ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава I

Интуиция

– Таня, да что с тобой сегодня? Ты же у нас спец по алгебре, а сегодня элементарную задачу решить не можешь! Такое чувство, что ты сейчас вообще в другом месте…

Я отложила тетрадь в сторону и внимательно посмотрела на подругу. Таня сидела на самом краешке дивана, завернутая в яркий «леопардовый» плед, и грела руки о горячую кружку с чаем. В ее комнате было очень холодно. На улице – конец октября, а отопление в их коммуналке до сих пор не дали.

– Я очень боюсь за Рому!

– А что с ним случилось? – с тревогой спросила я подругу.

Рома – это брат Тани. Славный веселый парень, студент второго курса химфака. Вернее, он ей двоюродный брат: мама Тани, Валентина Сергеевна, усыновила его после смерти своей старшей сестры. Рома тогда учился во втором классе, а Таня была совсем маленькой, ей едва исполнился годик. Муж Валентины Сергеевны чужого ребенка воспитывать не захотел и ушел из семьи. С тех пор женщина растила детей одна, и друг другу они действительно были как родные брат и сестра. Втроем они жили в самой обычной коммунальной квартире в центре Петербурга.

– Знаешь, он в последнее время… как-то странно себя ведет, – с трудом подбирая слова, начала Таня.

– Что значит «странно»?

– Пропадает где-то после лекций… Возвращается поздно.

– Но он же взрослый парень! Мало ли, какие у него дела… Слушай, Тань, а может у него девушка появилась?

– Не знаю! Он ничего мне не рассказывает! – с обидой выпалила она. – Где был, чем занимался!

– Да, Танька, ну у тебя и характер! – улыбнулась я. – А ты не забыла, что он – твой старший брат, а не наоборот?

– Не забыла! Ну и что с того? Вообще, при чем здесь мой характер?

– При том, что это Рома должен тебя контролировать и требовать отчета: где ты была и с кем! – попыталась я вразумить подругу. – А ты хочешь, чтобы взрослый парень, студент, докладывал школьнице о своих делах!

Таня обиженно дернула плечом и надолго замолчала. Я повертела в руках тетрадку с нерешенной задачей, пару раз грустно вздохнула (завтра у нас двойная алгебра), и тут мой взгляд упал на окно… Пошел первый снег! Вскочив со скрипучего дивана, я подбежала к окну: снежинки, такие легкие и искрящиеся, медленно кружили в воздухе и падали на ковер из ярко-желтых кленовых листьев. Это было так красиво, что у меня даже в глазах защипало.

– У него откуда-то появились деньги…

– Что? – переспросила я, с трудом оторвавшись от окна.

– У Ромы откуда-то стали появляться деньги! – напряженно повторила Таня. – Он за последнюю неделю чего только не купил! Себе – куртку, маме – новый телефон!

Молодец какой, подумала я. Бедная Валентина Сергеевна пользовалась таким допотопным телефоном, хоть в музей сдавай. А что, настоящий раритет: огромный кнопочный кирпич, в одном месте заклеенный скотчем, чтобы крышка не отваливалась! Но вслух я, конечно, сказала другое:

– Тань, а что тебя в этом так пугает?

– Как что? Он же не объясняет, откуда эти деньги!

– Ну, наверное, он нашел хорошую подработку.

– Почему не рассказывает какую?

– Мало ли! – пожала я плечами. – Может просто из вредности! И вообще, почему бы тебе просто не поговорить с братом? Скажи, что волнуешься за него…

– Катя, я пыталась! Ты что, Ромку не знаешь? Он только отшучивается!

В этот момент в моем рюкзаке мелодично запел смартфон. Звонил Паша Паршин. Это мой самый лучший в мире друг. С Пашей мы познакомились три года назад. Мои родители тогда развелись, и мама решила «полностью изменить жизнь»: в один день уволилась с работы, сдала нашу квартиру и объявила, что завтра мы переезжаем в другой город!

Так я и оказалась в Петербурге. Было лето, очень жаркое, душное. Целыми днями я сидела совершенно одна, в чужой съемной квартире с окнами во двор-колодец! В Питере у нас не было ни друзей, ни родственников, а мама постоянно пропадала на своей новой работе. Как же грустно, как одиноко мне было тогда, словами не передать. И вот однажды я встретила во дворе Пашу. Мы с ним подружились сразу. Знаете, как это бывает: с кем-то в школе общаешься годами, и ничего, просто одноклассники. А с кем-то совершенно случайно столкнешься на улице, разболтаешься – и вы уже лучшие друзья! С Таней Заболоцкой мы ознакомились уже потом, в школе. Она замечательная девчонка, но всё равно, ближе Паши у меня друга нет. Так получилось.

