ЛитМир - Электронная Библиотека

Но чаще всего, выполнив работу, Мелания просто возвращалась к заказчикам и забирала деньги, упомянув, что «господин охотник уже отбыл».

Однако на этот раз все было иначе. Таинственный мужчина мало того что передал задание лично ей, не упоминая никакого мифического «профессионального охотника на нежить», так еще и нашел ее прямо на официальном рабочем месте. В городском морге.

Это было странно и даже немного пугало. Мелания сначала хотела отказаться. Тем более что, судя по описанию проблемы, на загородный дом какого-то миллионера напала смертодева. Очень опасное высшее привидение, способное обретать плоть. С такой тварью не каждый лицензированный охотник справится, не то что она. Некромантка-самоучка.

Однако, увидев обещанную сумму, девушка просто не смогла отказаться. Денег всегда не хватало. Врачи в очередной раз «обрадовали», сказав, что у ее матери обострились приступы. Необходима госпитализация и дорогие лекарства.

И Мелания согласилась, отправившись на ночь глядя в загородное поместье очередного заказчика.

Небольшая шельмугричка[1], которую некромантка наняла из-за ее дешевизны, высадила ее у высокого дома, скрытого таким внушительным каменным забором, что создавалось впечатление, будто внутри прятался какой-нибудь опасный преступник. Кучер взял свою скромную плату, ударил хлыстом шельмугра, из-за которого и назвали эту телегу, и поехал прочь.

Территория особняка оказалась очень большой и ухоженной. Но насладиться местными красотами Мелании не удалось. Как только солнце окончательно скрылось за горизонтом, пришлось приступить к работе.

Смертодева – это нежить, что появляется после смерти женщины, убитой мужчиной. Она одержима желанием уничтожать всех особей мужского пола, что сумеет найти. От стариков до новорожденных детей. При этом способ убийства смертодева подбирала настолько страшный, что с детства этой тварью родители частенько пугали непослушных отпрысков. Например, она могла задушить человека во сне, а затем содрать с него кожу и съесть. И такому несчастному еще бы повезло! Ведь частенько смертодева предпочитала отгрызать у мужчин половые органы, пока те были живы. Поговаривали, что в ее слюне содержался какой-то анестетик, который позволял призраку сделать это незаметно, пока ее цель спит. Впрочем, жертвы этого чудовища всегда умирали, а потому рассказать о своих ощущениях не могли.

Бой с этой нежитью дался Мелании тяжело. Некромантка не обладала специальными знаниями и навыками, приобретаемыми годами в магических академиях, а потому была вынуждена до всего доходить сама. На практике. Приходилось идти на риск, часто угадывать следующий шаг нежити и пытаться его предвосхитить.

Однако в какой-то момент именно отсутствие знаний и навыков сыграло некромантке хорошую службу. Она понимала, что в случае ошибки не сможет защитить себя так же успешно и быстро, как это сделал бы лицензированный маг. Именно поэтому когда-то давно она приучила себя не ошибаться.

Когда дело уже шло к рассвету, Мелания справилась с работой. Смертодева упокоилась, и от ее мрачного духа не осталось и следа.

Некромантка получила свою заслуженную оплату и покинула особняк счастливого богача, с чистой совестью выкинув из головы все произошедшее. Включая имя заказчика.

Много ли у нее было подобных заданий? Да не перечесть. И каждый раз после боя колдунья глубоко вздыхала, встряхивалась и старалась думать о прекрасном, нарочно забывая все подробности. Ведь если хранить в памяти всех убитых чудовищ, можно быстро сойти с ума. И неспроста. За уродливым лицом каждой убитой нежити Мелания видела живого человека. Иногда ей казалось, что, если всмотреться в налитые кровью глаза очередного голодного мертвеца, можно увидеть обыкновенного мужчину или женщину. Увидеть улыбки, которые когда-то горели на их лицах, и слезы, текущие по щекам.

Такие мысли определенно были некромантке ни к чему.

