ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Господин Адьери, у вас есть невеста, и вы вольны указывать ей, сколько вам заблагорассудится. Но не мне.

Демон моргнул, по всей видимости, переваривая мои слова, и на его лбу залягла глубокая складка.

— А сейчас доброй вам ночи, господин Адьери. — Я уже почти прошла мимо, но демон больно схватил меня за руку и дернул к себе.

— Не смей мне дерзить. — Хриплым и чужим голосом сказал он. — Ты моя и будешь делать то, что я говорю

— Пусти меня немедленно. Ты не имеешь права! — Выдохнула я ему в лицо.

— Неужели волчонок? Хм… Знаешь, я и так сильно рисковал оставляя тебя здесь. Я дал тебе время и так желанную тобой свободу, а ты у меня на глазах смиренно принимаешь чужие поцелуи. Пришло время исправить эту ошибку и стать тем, кем ты меня считаешь — самовлюбленным эгоистом.

— Что? Что ты задумал?! — Взвизгнула я и тут же была прижата к стене.

Демон смотрел мне в глаза, обхватив запястья пальцами и что то шептал. Руки начало жечь, и я затрепыхалась в его руках, но он казалось, даже и не замечал этого.

И резко мне закончилось.

Демон сделал шаг назад, отпустив меня, и я осела на пол.

— Что ты сделал? — Крикнула я.

— Тебе придется жить с этим, моя лоа. Ни один мужчина больше не взглянет на тебя, даже твой волчонок. Теперь все будут знать, что ты моя. — Он уже поднимался наверх, пока я сидела и рассматривала расцветшие на руках татуировки в виде вязи из цветущих лилий.

Забыв постучаться, я вновь ворвалась в комнату демона и, вздрагивая от слез, вскрикнула:

— Арман!

Может, это было наваждение, но на тот момент мне казалось, что он единственный сможет хоть что-нибудь мне объяснить.

— Ты когда-нибудь научишься стучать? — Вскрикнул он в ответ и, увидев протянутые к нему руки подскочил. — Пометил все-таки.

— Арман!?

— Что Арман? Пометил, говорю. Можешь считать, что это как письменный договор о праве собственности. Только не оспоримый. Теперь ты относишься к роду Адьери. Его лоа. Официально.

— Любовница я официальная! — Взревела я, рухнув в кресло и опустив лицо в ладошки заплакала.

— Глупостей не говори. Лоа и любовница это разные вещи. Лоа почитаема и уважаема.

— А то фаворитки короля не любовницы! И суть иная хочешь сказать? — Рыдая, я тряслась и роняла крупные слезы.

— Ну… Не совсем.

— Как от этого избавится!?

— Никак.

Я зарыдала еще горше.

— Может, хватит орать? — Капризный тон леди Арнелии разнесся по комнате в преддверии ее самой.

Мазнув по мне пренебрежительно и с отвращением, он не сразу заметила цветы, опоясывающие мои руки.

— Дрянь! — Крикнула она и, подскочив, царапнула меня по щеке ипостасными когтями.

То, что происходило дальше, казалось мне странным замедленным кошмаром.

Визжащий голосом Арнелии ураган, метался по комнате, отталкиваясь от стен и прыгая с потолка. Мебель крошилась, разлетаясь в щепки, и только вовремя очнувшийся Арман оттащил меня к стене:

— Не бойся. Она сама зарвалась, сейчас он ее накажет и успокоится.

Я чувствовала, как моя оцарапанная щека горела, словно меня поцарапала кошка, но в разы больше тигра. Я ощупала ее и посмотрела, ладошка была алая от крови.

— Ты не можешь! Не хочу! — Верещала демоница, не своим голосом, сидя на коленях перед Адьери, державшего ее за волосы. — Не-е-е-ет!

— Ты знаешь правила. Ты тронула мою лоа.

— Она дешёвка! Человечка!

— Хочешь повторить судьбу Осы? — Рыкнул он ей в лицо.

В глазах Арнелии что то мелькнуло, и она зыркнув в мою сторону, вновь кинулась на меня. — Это из-за тебя! Это из-за тебя! — Но Адьери продолжал держать ее за волосы и, дернув, припечатал ее тело к полу.

— Арнелия! — Девушка перевела на него злой взгляд. — Я могу убить тебя за покушение на нее, а могу отправить в бордель к Осе! Хочешь этого?! — Он выпустил ее шевелюру. — К себе, быстро. Ты наказана!

Демоница вскочила и громко топая, вышла из комнаты.