– Ласточка, тут такое дело… – раздался в трубке его расстроенный голос.

Ласточка – это я. Так меня когда-то прозвал дедушка. Почему, уже и не помню…

– Что случилось?

– Да Ксюха опять простудилась… Врач только от нас ушла, сказала – минимум неделю на больничном!

Ксюша – младшая сестра Паши – в этом году пошла в первый класс.

– Может за лекарствами нужно сбегать? – сразу же предложила я.

– Спасибо, папа за ними уже пошёл. Но у него сегодня ночное дежурство, а оставить Ксюху одну я не могу – у неё температура высокая! Так что я, наверное, не смогу вечером с тобой встретиться…

– Жалко, конечно… – вздохнула я. – Ой, а ты к Тане на день рождения придешь?

– Постараюсь! В любом случае, завтра в школе увидимся!

– Конечно! Тогда до завтра! Ксюше – привет!

– До завтра… – грустно отозвался он.

Таня, прекрасно слышавшая наш разговор, вдруг уставилась в окно и с каким-то наигранным безразличием спросила:

– Паршин звонил?

– Да, мы с ним хотели в кафе пойти – отметить конец четверти! А у него сестренка опять заболела…

– Ясно… Очень жаль, – тихо проговорила она, правда, никакого сожаления в ее голосе я не почувствовала.

Сказать по правде, у Тани с Пашкой не самые лучшие отношения: они вроде как дружат, но только «через меня», а так почти не общаются. Даже в школе, если они перекинулись парой слов за день – уже неплохо. Порой мне казалось, что Таня ревнует меня к Пашке, как будто ей обидно, что мы с ним лучшие друзья, а она вроде как «третий лишний». Правда, на свой день рождения она пригласила и Пашу, и Диму Ярко. Это тоже наш одноклассник, они с Пашкой живут в соседних домах и дружат еще с детского сада. Да, завтра Тане исполняется тринадцать лет – она старше меня на целых семь месяцев! Я родилась в конце мая, так что в нашем классе я вообще самая младшая.

– Вернемся к алгебре? – нехотя предложила я.

Но тут раздались три отрывистых звонка. Это означало, что неизвестный гость пришёл именно к Тане – их коммуналку делили три семьи.

– Кто это, интересно? – нахмурилась моя подруга и вышла из комнаты.

Я побежала вслед за ней и чуть не навернулась – весь коридор был завален старыми коробками, чемоданами и каким-то тряпьем. Это были вещи соседки – Инессы Рудольфовны, она вечно несла в квартиру всякий хлам с помойки, но сделать ей замечание никто не решался. Слишком уж сварливой была старушка!

– Ромка? – удивленно воскликнула Таня, посмотрев в «глазок».

Она открыла дверь, и в квартиру вместе с морозным воздухом вихрем ворвался веселый смешливый парень.

– О, Катюха, привет! – прокричал он по дороге на кухню. – Что дверь так долго не открываете? А я, представляете, ключи где-то посеял!

Мы с Таней многозначительно переглянулись и медленно побрели за ним на кухню. Рома стоял у маленького столика, застеленного зеленой клетчатой скатертью, и жадно пил воду прямо из чайника.

– Ты из института? – строго спросила его Таня.

– Так точно, мэм! – со смехом ответил ей Ромка и чуть не подавился водой.

– Тебя покормить? – уже более мягким тоном предложила она.

– Нет, Танька, спасибо! Я тороплюсь!

– Куда?

– Вот жандарм у нас растет! Катя, как ты её терпишь? – подмигнул мне Ромка.

– Куда ты собрался?

– Послушай, сестрёнка, у взрослых мальчиков есть свои дела! И тебе знать о них совсем не обязательно! Учи уроки! – отрезал он и быстро вышел из кухни.

– Теперь ты видишь! – выразительно посмотрела на меня Таня. – Что за тайны у него появились?

– Не знаю… Может он просто задаётся? – шепотом ответила я подруге.

1
{"b":"694216","o":1}