ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По итогам разговора и последовавших встреч мы приняли решение готовить трехтомное издание, определили его структуру и авторский коллектив, заказали конкретные материалы. Но в процессе работы над своими разделами трехтомника у Николая Ивановича появились связанные с военно-экономической проблематикой дополнительные идеи и замыслы, воплотившиеся прежде всего в новой его книге, которую читатель держит в руках. Это – плод последних по времени размышлений Н.И. Рыжкова о состоянии народного хозяйства и военно-промышленного комплекса СССР в годы Великой Отечественной войны, об экономических факторах разгрома фашистской Германии и ее приспешников.

* * *

Представление монографии «Великая Отечественная: битва экономик» имеет смысл предварить хотя бы конспективным, с выделением лишь основных вех, рассказом о жизненном и трудовом пути ее автора. Такая биографическая преамбула может стать полезной как для нынешних читателей книги (среди которых, надеюсь, будет немало молодых, родившихся уже в позднесоветские или постсоветские годы людей), так и особенно для тех, кто возьмется читать ее лет через десять – пятнадцать и позже, когда деятельность и заслуги даже выдающихся людей второй половины XX – начала XXI века постепенно станут забываться.

Николай Иванович Рыжков родился 28 сентября 1929 года в Донецкой области в семье потомственных шахтеров. Сын и внук представителей трудной и опасной шахтерской профессии, он с детства относился к ней с уважением, но собственный жизненный путь решил связать с машиностроением. После окончания Краматорского машиностроительного техникума молодой специалист по собственной просьбе распределяется на Уральский завод тяжелого машиностроения (УЗТМ). В течение четверти века (в период 1950–1975 годов) Н.И. Рыжков трудится на этом знаменитом советском машиностроительном гиганте, одновременно учится и оканчивает Уральский политехнический институт имени С.М. Кирова (1953–1959). За эти годы он прошел все ступени заводского профессионального и карьерного роста, начиная с мастера; в 1965–1970 годах он – главный инженер, в 1970–1971-ых – директор завода, а в 1971–1975 годах – генеральный директор производственного объединения «Уралмаш». На всех этих постах Николай Иванович проявил себя в первую очередь как грамотный, способный и инициативный инженер, талантливый организатор производства, ориентированный на освоение новейших достижений науки и техники. За личное участие в разработке и внедрении на УЗТМ новейших технологий он был дважды удостоен Государственной премии СССР. В 1969 году – за руководство созданием крупнейшего в Европе блока цехов сварочных машиностроительных конструкций (технологическая часть которого была разработана совместно с украинским институтом имени Е.О. Патона и являлась в то время передовой в мировой практике), а в 1979 году – за разработку и создание первых в СССР криволинейных установок непрерывной разливки стали в черной металлургии.

В период директорства Рыжкова предприятие превратилось в ведущее научно-производственное объединение страны, выпускавшее уникальную машиностроительную продукцию, хорошо известную и востребованную не только в СССР, но и далеко за его пределами. Под непосредственным руководством директора кардинально обновилось техническое и технологическое оснащение «Уралмаша» и начал эффективно функционировать Научно-исследовательский институт тяжелого машиностроения. Особое внимание уделялось развитию кадрового потенциала: высококвалифицированные кадры готовились в заводском профессионально-техническом училище (одном из лучших ПТУ в стране), в машиностроительном техникуме при заводе (и филиале Уральского политехнического института). Значительные ресурсы выделялись на решение социальных проблем работников и улучшение условий их труда и отдыха, энергично велось жилищное строительство.

В 1975 году Н.И. Рыжков был переведен в Москву – на должность первого заместителя министра тяжелого и транспортного машиностроения СССР; ему поручалось также руководить производством специальной техники, в том числе ракетно-космической, а также развитием конструкторского и технологического потенциалов отрасли. А в 1979 году последовало новое назначение – первым заместителем председателя Госплана СССР (в ранге министра СССР), причем, кроме решения текущих вопросов, Николай Иванович стал курировать разработку документов, касавшихся социально-экономического развития страны в долгосрочной перспективе, а также процессов внедрения новых экономических механизмов организации и управления народным хозяйством.

