ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что конкретно ты хочешь знать?

— Что будет входить в мои обязанности?

— Малышка, быть лоа не работа! Твоя единственная забота это быть здоровой и счастливой.

— А если я не смогу быть счастливой с тобой?

— Тогда мы будем страдать. Оба. — Кончик хвоста, упрямо наматывался на бок трусиков, накидываясь петлей. — И лично я буду делать все, что бы этого не произошло.

— Но пока ты делаешь только хуже.

— Хватит, Вампри. Неужели я не давал тебе свободы, или дал тебе мало времени? Я должен был увести тебя еще тогда, прямо из школы и возможно сейчас ты бы уже успела ко мне привыкнуть.

— У меня не было шансов, да?

— Да. Ты была рождена для меня. Каждый твой день, каждая твой стон и вся твоя жизнь была создана только для меня.

Мужчина смотрел мне в глаза, а чешуйчатый проказник медленно стягивал с меня нижнее белье.

— Расскажи мне о лоа.

— Что ты хочешь знать?

— Все. Для меня это совершенно закрытая книга и сейчас я мало что понимаю.

— Лоа были созданы для демонов. Богиня решила, что для таких жестоких и диких созданий как мы просто необходим свет, который обуздает нас. Она из хитрости вкладывала душу лоа в женщин других рас, и одаривала нас даром, точнее наказанием — инстинктом собственника. Мы не можем жить без лоа, соответственно не можем убить, что бы отвергнуть дар Богини. — Говорил мужчина, с самым серьезным видом, пока его хвост, избавив меня от исподнего, старался пробраться глубже. — Сперва демоны злились, отвергая дар, но спустя короткий промежуток времени понимали, что все, что им нужно — это их женщина. И они шли на зов, забирали их и больше никогда не выпускали из своих когтей. В метафорическом смысле, конечно.

— А зачем они вообще нужны, эти лоа?

— Они как свет. Наполняют наши дикие души сознанием, помогая не уйти в небытие и не одичать.

— Просто, будучи рядом?

— Не только. Разговаривая, общаясь, и занимаясь любовью.

— А разве лоа любят? Это же лишь игрушка, помогающая сохранить человеческий облик. Метафорически конечно.

— Конечно, любят. Их нельзя не любить. С первого взгляда, с первого аромата, донесшегося с кожи. Я ощутил это на себе, Руми.

— А где я буду жить? — Закусив губу, спросила я, чувствуя легкое возбуждение от «хвостатых» игр между моих ног.

— Со мной конечно.

— А спать я наверно буду в твоей спальне в твоих ногах и Арнелии. — Зло фыркнула я.

— Глупая. Свадьбы не будет.

— Почему это? — Я попыталась сесть возбужденная такой новостью, но меня уложили обратно.

— Когда был заключен договор о помолвке, я настоял на переносе свадьбы, при появлении лоа. И ты есть. И здесь. Рядом. — Он мурлыкнул словно кот и немного раздвинул мои ноги, помогая своему товарищу-хвосту.

— Подожди. А договор был заключен не около пяти лет назад? — Спросила я, сощурив глаза, мужчина кивнул. — Так ты заранее все спланировал!

— Именно. И на самом деле безумно горд собой. Я получил все, что планировал и даже больше. — Он спустился и поцеловал меня в шею, пока я яростно шипела и вырывалась. — Я не умею быть хорошим, я расчетлив и хитер и тебе придется привыкнуть к этому, Руми. Взамен я отдам тебе все, что у меня есть, и даже свою черную душу, если ты захочешь.

— Да не нужна мне твоя душа! Себе оставь!

— А что ты хочешь, маленькая моя?

— Я хочу быть любимой. — Неожиданно даже для себя сказала я и на глаза опять навернулись слезы.

— И я люблю тебя, моя крохотная Руми-Румс. Люблю. С первого дня, с первого слова. Всю тебя, каждую клеточку.

— Брехло-о-о! — Завыла я, сморщившись от слез.

— Глупышка. — Прошептал он, вытирая пальцами мои слезы. — Мне нужна только ты, одна, моя маленькая строптивая малышка.

Демон целовал мои соленые от слез глаза, невесомо касаясь губ, бережно зажимая меня в своих руках. Хвост нетерпеливо и как то растерянно старался отвлечь меня, время от времени щекоча, как бы говоря «ну не плачь, я же здесь».

— Адьери!

— Да, милая?

— Я тебя ненавижу. — Шептала я, целуя накрывающие меня губы.

— Я знаю. — Улыбнулся он, стягивая с моей груди платье. — Лучше ненавидь меня, только не молчи.

