может вас заставить делать то, чего вы никогда бы не сделали?

– О чем ты говоришь и почему краснеешь, Кати? – он приблизился ко мне, вглядываясь в лицо.

– Ну… Он вечером мне угрожал… или шутил, – я не хотела повторять слова Ринса, но потом все-таки решилась – лучше некоторые вещи знать, чем только предполагать: – Айх сказал, что может заставить вас… ну, спать с женщиной.

– Заставить? – он отвел взгляд и выглядел серьезным, ничуть не смущаясь двусмысленной темы. – А как можно мужчину заставить взять женщину, если он того не хочет?

И правда. Если физиология элохов не отличается от человеческой. Я громко, облегченно выдохнула. Но даже не успела освободить легкие от моральной тяжести, как Скиран добавил:

– Хотя он может воззвать к этому пороку, а похоть найдется в природе каждого… И тогда любой мужчина захочет, даже благодарить начнет. Не знаю, можно ли назвать это словом «заставить»…

Он размышлял сам с собой, а с меня хватило:

– Ладно, забудь. Скиран, кажется, я больше не способна идти дальше.

Мужчина расправил крылья, и одно даже на широкой лестнице врезалось в стену.

– Я могу повторить свое предложение. Это страшно только в первый раз.

Я прищурилась:

– А это не будет ничего значить для наших с тобой отношений?

– После того, как ты уже прямо смотришь мне в глаза? Нет.

Не знаю уж, насколько он серьезно. А может, у элохов юмор такой – произносимый с непроницаемым лицом? Но в нем я уже рассмотрела незаменимого информатора и надеялась рассмотреть товарища. Жизнь научила быть одиночкой, но никогда не пытаться выжить в одиночку. Жаль, если элох в моем желании разглядит что-то еще, а у меня не такой уж большой выбор.

– Хорошо. Только, пожалуйста, осторожно.

Сильные руки подхватили меня за талию, я невольно прижалась к мускулистой груди – кстати, ну почему хотя бы без майки? – и почти сразу ощутила порыв ветра. Всего полтора взмаха крыльями до самой верха, я даже вдохнуть не успела. В ушах застучало от прилива адреналина.

Здесь уже не было никаких коридоров, и я рассмотрела всего несколько дверей – широких и высоких. Наверное, специально для могучих крылатиков сделали. Но Скиран не дал мне возможности оглядеться, схватил за руку и потащил к одной из них – самой большой. Распахнул и приглашающе махнул выйти на обещанную крышу, хотя ее сложно было назвать именно так – здесь замыкался конус, а наружу тянулись небольшие выступы. Я с бьющимся все громче сердцем вышла на пятачок. Здесь сильно дуло, а вниз было страшно смотреть. Но я заставила себя сделать еще шаг и вцепилась пальцами в перила.

– Потрясающе… – выдохнула искренне. – Теперь я завидую твоему народу.

– Хотела бы быть одной из нас? Или это влияние владыки – у некоторых он вызывает приступы зависти.

– Вряд ли. И не из вас, а из твоего народа. Если уж выбирать, то я предпочла бы остаться бескрылой, чем в вечном услужении. А сейчас у нас с тобой больше общего, чем различного.

– Верно. И не стану лгать, что этому не рад.

Стоять здесь было страшно до одурения и до безумия любопытно. Сердце бы только из груди не выпрыгнуло. Но нужно было спускаться, вряд ли мне завтра предстоял простой денек.

– Скиран, – я позвала, не оборачиваясь, – если ты хочешь общаться, то я буду только счастлива.

– Я тоже буду, – ответил он.

И почти сразу раздался еще один голос, услышать который я не ожидала:

– Все счастливы, как я посмотрю, но меня разбудил призыв. Потому я не рад, а это обычно плохо заканчивается.

Я быстро повернулась. Айх Ринс стоял за опешившим элохом и был одет не в черную рясу, а в почти такие же, как у Скирана, замшевые брюки и белую широкую рубаху. К счастью для всех присутствующих, на его глазах была повязка.

– Владыка? Да, я назвал вас чернокнижником, когда рассказывал Кати историю своего народа.