Именно сейчас я вспомнила о том, что она еще ребенок. Злой, ненавидевший меня и желающий убить, но все же ребенок.

Я посмотрела на Адьери.

В его глазах полыхало что-то дикое, первобытное, необузданное, напоминая, что у этого мужчины нет внутренних демонов, он сам демон.

— Иди ко мне. — Арман протянул ко мне руки, приглашая в объятия. — Нужно обработать раны, а то они не заживут.

Стоило мне только немного податься в сторону демона, как между нами вклинился Асмодей, оттягивая меня от друга:

— Я сам!

— Асм, ты пугаешь ее. Посмотри, она уже вся зеленая от страха. Давай лучше я?

— Я САМ! — Рыча вторил демон, и, не дожидаясь реакции, дернул меня в воздух, закидывая к себе на плечо, пошел из комнаты.

— Пусти меня, пожалуйста. — Проблеяла я, но демон только тихо рыкнул, встряхнув меня. — Пожалуйста. — Но и эта мольба осталась без ответа.

Глава 28

Кровь все еще капала с моей щеки, растворяясь алыми капельками в ковре.

«Ну вот… Вывести бы ее теперь» — с досадой думала я, почувствовав усталость и надвигающуюся истерику.

Соленые слезы смешивались с соленой кровью и теперь сильнее капали на ковер, который уже точно не спасти. Только выбросить.

Успев растворится в своей апатии, я и не заметила, как мы вошли в комнату Адьери и, бросив меня на постель, он отошёл к окну.

Я отползла к спинке, заглядывая юбку платья. Все в крови. Кошмар.

Чувствуя легкое головокружение после транспортировки вверх тормашками, я приложила голову к стене и закрыла глаза.

Какое то время в воздухе висела тяжесть и молчание, позволяя мне перевести дух и успокоится.

— Боишься?

— Скорее ненавижу.

— Лучше чем ничего. Лоа…

— Не смей меня так называть.

— Вампри. — Казалось, ему было сложно произнести мое имя вслух, словно это мешало подготовленной речи. — Давай я обработаю раны, и мы поговорим и все обсудим.

— Ты в своем уме? Асмодей, ты хоть слышишь себя? Что ты несешь! Ты обрек меня на существование рядом с собой! Безмолвное! Полностью сделав меня зависимой. Ты лишил меня самого главного — свободы! А теперь все демоницы герцогства будут мечтать открутить мне голову за право провести с тобой ночь! Как и твоя будущая жена!

Мужчина, какое то время стоял и хмурился, но на его губах вдруг мелькнула самодовольная улыбка.

— Ты ревнуешь.

— О, Богиня! За что? — Взвыла я, вскинув руки к потолку.

— Что «за что»? — Уточнил демон, продолжая улыбаться.

— За что ты связала меня с таким несообразительным, прости Богиня, мужчиной. — Сказала я, стараясь подавить слово «идиотом».

— Значит несообразительный? — Переспросил он.

— Да, именно. И еще юнец и идиот. — Все-таки вырвалось.

Меня в секунду дернули за ноги, и Адьери навалившись сверху поймал мое лицо.

— Хватит! — Я выставила руки перед собой. — Не трогай меня!

— Руми, я хочу обработать раны. Когти Арнелии ядовиты, и их нужно залечить. Поэтому закрой глаза и лежи смирно.

Я недоверчиво косясь все же закрыла глаза и моей щеки коснулось что то острое и горячее. Сперва я подумала, что это лезвие ножа, но металлу эта температура была не свойственна. А еще влажность. Богиня! Да это язык демона! Именно демона, а не Адьери!

Он ласково проходился по ранкам, словно в поиске яда, и немного игриво, пытаясь найти во мне отклик.

Лава возбуждения металась под кожей, разливаясь по венам горячими потоками.

«Возьми его! Возьми! Возьми!» — кричало подсознание, мечтая обвиться вокруг него и забраться, куда-то внутрь.

— Моя маленькая малышка. — Прошептал Адьери, видимо закончив. — Напугалась.

— Конечно. Ведь твоя будущая жена пыталась меня убить. Ты закончил? — Спросила я, открывая глаза. — Теперь отпусти меня, пожалуйста.

— Не убегай от меня, Руми. Нам все равно рано или поздно придется поговорить.

— Хорошо. — Продолжая лежать под ним, я ощутила, как пушистая кисточка скользнула под платье. — Что меня ждет?

20
{"b":"693888","o":1}