ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пусти!

— Ну, уж нет. — Легко ответил он, проглаживая ладонями по моим бокам, и, схватив одну ногу, накинул на нее петлю. — Я немножко помогу тебе.

— Вален! Нет! — Даже болезненные экзекуции и угрозы расчлененки не вводили меня в такую панику, я забилась в истерике, крича и визжа.

— Заткнись! — Весомый удар по щеке вынудил замолчать. — Заткнись уже, наконец! Лучше блей что-нибудь, как в прошлый раз. — На губах вновь появилась ухмылка, а мое сердце забилось в необходимом паническом ритме.

Быстро быстро, часто часто. То, что нужно, лишь бы не прошло.

Улыбка едва не скользнула по моим губам, выдавая мой настрой.

Вален, тем временем, навалился сверху, устраиваясь межу моих ног.

— О, Руми. — Он выдохнул мне в лицо горячий, но воняющий кислятиной воздух и схватил за челюсть, разворачивая лицо к себе. — Расслабься и получай удовольствие.

— Да, Вален, я получу удовольствие, смотря на то, как ты будешь корчиться. — Прошипела я, выпуская силу.

Спасибо вам господин Далиш! Спасибо!

За то, что ушли от программы стажировки и обучали меня не только общим азам! Спасибо, что научили ценить магию, всю полностью, но единой искорки! Спасибо, что показали, что такое магия крови! И спасибо, что указали мне на слабость моей силы, и научили всему, что бы я могла защититься!

В ушах били там-тамы, в глаза плясали круги. Алые, желтые, черные. Они мешали разглядеть, как меняется лицо закипающего Валена.

Я улыбнулась.

Мне сложно было представить, что испытывает человек, когда его кровь закипает. Но Ардо перестал быть для меня человеком, а значит, и думать нечего.

Ритмы наших сердец соединились, и кровь зашумела в венах.

Умирать страшно. Наверно.

На протяжении этих секунд, пока я буравила Валена глазами, с полопанными капиллярами я слышала, как бежит кровь, разливаясь по венам, обжигающим ядом.

— Су-у-учка. — Прохрипел он, срыгивая на мою грудь сгустки запекшийся крови.

Жуткое зрелище.

Мне казалось, со стороны это все было похоже на ритуал, какого либо жертвоприношения. Распятая обнаженная девушка, блюющий кровью жрец, каменная пещера. Все определенно было к месту.

Богиня! Ну и бред лезет в голову перед обмороком!

Асмодей Адьери

Ее крохотные прядки вели дорогой к стене, чуть разбросанные ветром, но указывающие путь.

Маленькая, потерпи…

Стена была самой обыкновенной, но если Руми вела его сюда, значит, в этом есть смысл, значит, есть ход.

Стало, немного жаль, что убил Асу, не выпытав из нее информацию. Но эта глупая истеричка, вряд ли сказала бы что-то ценное. Скорее трепыхалась бы в его руках и метала молнии глазами.

Адьери принял единственно верное решение — обернуться. Ипостась сильнее, ловчее и хитрее. Может и сможет найти дверь.

Костюм затрещал по швам, выпуская наружу красные чешуйки покрывшие кожу.

Да… Вот так хорошо!

Развернув крылья и хлопнув ими пару раз, Асмодей учуял запах свое лоа. Вот здесь, запах волос. Нахождение прохода стало практически понятным, только вот как его открыть? Есть неплохая идея.

— Именем правящего рода. — Говорил демон, голосом чудовища. — Откройся.

Стена скрипнула, затряслась и отъехала, пропуская его внутрь.

Хорошо, что он вспомнил об универсальном ключе от замка — ключе высших.

Темный коридор пах пылью и сухостью. А еще Руми. Его Руми.

Демон больше не ждал, демон ринулся вперед за своей лоа.

Чем дальше он бежал, тем сильнее чувствовал запах крови. Крови его малышки. Демон злился, представляя, как рвёт на части человеческую плоть Валена на мелкие кусочки.

Пещера встретила его тишиной, которая пришлась не по нраву. Тихо, не всегда хорошо. Бывает и очень плохо.

Первое что бросилось в глаза красное вздувшееся тело, изменившие размеры нормальные на ужасающие. Вокруг была лужа крови, с запёкшимися сгустками, которая впиталась в деревянную площадку под ним. Нет, что то еще.