А потому, выбросив из головы все лишнее, Мелания вышла за территорию поместья и спокойно побрела прочь по дороге. Вызывать такси она не стала, не хотела лишний раз тратить деньги. У нее в планах было добраться до ближайшего стационарного темного портала, переместиться с его помощью в город, а уже оттуда на каком-нибудь общественном банширабане[2] за пару медяков добраться до дома. Времени, конечно, дорога заняла бы немало, зато выгода очевидна.

Однако ее планам не суждено было осуществиться. Свернув с основной трассы на проселочную дорогу, которая должна была оказаться короче, быстрым шагом Мелания успела пройти километров пять, убеждая себя, что просто гуляет и наслаждается чистым воздухом, а вовсе не валится с ног от усталости в попытках сэкономить. А затем впереди замаячил чей-то некромобиль, припаркованный на обочине. И оттуда раздавались крики…

Как только Мелания поняла, что перед ней тот самый призрак, которого она якобы уничтожила буквально час назад, ей подурнело. Голова закружилась, а в глазах потемнело.

Чтобы расправиться со смертодевой, ей пришлось использовать практически весь свой магический резерв. Она призвала столько магии, сколько ни разу прежде не использовала. От колдовского возмущения воздух и земля дрожали так сильно, что фундамент особняка того богача, что ее нанял, дал небольшую, едва заметную трещину. Девушка ничего не сказала владельцу, заметив повреждение сумеречным зрением, а то еще, не дай гуль, сумму ущерба вычли бы из ее оплаты.

И вот теперь, после всех стараний, оказывается, что смертодева так и не упокоилась?..

– Да как это вообще возможно? – выдохнула некромантка, широко раскрыв огромные черные глаза. Подхватила полы темного плаща с фиолетовой вышивкой по краям и поспешила к некромобилю, на ходу формируя вокруг транспортного средства отпугивающий контур. На полноценный щит, которым обычно подстраховывались охотники, у нее просто не хватило бы сил. А контур – это то, до чего она когда-то давно дошла опытным путем.

Зачем использовать мощное заклятие, на создание и поддержание которого требуются время и магический резерв, если можно поставить простую обманку?

Сложив пальцы в девятый символ эшгенрейского, языка мертвых, Мелания призвала Тьму, что легким туманом витала на поле вокруг. Сумеречная магия послушно отозвалась, тут же сформировавшись в плотное кольцо иллюзии, а затем незаметно опустилась вокруг некромобиля с роженицей внутри.

Теперь призраки, мертвецы и колдуны, обладающие сумеречным зрением, могли видеть, что возле машины, застрявшей на дороге, будто бы горит опасное черное пламя. Простые же люди его не видели. Впрочем, на самом деле рядом с машиной и правда ничего не было. Лишь очень хорошая темная иллюзия, рассчитанная исключительно на отпугивание нежити.

И это было на руку Мелании.

– Что вы там делаете? – нахмурился мужчина, очевидно, замечая какие-то странные изменения вокруг. Он начал оглядываться по сторонам, а некромантка с беспокойством следила, как все сильнее шевелятся волосы у него на голове от усиливающегося ветра.

Смертодева была уже близко. Однако пока она не примет материальный облик, люди не увидят ее.

– Откуда этот ветер? – не понимал мужчина. – Не хватало еще простудить ребенка! О старые боги, у меня же нет в машине больше ни одного одеяла!

Мелания сморщилась, услышав упоминание старых богов. Оставалось надеяться, что мужчина бросил эти слова случайно, иначе ее беспокойство имело весомую причину. Этому семейству не стоило знать, что она некромантка.

Мужчина отвернулся от дороги и начал рыться в багажнике. Затем снова возвратился в салон и достал откуда-то большую теплую куртку. Приближающуюся смертодеву он так и не заметил.

– Держись, милая, мы сможем, сможем… – проговорил он негромко, не понимая, что настоящая беда наступает совсем не оттуда, откуда он думает.

В этот момент в его голосе так сильно смешался ужас с нежностью, что у Мелании защемило сердце.

вернуться

1

Шельмугричка – небольшая повозка для бедняков, запряженная одним шельмугром – мертвым конем, поднятым высшей некромантией. – Здесь и далее примеч. авт.

вернуться

2

Банширабан – дилижанс, в качестве тяги используется заточённая в кристалл банши.

2
{"b":"694165","o":1}