ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я прошу прощения.

— Мне не к чему ваши извинения, а вот студентке Румс пришлись бы кстати.

— Прости меня, Вампри. — Сказал директор, но я видела некоторое сомнение в его глазах, от чего густо покраснела.

— Вампри. — Мне показалось, что демон вновь пробовал мое имя на вкус, и немного потеплел лицом, но секунда прошла, как и наваждение: — Румс, я сегодня ужин на ваше усмотрение. Старайтесь впредь быть внимательнее к своим вещам, да бы избежать подобных ситуаций.

Я только коротко кивнула.

— Я теперь я покину вас. Всего доброго.

— Вы же зачем то пришли, господин Адьери? — Поинтересовался директор.

— Зачем то пришел. — Ответил демон, мазнув по мне взглядом, и вышел из кабинета.

— Руми, ты точно не хочешь мне ничего рассказать?

— Если бы я знала что….

Глава 12

«Раз уж врага не победить, попробуй подружиться» — думала я, закидывая продукты в корзинку. Как не странно хорошее расположение духа присутствовало, не смотря на перемешивающийся с ним стыд.

И все-таки мне понравилось. Еще никогда я так страстно не желала, как в это утро с Адьери. Живот опять немного стянуло горячим узлом.

«Тихо, Руми! Мы же решили, этого не повторять!» — останавливала себя я, но в голове вновь и вновь крутился этот хриплый шепот, просящий меня не бояться, и фантомные пальцы продолжали бродить по мои бедрам.

Решив приготовить на ужин тушеное мясо и сырные пирожные, я довольная собой стояла у дверей дома Адьери, с твердым решением, что его мне никто не испортит.

Как же я ошибалась.

— Господин Адьери, это Руми!

За дверью послышался звонкий женский смех и капризный тон.

Дверь передо мной распахнулась и продемонстрировала откровенно одетую девушку. Длинная юбка с глубоким вырезом почти до пояса не скрывала ее длинных ног, а короткий топ, обтягивающий сочный бюст привлекал внимание мелкими звенящими и подрагивающими от каждого ее вдоха, цепочками.

— Дорогой, служанка пришла, впускать? — Она мотнула головой с двумя тугими пепельными косами и вновь повернулась ко мне. — Проходи. Кухня, надеюсь, знаешь где. Ужин к девяти, не опаздывай. — И впустив меня, прошла мимо, плавно покачивая бедрами.

Я закусила губу, в глазах защипало.

С другой стороны, Руми, чего ты хотела? Верности? Брось! Он же демон. Просто решивший иметь подстилку под рукой, когда одна из его красоток не будет рядом. Но душу царапнула ревность.

Не твой. И твоим не будет. Глупая.

Пирожные упали, мясо подгорело. В конце концов, я не кухарка! Хочет высокую кухню пусть нанимает повара!

И что бы в конец испортить еду и настроение демону я забросила в мясо ком слипшейся соли. Никто не обещал, что будет сладко.

Адьери зашел на кухню, будучи в одних пижамных штанах, и видимо не зная о моем присутствии затормозил.

— Добрый вечер, Руми.

— И всего доброго. — Сказала я, скидывая фартук и бросившись к выходу, но красивое и не сдвигаемое тело преградило мне дорогу.

— Ты куда?

— К себе. Не задерживайте меня, пожалуйста.

— Я тебя не отпускал.

— Господин Адьери. — Прорычала я. — Если вы не поняли — я не спрашивалась. Со своими обязанностями я справилась: ужин готов, в доме чисто, посуду я вымою позже. Более мне здесь делать нечего. Хорошего вам вечера.

— Ты злишься. — Как бы сам себе сказала демон, продолжая держать меня за плечи.

— Вас это не касается.

— Твоя служанка еще здесь? — Незнакомка обняла его со спины, бесстыдно обвив его торс.

— Я уже ухожу. — Сказала я, продолжая смотреть в алые глаза, полные какой-то растерянности и осознания, стало даже немного жаль.

Но задушив это, я развернулась и вышла из дома, не услышав в след даже «до свидания».

Господин Адьери

О́са стояла на четвереньках и кралась в его сторону, словно дикая кошка, царапая коготками паркет.

— Милый. — Промурлыкала она. — Я так скучала по тебе.

Сегодня ее голос дико раздражал.