Тонкая белая рука была вытянула вверх, и пристегнула металлическим кольцом.

Руми!

Сварившийся труп был скинут в сторону, и под ним обнаружилась ужасная, выводящая в безумие картина.

Неестественно выгнувшись, она лежала сдавленная и тихая. Маленький ротик приоткрылся, и тонкая струйка свежей крови стекала по ее щеке. Израненное тело выглядело как отбивная, всюду кровоподтёки, царапины и ожоги от кипящего над ней Валена.

— У-у-у-у-у! — Выл демон, отстегнув ее руки, Адьери порвал веревки и прижал к себе ее уже прохладное тело.

Баюкая ее на своих руках, он чувствовал, как к нему подбирается безумие, ступая своими маленькими ножками по расшатанным чувствам.

— Ру-у-у-у-уми!..

Вой разносился по каменным стенам, эхом отбиваясь от стен.

Он когтистой лапой гладил ее спутанные волосы и смотрел на спокойно, казалось даже умиротворённо закрытые глаза.

Не уберег…

Не сохранил…

Забрали…

Адьери раскачивался из стороны в сторону жалобно скуля, и прижимая ее к себе.

Он согреет, она отогреется и оживет. Его Руми.

Магия крови была жестока с ней. Еще бы. Это магия демонов и если ты хоть на каплю не имеешь к ним отношения, то погибнешь. Она сильно страдала, и предпочла умереть, не забыв прихватить с собой Ардо.

Его цветок….

Его хрупкая девочка…

Перед глазами плыли картины, в которых в главной роли был он и она. Первый поцелуй, который он украл, первое объятие. Запах ее тела, которое он так бессовестно обнюхал, пока она спала на софе в его гостиной. Какой без нее смысл?

— Очнись, малышка…. Не смей бросать меня…. — Он продолжал вглядываться в ее лицо в поисках ответа. — Если ты сейчас же не откроешь глаза, я начну приставать к тебе, слышишь? — Он в отчаянье взял ее ладонь и положил к себе на волосы. — Очнись, очнись…. Ты должна жить.

И вдруг, пальчики в волосах сжались.

Эпилог

Асмодей Адьери

Утро выдалось на удивление солнечным. И как он не прятал голову в подушку назойливые лучи все равно пробирались поднимая с постели.

— Хватит спать! — Противный с утра голос Шои порвал тонкую нить с дремой окончательно. — Асмодей! Поднимайся немедленно!

Девушка стояла над ним, уперев руки в бока.

Рыжие кудряшки были собраны в высокий хвост и, рассыпавшись по покатым плечам, нервно подрагивали от нетерпеливо мотающей головой хозяйки.

— Вставай, кому говорю! — Она сдернула с него одеяло и потянула за руку.

— Я встаю! Встаю! Отстань, ради Богини!

Угомонив гостью, он выставил ее за дверь и принялся одеваться в бережно повешенную с вечера на спинку стула одежду.

Спустившись вниз, он застал шумную компанию за столом и вздохнул.

Адьери любил, когда брат приезжал к нему в гости, но ненадолго. А гостившая у них четвертую неделю свора иногда сводила с ума.

Аргон лениво вчитывался в какое-то письмо, потягивая горячий взвар, и лишь мимоходом косился на младшую дочь, то и дело пытающуюся скинуть со стола тарелку с едой.

С годами он присмирел и все больше стал походить на отца. Так же взвешенно и справедливо принимая решение, он всюду подражал герцогу, что шло только на пользу, оставив вспыльчивость и сумасбродность Шое.

Его лоа, она же законная супруга, подхватив на руки сына, что-то выговаривала Асмодею пока он, не отрываясь, смотрел на ее округлившийся живот.

Она похорошела буквально за пару лет и превратилась из несуразного подростка со зрелым, но вспыльчивым характером в красивую женщину с усилившейся вредностью. Но Аргона, по всей видимости, все устраивало, и он с нежностью поглядывал на беременную в третий раз пару.

Оказавшись на удивление плодовитой, леди Арнелия забеременела впервые же полгода, о чем и сообщила на совместном завтраке, хитро улыбаясь и покачивая ногой. Аргон тогда унес ее в покои на целую неделю и не выпускал из комнаты, пропуская только слуг с едой.

38
{"b":"693888","o":1}