Впившись пальцами в его волосы, я вновь вызвала у него улыбку, говорящую «да, я помню, ты их любишь» и вновь шквал поцелуев. Он впивался и вторгался в мой рот господином, хозяином, но это было переполнено нежностью, от которой мои руки сами потянулись к его пуговицам. Мое платье уже было спущено, и выброшено, куда-то к дверям, с бельем заранее справился хвост, и теперь только одежда Адьери разъединяла наши тела. Пока я стягивала с него рубашку, изнывая от желания, демон выбрался из брюк и вновь завалился сверху, продолжая эту атаку поцелуями. Его эрекция касалась моего цветка и терлась об него, выжидая влаги. Адьери подтянул одну мою ногу к груди и, положив ладонь на чувственную горошинку, нежно погладил ее, окунаясь пальцами чуть вглубь.

Уже будучи почти в беспамятстве с моих губ сорвался, перемешиваясь со стоном, вопрос:

— Асмодей…

— Мм?

— Но ведь ты все еще помолвлен?

Глава 29

— Да, но это не важно.

— Важно. — Прохрипела я, и остановила ласки мужчины, поймав его взгляд.

— Руми, ты серьезно? А когда я женюсь, ты тоже будешь держать меня на голодном пайке?

— Когда вы женитесь, господин Адьери, я уже давно превращусь в пыль.

— Нет.

— Да.

— Неа. Ты теперь моя, даже для Иштар, и она не заберет тебя без меня. Ты проживешь еще много лет, очень много.

Что-то показалось не так, но ощущение быстро прошло, и я забыла.

— Ужасно-о-о! — Протянула я, растеряв весь настрой.

— Долгая жизнь?

— Долгая жизнь с тобой! С твоей женой! И гаремом!

— С чего ты взяла, что у меня есть гарем? — Адьери был искренне удивлен.

— Ты же не держал обет воздержания!

— Румс, у меня нет гарема. — Он посмотрел на меня успокаивающе. — Я просто заводил любовницу из дам прыгающих мне в постель. Я их не коллекционировал. Ну, так и что там о пайке? — Он вновь игриво вернулся к моей груди и втянул губами сосок.

— Я не желаю спать с помолвленным мужчиной.

— Ру-у-умс, ты моя, только моя! У тебя не будет другого мужчины!

— Значит, не будет никакого. — Я вырвалась из лап сопротивляющегося Адьери и пошла к платью.

Демон опустился носом в подушку и зарычал, спуская пар.

Его член стоял колом, и пульсировал даже при моем взгляде на него, и похоже для Адьери это было не выносимо.

— Я не привык столько воздерживаться.

— Я не держу тебя, Асмодей. Вперед! В городе куча борделей, а тебе даже скидку сделают, красивый.

Он приоткрыл один глаз.

— Глупая. Это даже близко не похоже просто на поцелуй с тобой. Просто пресная разрядка. — Он тоже встал и начал натягивать штаны.

— Видимо не раз разряжался, раз так уверенно об этом говоришь. — Фыркнула я, пытаясь застегнуть тугие пуговки на платье.

— Я же не железный!

— Конечно же нет! Так иди! Спусти пар! Чего же ты ждешь?

— Твоего ободрения. — Рыкнул он и сжал кулаки.

— Одобряю. Волен делать, что захочешь.

— Разрешаешь? — Зло оскалился мой демон.

— Да.

Как только это было произнесено вслух, меня сбило с ног волной по имени Адьери и вернуло обратно на кровать.

— Тогда я прямо сейчас спущу пар. — Он надвигался на меня, тяжело ступая по полу и хитро щурясь.

— Асмодей! Не надо-о-о! — Пропищала я, вновь пытаясь удрать.

— Я очень долго ждал. Достаточно долго. — Он поймал мои бедра и, поставив меня на четвереньки, положил руку на спину. — Стой и не двигайся. Двинешься — трахну.

Угроза была воспринята мной на ура, поэтому я замерла не в силах пошевелиться.

Он опустился на колени и провел носом по внутренней стороне бедра.

— Чудесный запах. Я так скучал по нему. А по вкусу… — Он легонько коснулся кожи языком и я вздрогнула.

Закрыв глаза, я глубоко вдыхала собравшийся вокруг воздух. Он щекотал ноздри, расплескивая по легким запах Адьери, запах мужчины. Он был горячий и терпкий, точно такой же, как его магия, которая отразилась на мне практически сразу после его лечения. Я стала гораздо чувствительней, ловчее и сильнее. А еще меня стало безумно тянуть к этому демону. Иногда я просыпалась потная, возбуждённая и, стараясь привести себя в чувства засыпала, прикусив губу до крови. Мне нужен был он.

21
{"b":"693888","o":1}