Энергичная деятельность Рыжкова в Минтяжмаше и Госплане СССР обратила на себя внимание нового (сменившего скончавшегося Л.И. Брежнева) генсека ЦК КПСС Ю.В. Андропова, по инициативе которого в ноябре 1982 года Николай Иванович был избран секретарем ЦК и назначен заведующим Экономическим отделом центрального партаппарата. На новом участке работы вместе с М.С. Горбачевым, В.И. Долгих и рядом других руководящих партработников он непосредственно участвовал в подготовке концепции реформирования советской экономики, перестройки системы отраслевого и территориального управления, совершенствования механизмов взаимодействия «центра» с союзными республиками, краями и областями. Заслуживает упоминания и тот факт, что по инициативе Экономического отдела ЦК КПСС были сняты многие ограничения, мешавшие развитию в стране коллективных садоводства и огородничества.

В 1985 году «с подачи» возглавившего партию М.С. Горбачева Н.И. Рыжков возглавил Совет Министров СССР, сразу же определив такие приоритеты своей деятельности, как структурная перестройка экономики и повышение ее эффективности, поэтапная передача ряда функций управления народным хозяйством «на места» и усиление роли трудовых коллективов в принятии управленческих решений на хозрасчетных предприятиях.

Особо стоит отметить огромную работу, проделанную новым главой союзного правительства после каждого из звеньев цепи трагических событий, обрушившихся тогда на страну. В конце апреля 1986 года, сразу же после аварии на Чернобыльской АЭС, Николай Иванович принял на себя руководство штабом по ликвидации ее последствий; многократно выезжая в зону Чернобыля, в прилегающие области Украины и Белоруссии, он, по свидетельству ликвидаторов аварии, в том числе академика В.А. Легасова, внес значительный вклад в организацию работ по устранению последствий этой чудовищной техногенной катастрофы. С именем последнего Председателя Совета Министров СССР связана также организация спасательных и восстановительных работ в Армении, пострадавшей от разрушительного землетрясения в декабре 1988 года. Уже на следующий день после этой катастрофы Рыжков с группой ответственных работников прибыл на место трагедии и руководил мобилизацией ресурсов и средств для восстановления разрушенных стихией городов и сельских поселений; оставаясь в Армении в течение двух месяцев, он постоянно находился в разрушенных Ленинакане, Спитаке, Кировакане и других городах и сельских районах республики. А в 1989 году ему пришлось решать тяжелую и необычную для советских реальностей задачу – гасить кровавый межнациональный конфликт, спровоцированный в узбекской Фергане радикально настроенными националистами и уголовными элементами.

Во всех этих трагических и нестандартных ситуациях проявились лучшие человеческие и организаторские качества Н.И. Рыжкова. Его неподдельное стремление помочь пострадавшим, а главное – способность четко и квалифицированно «разруливать» гуманитарные и прочие последствия техногенных и природных катастроф, социальных эксцессов – снискали премьеру заслуженное уважение во всех слоях советского общества.

Возвращаясь к собственно реформаторской деятельности последнего руководителя высшей исполнительной власти СССР, важно подчеркнуть: хотя с именем Н.И. Рыжкова ныне прочно связывается появление законов о государственном предприятии, об аренде, кооперации и индивидуальной трудовой деятельности, он неизменно занимал в обстоятельствах горбачевской «перестройки» особую позицию – оставался последовательным и убежденным сторонником социалистического вектора социально-экономического развития страны, мыслил в категориях «обновления социализма». Он настаивал на необходимости постепенного, поэтапного перехода к рыночной экономике, причем именно регулируемой и социально ориентируемой, предполагающей сохранение системообразующих функций государства в управлении хозяйственной деятельностью. Рыжков резко выступал против искусственного форсирования процессов перехода к рынку, а также против тех извращений изначальной идеологии названных выше новых законодательных актов, которые (с использованием ложной трактовки лозунга «ускорения») сознательно реализовывались противниками совершенствования социализма «в центре» и «на местах». Уже тогда становилось очевидным, что благодаря усилиям оголтелых «рыночников», называвших себя демократами и либералами, такие хозяйственные новации, как «самофинансирование переводимых на полный хозрасчет предприятий», «аренда», «кооперация», «производственная демократия» и т. п., не только не становились факторами укрепления и обновления социализма, но и прямо использовались в качестве инструментов насаждения «дикого капитализма», массового разворовывания государственной собственности, разнузданной спекуляции, разрушения производственных коллективов, беспрецедентного социального расслоения населения страны.

3
{"b":"694104","o":1}