— Что с тобой такое? — Она пальчиками прощупывала его член, не находя отклика. — Не уже ли я зря сюда тащилась? И ты не накажешь свою девочку, сладко ее отшлепав?

— Я говорил тебе не приезжать. — Голос демона был сух, настроение испортилось окончательно, когда Руми убежала, обдав его призрением и злостью. — Уезжай, О́са.

— А ты жестокий. — Ощерилась она, кусая мужчину за бедро, в надежде получить свою порцию внимания.

— Проваливай. — Он отпихнул девушку ногой, чего она явно не ожидала, шлепнувшись на пол.

— Ненавижу! — Рыкнула она, на свой страх и риск.

За такие слова Адьери мог задушить ее, но он инфантильно смотрел в окно, что было еще обиднее, чем пинок.

Девушка что-то кричала, но Адьери думал о Руми, о ее взгляде полном предательства и ревности. Он любил, как пахнет ревность и частенько, ради собственного удовольствия, сводил лбами своих обожательниц. Но ревность этой малышки будила в нем только тоску и глупое желание схватить ее и спрятать в своей спальне, что бы она прощала его, раз за разом, сладко постанывая.

То, что девушка была к нему не равнодушна, было очевидным, но она продолжала сбегать и прятаться. Адьери это все определенно не нравилось, он привык, что дамы сами падали в его объятья, а малышка Руми пыталась сбежать, каждый раз из них выкарабкиваясь.

Своей отчужденностью она сводила его с ума. А сейчас когда он успел задеть ее чувства, казалось мир рухнет от того как она сжала свои кулачки. О, Руми…

Ей так шло ее прозвище, ее темным волосам, мерцающим на солнце янтарем и хрупким, словно кукольным плечам, а имя Вампри подчеркивало карие глаза со смешливой искоркой и курносый нос.

Он бредил ей, с ума сошел. Съехал.

Демон рассмеялся от собственной безнадеги.

Но она ушла в расстроенных чувствах и полными обиды глазами, тогда он еще не знал, что она делает все, что бы ни вернуться.

Вампри Румс

— Мадам Перт! Я молю вас!

— Чокнутая! — Отмахивалась от меня женщина. — Нет, и еще раз нет!

— Где угодно, только не с ним! Хоть в столовой!

— Ну, уж нет! Мне прошлого раза хватило! До сих пор потолок отмываю!

— В прачке! Во дворе! Что угодно!

Она устало сняла очки и прикусила их душку:

— Все настолько плохо? — Я кивнула. — Ладно, Руми, уговорила. На доставку пойдешь? Олейне нужна помощь в фасовке писем.

— Пойду! Куда угодно пойду! — Шептала я, протягивая к оборотнихе очередную коробку конфет.

— Завтра пойдешь. А сегодня кыш. И если Колина увидишь, позови его ко мне!

— Хорошо! — Радостно убегая, крикнула я.

Уже у дверей меня догнала тоска.

Так и должно было быть, сказка не планировались. Одного утра и одного дня оказалось достаточно, для того что бы узнать одного мужчину. Не своего мужчину.

Укрывшись уже в постели одеялом, я потянула его под нос и задремала, утопая в плохих мыслях.

Проснувшись практически ночью, я вскочила, вспомнив, что так и не вернулась к Адьери вымыть посуду, а потом поняла, что отныне он не моя проблема и вновь рухнула на кровать.

Софи не было, видимо осталась у Микаэлы, и одиночество приходящее бессонной ночью укрыло меня одеялом.

Разгоняющая полумрак свеча, горела тихим огоньком, пуская на свои бока восковые слезы.

Когда то давно, когда у Руми еще был дом, в ночь, когда не стало ее матери, свеча горела так же ровно, как будто ничего не произошло.

«Сиротка Руми» — слова выскочившие из уст родной тетки прилипли к ней клеймом, напоминая что она никому не нужна. Дар обнаружили уже в приюте, и мадам Рози было не все равно на судьбу своих воспитанниц, и она всеми силами старалась пристроить ее в школу. Несколько лет она была прислугой, работая в хозяйственном корпусе, получая зарплату на пропитание, а позже стала студенткой, выживая на стипендию и подработки.

Радовало то, что хотя бы крыша над головой не собиралась укатить от нее, как ее собственная, сходящая с ума по Адьери.

7
{"b":"693888","o":1}