ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да ладно, парень, ты все правильно делал, – махнул рукой рябой. Полез в маленький кармашек жилетки и достал серебряный рукль. Недолго боролся с сомнениями, потом полез в другой карман и достал еще один серебряный. Протянул Артему. – Держи, это тебе за старание.

Артем поклонился ниже и поблагодарил купца.

– Артам, – обратился к нему Маркуй, – поедешь с возницей на последнем возу.

Артем кивнул, показывая, что понял.

– Лихие люди любят нападать на последний воз. Набегут, быстро распотрошат и скроются. Так что внимательно смотри по сторонам. Если что увидишь, кричи громко.

– Хорошо, старшой, так и сделаю. Какой возок поедет последним?

– А вот его. – Маркуй рукой показал на поднимающегося Живгуна и рассмеялся. – Чувствую, поездка у тебя будет веселой.

Глава 3

Обоз выехал из ворот постоялого двора через полчаса. Артем сидел на козлах, держа в руках свое копье. Он косил глазом на Живгуна, но тот то ли был незлой, то ли уже забыл происшествие. Изредка понукал лошадок, не обращая внимания на охранника.

Караван покинул город и направился по наезженной дороге, поднимая клубы пыли и заставляя едущих позади глотать эту пыль. Недолго думая Артем достал из сумки платок и повязал на лицо, скрыв нос и рот. Живгун оживился и искоса посмотрел на парня. Ничего не сказав, отвернулся.

– Зря он это сделал, – усевшись и скрестив ноги, произнесла Агнесса. – Тут так не делают. Не нужно ему выделяться, чем меньше он на виду, тем безопаснее будет жить.

– Мы не можем предусмотреть все случаи жизни, – ответил Арингил. – Парень он неглупый, как-нибудь отвертится. А твой подопечный не меняется, и ничему его жизнь не учит. Вот он-то как раз и представляет для нас проблему.

– Какую проблему? – поморщившись от слов ангела, спросила девушка.

Она понимала, что Арингил прав, но не хотела открыто это признавать. Ей и так казалось, что этот красивый парень в нелепом белом балахоне всегда оказывался прав. «Зануда», – капризно подумала Агнесса и решила поспорить:

– Почему сразу виноват мой подопечный? Да он из своего уголка не вылезает. Подумаешь, выпил чуток. Да тут все так живут, и он-то как раз не выделяется. Так что я не вижу никаких проблем. – Она задрала носик и победно посмотрела на ангела. «Что, выкусил?» – говорил ее взгляд.

Арингил замолчал. Ну как спорить с тифлингом? У нее всегда виноваты окружающие. Что бы ни произошло, она всегда считает себя правой. У него не было настроения спорить. Он улегся и подложил руки под голову. Нужно было подумать, как нейтрализовать Артама. Не дать ему выходить из тела он не может. Они двое уже договорились делить тело. Днем Артем им владеет, ночью – Артам. Вот из этого и нужно исходить.

Его молчаливая непокорность не устроила тифлинга, и она начала злиться. «Он вздумал меня игнорировать! Что он о себе возомнил? И вообще, когда он женится на мне? – Мысли о замужестве наполнили ее сердце радостным трепетом и болью одновременно. Болью от того, что этот недотепа не спешит. Мало того что не спешит, он отказывается. Ее мысли с Артама перескочили на Арингила. – Какой же он… Сухарь. Разве не видит, как девушка страдает? – Она кинула на ангела быстрый взгляд и отвернулась. Прикусила нижнюю губу. – Баба Крыстя, вот кто мне поможет», – решила она.

– Арингил…

– Чего? – Он подозрительно на нее посмотрел.

– Мне нужно сгонять домой, побудешь тут один?

– Не вопрос, иди, – отозвался ангел и отвернулся.

«Он даже не спросил зачем! – возмущенно подумала Агнесса. – Ему что, все равно, здесь я или ушла?»

– Что значит иди? – взвилась рассерженная невниманием ангела к себе Агнесса.

Арингил удивленно вздернул брови и посмотрел на девушку.

– А что я должен был сказать? «Нет, оставайся здесь и сиди со мной вместе»?

«Ну хотя бы так», – подумала Агнесса, но вслух сказала совсем другое. Она много раз слышала, как ее мать почем зря ругала отца, вымещая на том свое раздражение. Даже когда была не права, ее мать так обставляла ссору, что виноватым всегда оставался отец. Агнесса решила применить тот же самый прием на ангеле.