Я с уверенностью отметила, что элох удивлен появлению господина, но совсем не напуган. Ринс оставил его без ответа и повернул лицо ко мне.

– Был призыв. Наполненный злостью, но очень слабый и неразборчивый, без родового имени, но его вы и не знаете. Я проверил – в замке не спит только охрана, а в них я уверен. У элохов магии нет. Потому, Катя, задам простейший вопрос. Уверен, ты представляешь себе суть метода исключения. Среди твоих предков – может, очень дальних – были сильные маги?

– Нет, – мой голос дрожал от волнения. – Айх, в том месте, откуда я пришла, вообще нет магии!

– И по твоим глазам ничего не видно. Но ты пришла из настолько далекого места, что ни в чем нельзя быть уверенным. Способностей может быть только капля, и эта капля проявится от стресса, ужаса, какой-то совсем нестандартной ситуации на грани нервного срыва.

– Тогда она уже проявилась бы, – я нашла в себе силы усмехнуться. – Я вам не рассказывала о самом переходе?

Он зачем-то подступил. Я в страхе шагнула назад – почти до самого ограждения. Он меня теперь пытать начнет, чтобы удостовериться? Может, в его комнате муха пролетела, мне-то почем знать, что там его разбудило?

И вдруг он меня перехватил за плечи, наклонился почти до лица и шепнул:

– Проверим. Лучше я потеряю десять монет, чем буду рисковать оставлять в доме, где сплю, мага с той самой злостью.

Я, кажется, поняла, что он сделает в следующий миг, но уже ничего не могла изменить – Ринс с силой толкнул меня в грудь, выбрасывая за перила в темную бесконечность. Не знаю, успела ли я закричать, но с жизнью точно попрощалась. И верно говорят, что за секунду все перед глазами пролетает – все несделанное, непрожитое, недочувствованное. Это было какое-то колючее изумление от того, что я закончусь именно так и именно в этой точке переплетения времени и пространства, в этом мешке-сорочке, развевающейся парусами, но не способной помочь. Почти иронично, на грани смешного, но сосуще больно.

Спустя пару секунд меня дернуло так мощно, что чуть кости из тела не вылетели – это элох схватил меня в воздухе и тут же расправил крылья, замедляя падение резким толчком. Прижал к себе, планируя, но я еще долго не могла прийти в себя и поверить, что неизбежность не случилась.

Скиран опустился на землю перед замковой стеной, освободил меня от объятий, но поддержал, поскольку я пошатнулась. Казалось, что все тело получило колоссальный ушиб воздухом, который сжал в лепешку все внутренности и мозги. Теперь у меня не было сил ни говорить, ни удивляться тому, что айх Ринс снова оказался рядом, со своим до безобразия равнодушным голосом:

– Похоже, я ошибся, никакого магического всплеска. Скиран, я не давал команды ее ловить… но раз уж все равно ошибся я, то наказывать тебя не буду. Спокойного остатка ночи, романтики.

Элох помог мне дойти до комнаты и там оставил. Я даже не поблагодарила его за спасение, до сих пор пребывая в немыслимом шоке.

Глава 8

Разбудили меня стуком в дверь и, разумеется, после почти бессонной ночи разбитую. Я вскочила с кровати сразу, но остановила себя – побоялась отодвигать засов. Однако тут же раздался голос:

– Кати, ты там? Господин распорядился снабдить тебя работой!

«Снабдить работой», надо же. Я сразу открыла и увидела перед собой женщину, не старше сорока лет, довольно миловидную и, что обнадеживало, приветливо улыбающуюся.

– Зови меня Ратия, – произнесла она, сделав ударение на первый слог, как и при произнесении моего имени. – Я отвечаю за работу рабов в замке. Подожди, я принесу тебе форму.

Она напоследок окинула мою фигуру внимательным взглядом, кивнула какой-то своей мысли и исчезла. Просто исчезла, оставив на своем месте лишь белесый дымок. Я разинула рот и дважды обескураженно моргнула, после третьего раза дымок начал уплотняться, являя снова ту же женщину на том же месте, но уже державшую в руках платье.

13
{"b":"693364","o":1}