– Нет. Ты должен был все хорошо обдумать.

– В каком смысле? – удивился такому обороту Арингил.

– В таком! Ты должен был подумать, а справишься ли ты тут один. Это раз. Во-вторых… – Агнесса запнулась и задумалась. Что было во-вторых, она придумать на ходу не смогла.

Арингил ее запинку расценил по-своему.

– Иди и не бойся, я справлюсь. Если уж твоя распутная бабка справилась, то я тем более справлюсь.

– Ах вот в чем дело! – Агнесса поднялась и стала воинственно наступать на Арингила. – Тебе не нравятся мои родственники!

– Да почему сразу не нравятся? – еще сильнее удивился Арингил.

– Да потому, что ты все время их ругаешь.

– И в мыслях не было.

– А вот и было.

– Не было.

– Было! – настаивала тифлинг. Затем постаралась и подпустила слезу, как делала мама. – Мы позвали тебя в свой дом, накормили. А ты… – Она всхлипнула.

– А что я? – растерялся Арингил. – Я ничего. Родители у тебя хорошие. Если хочешь, оставайся и никуда не ходи.

– Ну какой же ты… – Агнесса осуждающе тряхнула головой. – Когда ты наконец будешь думать? Я что, должна все время думать и решать за нас двоих?

Арингил от такой несправедливости оторопел. А девушка продолжила наступать.

– Вот уж нет, – строго произнесла она. – Я не собираюсь работать за нас двоих. И вообще, у нас не принято, чтобы муж сидел дома, а жена работала за двоих. Так что увильнуть у тебя не получится.

Арингил, сбитый с толку напором девушки, попытался оправдаться:

– Я ничего такого не хотел…

– Хотел, не хотел, – прервала его тифлинг. – Ты, Арингил, уже не мальчик, сам должен соображать и не взваливать проблемы на мои хрупкие плечи. – Она вновь гордо вздернула головку и добавила: – Короче, остаешься один, смотри у меня… – Она погрозила пальчиком. – Веди себя хорошо.

Она исчезла. Арингил, глядя на дымок, который остался после тифлинга, недоуменно покачал головой.

– Это что сейчас было? – спросил он вслух сам себя.

Дорога укачивала Артема, который не смог выспаться ночью. Он, как мог, боролся со сном: тер глаза, слезал с козел и шел рядом с телегой. Но караван двигался медленно и своим монотонным движением вгонял Артема в сонливость. Он пытался разговорить Живгуна, попросив у него прощения, но тот не обращал на него никакого внимания. Не добившись ответа, Артем задремал. Ему снилось, что он пролез в место, где находился Артам. Раздражение и злость при виде своего напарника наполнили душу Артема. Он потянулся было к нему рукой, чтобы схватить за шиворот, но Артам извернулся и с силой ударил Артема ногой.

Удар был болезненный и пришелся по уху. Артем вскрикнул и покатился кубарем. Его полет остановил колючий куст, в который он влетел. Ошалевший, непонимающий, что произошло, он вскочил, и новая боль прошлась по рукам. Осмотревшись, Артем увидел, что стоит посреди колючего кустарника, а на него, смеясь, глядит, проезжая мимо, Живгун. Артем посмотрел на ободранные, в ссадинах руки. Осторожно раздвигая колючие ветви, он стал выбираться из кустарника, вышел на дорогу и поспешил догонять свой возок. Он понял, что уснул и Живгун отомстил ему, ударив спящего по уху, отчего он упал с телеги. Ухо распухло и болело.

Артем молча взобрался на козлы и, насупившись, поехал дальше. Спать больше не хотелось, но очень хотелось посчитаться с Живгуном. Применив заклинание исцеления и незаметно связав плетение, Артем подлечил себя.

На ночлег обоз остановился в придорожном постоялом дворе. Артема, как самого молодого и только что принятого на службу, оставили сторожить, пока не распрягут лошадей и не поедят ездовые. Наступила ночь. Он сидел прислонившись к колесу и беседовал со Свадом. Тот был голоден и порывался удрать в трактир.

– Артем, да отпусти ты меня, я сам поем и тебе принесу, – канючил он, стараясь подпустить в голос побольше жалости.

7
{"b":"694128","o":1}